ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Что тогда?
Например, любовь. Великое безумство. Если он, Кирилл, не способен на безумства, еще не значит, что все такие. Рыжая бестия, устроившая полчаса назад спектакль одного актера и одного же зрителя, наверняка пошла бы ради любви на любое сумасбродство.
Сделав такой вывод, Кирилл принялся мрачно размышлять, с чего он это взял. Причины должны идти впереди следствия. Так где причины?
А глаза — горячий шоколад? А волосы — пламя? А ладони — длинные, тонкие, нервные?
Это ли не причины подозревать в ней страстность, решительность и наивную веру в могущество любви?
Хватит, умоляюще обратился он неизвестно к кому.
Итак…
Может, хотели подставить Балашова? Заставили его подделать подпись, украсть печать, и теперь имеют на руках все доказательства его вины, и могут использовать этого козла в любых своих целях.
Очнись! Разуй глаза, идиот! Подставляют тебя, а не Балашова!
И деньги ни при чем! Больше всего в этой ситуации страдаешь ты! Конечно, тюрьма, как Балашову, тебе не грозит. Но репутация фирмы летит к чертям собачьим! Вспомни, ты уже думал об этом и перешагнул через эту мысль, словно слепенькая старушка в поисках очков, которые все время были у нее на лбу.
Ох, каков же болван! Права была рыжая, когда называла его дебилом. Дебил и есть.
Ты и твой «Русский дом» — их главная цель.
Ну, понял?
Окончательно он понял только тогда, когда раздался звонок Терехина. Пробираясь сквозь его запутанный рассказ, Кирилл выцепил самые главные детали, и понял все. Почти все. Потом выгнал Ольгу и понял еще немного.
Это бой без объявления войны. Бой за клиентов и рынок.
Значит, надо искать среди тех, кто есть на этом рынке. Список не такой уж длинный. Настоящих конкурентов у Кирилла было всего двое. И он позвонил обоим.
— Вы запишите для начальника вот что, — самым вежливым тоном говорил Кирилл девицам на ресепшене, и диктовал, будто по бумажке: — «Если вам понадобится Алексей Балашов, вы можете перезвонить в компанию „Русский дом“. Спросите Панина Кирилла Ивановича. Он вам поможет». Да, это все. Спасибо. Всего хорошего.
Конечно, это сильно смахивало на мальчишество. Ну и плевать! Может, потом он пожалеет, что тщательно не взвесил все «за» и «против». А сейчас от нетерпения и гнева чесались кулаки.
Права была бабушка — горячий и вспыльчивый!
Кто-то из этих двоих должен был отреагировать. Другой же, непричастный, просто не поймет о чем речь. Балашова не тронут, побоятся.
А Кирилл сейчас же поедет к нему, чтобы лично плюнуть в бородатую физиономию этого ублюдка.
Интересно, рыжая знала обо всем или ублюдок ей выдавал только крупицы информации?
Еще один вопрос очень беспокоил. Станет ли она носить мужу передачки, а?
И еще один — где все-таки он видел ее раньше?
И еще вот — сколько же ей лет на самом деле?
И как ее зовут, а?
Ну, и самое главное — почему ему так приспичило найти ответы на эти дурацкие вопросы?!
* * *
Допустим, сама она может в школу и не ходить. Потеряет работу, только и всего. Конечно, жалко и обидно, но — не смертельно. А как быть с Ташкой? Ребенок должен учиться, причем каждый день! Уж в этом-то Алена уверена на сто процентов. Пожалуй, это вообще единственная вещь, в которой она еще уверена. Все остальное вызывает сомнения, подозрения и опасения.
Какой ужас! Она совершенно сбрендила!
— Я ухожу, — решительно сказала Алена, проходя мимо кухни, где Юлька размышляла над бедами подруги.
— Куда?! Совсем ополоумела?
— Буду ждать их дома. Постараюсь объяснить, что к Лешкиным делам не имею никакого отношения и знать не знаю, где он сейчас. Ну невозможно же нам с Ташкой прятаться всю жизнь!
— А если они не поверят? — простонала Юлька.
— Придется поверить, — пожала плечами Алена.
И все. Удержать ее было немыслимо. Влад, правда, по Юлькиному наущению, попытался перехватить Алену во дворе и провести беседу. Беседы не получилось. Алена, использовав навыки недавней борьбы с Кириллом, вынырнула из крепких объятий Влада и была такова. Ташка решила, что взрослые свихнулись.
В общем-то, она была недалека от истины.
Дома Алена первым делом вооружилась молотком. И принялась ждать бандитов, подбадривая себя тем, что другого выхода все равно нет.
Вечером раздался звонок в дверь.
И хотя она ждала именно этого, дернулась так, что молоток выпал из рук.
Ну что ж. Она подняла его и на всякий случай прихватила еще и нож. Судя по всему, переговоры должны были пройти в теплой, дружественной обстановке.
За дверью обнаружился господин Панин, и Алена поняла, что на этот раз ей не убежать.
…Кирилл пришел извиняться. Во всяком случае, для себя он придумал именно эту причину. Потому как оказалось, что Ольга права, а он — полный дурак. Это стало очевидным после душеспасительной беседы с Балашовым, который с жалостливыми подробностями изложил историю своего грехопадения. Выяснилось, что рыжая бестия не принимала в ней никакого участия. Эта новость показалась Кириллу ошеломительной, и он, буквально не приходя в сознание, совершил очередную глупость: Балашов был отпущен на все четыре стороны с условием никогда больше не появляться в Пензе. Миша Терехин попытался было шефа вразумить, толковал что-то о показаниях и следствии, но Кирилл сделался добрым и снисходительным до такой степени, что плевать хотел на мелочи вроде суда.
Ему было стыдно и вместе с тем легко, и не хотелось думать о будущем и о последствиях, которые повлечет за собой отъезд Балашова. Думалось только о том, что рыжая обижена зря, и что, возможно, она не уедет вместе с мужем, раз у того имеется брюнетка с весьма легкомысленной наружностью.
Не уедет, и Кирилл тогда сможет извиниться.
По дороге он даже репетировал проникновенную речь.
Но увидев Алену с молотком в одной руке и с ножом в другой, не смог произнести даже вступления.
Все, на что он был сейчас способен, уложилось в междометия:
— Ой… Э… Ах… Ик…
Со своей стороны она внесла в беседу некоторое разнообразие, пробормотав нечто вроде:
— Угхм…
Содержательный диалог продолжался минуты две, потом они разом опомнились и одновременно воскликнули:
— Добрый вечер!
И еще минут пять глядели друг на друга с сомнением. А действительно, что ж тут доброго-то?
Алена думала, что он пришел ее убивать. Кирилл был такого же мнения о ней, косясь на колюще-режущие предметы в ее руках. Наконец, вспомнилось, что он — мужчина, что ему — тридцать шесть, что опыт общения с женщинами у него не так уж мал и что надо приступать к активным действиям.
Иначе он так и состарится на коврике возле ее двери.
— Разрешите войти, — утвердительно произнес он и оттеснил Алену в прихожую.
Она отерла пот со лба той рукой, в которой был молоток. А той, где нож, гостеприимно махнула в сторону вешалки.
— Раздевайтесь.
— Благодарю вас, — галантно поклонился Кирилл.
— Вы принесли мне мой шарф? — вдруг догадалась Алена.
Ведь убивать ее он не спешил. И орать вроде бы не собирался. Значит, заскочил на минутку вернуть забытый шарфик. Иначе — зачем?
Затем.
Были у нее мысли на этот счет, но она запихнула их глубоко-глубоко. В тот угол, где хранилось белое пальто, Эйфелева башня и ветер с набережной Сены.
— Шарф? — переспросил Кирилл с кривоватой улыбкой.
— Ну да. Эта такая длинная вязаная штука, которую обматывают вокруг шеи. Или на голову повязывают.
— Спасибо, — поблагодарил он за объяснение. Длинную вязаную штуку он не видел с тех пор, как выставил из кабинета Ольгу. Помнится, сестрица рвалась вернуть шарф владелице, а Кирилл все возмущался и грубил. Вот сволочь!
Сестра оказалась права, а он — болван! Как всегда. Сначала наорал, потом подумал. Сначала сделал, теперь пришел прощения просить.
Впрочем, ничего особенно страшного он и не сделал. Только теперь рыжая девица знает, что Кирилл Иванович Панин умеет орать, стучать кулаками и топать ногами, как стадо слонов в маразме.
Вряд ли эти его навыки произвели хорошее впечатление на веснушчатую барышню с глазами, круглыми, как орешки.
Ну и откуда снова чужие мысли в его голове, хотелось бы знать? Какие еще к черту «орешки»?! Пришел извиняться — извиняйся. Конечно, тебе стыдно. Конечно, ты виноват. Скажи это вслух и скатертью дорожка!
Барышня и так дрожит от страха.
Ну, зачем ты приперся-то? Говори уже!
Ох, если бы он знал…
Бабушка всегда называла девиц барышнями. Только с тех пор как Кирилл закончил школу, в его жизни барышень не встречалось. Были подружки. Были бизнесвумен. Были соплячки, возомнившие себя женщинами-вамп.
Барышень — не было.
— Так что, шарф принесли?
От страха и растерянности Алена запиналась, но смотрела вызывающе.
— Нет, не принес, — пробормотал Кирилл. — Я просто… извиниться пришел. Мне очень неловко.
Еще бы ему было ловко! Эта рыжая стоит тут, молотками размахивает, а он забыл, что подготовил целую извинительную речь, и только бормочет себе под нос что-то невнятное.
Коньячку надо было для храбрости, вот что.
В последний раз Кирилл принимал для храбрости в десятом классе, когда ходил с ребятами на местное кладбище девчонок пугать.
— Я не понимаю, — призналась Алена, — вы что, пришли, потому что вам неловко?
— Да. Я вел себя отвратительно. Орал на вас. Извините.
Детский сад, штаны на лямках. Еще упомяни, что никогда так больше не будешь! Мямля!
— Извиняю, — сказала Алена.
— Пожалуйста, уберите молоток, а? — вдруг попросил Кирилл. — И ножик тоже. Если вас не затруднит.
Она покосилась на оружие с удивлением, будто не узнавая.
— Конечно. Это я приготовила… не для вас, в общем. Проходите. Кофе будете?
— Буду.
Я пропала, подумала Алена. Сейчас нагрянут амбалы, а в кухне пьет кофе неизвестный мужик с синими глазами. То есть, известный, конечно, но она-то о нем ни черта не знает. Кроме того, что он громогласный и с припадками.
Несчастные бандиты!
Может, предупредить их?
Еще бы неплохо скорую вызвать. Лучше поздно, чем никогда. В голове, похоже, навеки обосновался театр абсурда.
— Как вас зовут? — затормозив в коридоре, обернулся к ней Кирилл.
— А… Алена.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики