ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Придумать в подробностях, ярко, сочно. И заснуть, устав от слез и фантазий. Одной.
— Ты из-за мужа переживаешь, да? — решилась спросить Ольга. — Я слышала, он что-то с Кириллом не поделил. А где он сейчас?
Алена пожала плечами.
— Извини. Это, конечно, не мое дело. Просто, может, помочь надо, я могу с Киром поговорить.
— Я с ним уже сама поговорила, — призналась, наконец, Алена, — он был здесь, до тебя.
Ольга удивилась несказанно, забросала вопросами, причитала, словно старушка, обнаружившая, что внук-шалопай умеет нормально себя вести, не сморкаться в пальцы, например, и даже говорить «добрый вечер» вместо пренебрежительного «здрсти».
— Вообще-то, Кирилл умеет ошибки признавать, — задумчиво пробормотала она, слегка утомившись, — но чтобы вот так прийти, извиняться, это на него не похоже. Скорее он бы прислал курьера с букетом да коробкой конфет.
— Но курьер бы не рассказал мне про мужа, — возразила Алена, — а Кирилл… Иванович пришел именно для этого. Я же не знала, что там произошло с Балашовым.
— А должна была?
— Да нет. Он вообще-то ушел от нас незадолго до этого. Я сейчас думаю, что ушел не просто так. Наверное, боялся нас подставить, понимаешь? А теперь уже обратно не вернешь. Ему нельзя было в городе оставаться. Опасно.
Ольга подумала, что в таком случае он мог бы позвать жену с собой. Не все ли равно где жить, если вместе? Наверное, это не ее дело. К тому же звучит, как фраза из романа. «За тобой на край света и все такое». Еще неизвестно, какие отношения были у Алены с мужем. Да и обручального кольца, кстати, у нее что-то не видно. Или сняла? Остался бы след.
— Ты шарф-то себе выбрала? — перебила Алена ее размышления.
А вот это был уже совсем другой разговор. Его следовало бы продумать тщательно, не с бухты-барахты. Все-таки Ольга деловая женщина.
Стоит ли сейчас заводить об этом речь? Когда у самой еще не полностью сложилась картинка, а только смутные перспективы маячат. Но с другой стороны времени в обрез.
— Ты мне, знаешь, что скажи, — с начальственными нотками в голове заговорила Ольга, — долго тебе приходится с ними возиться?
— С вязанием, ты имеешь в виду?
— Меня интересуют только шарфы. Сколько времени у тебя уходит на один? Ну, примерно…
— Ты научиться хочешь? — удивилась Алена. — Или что? На заказ что-нибудь связать?
Ольга глядела на нее серьезно.
— Именно. На заказ. Я сегодня заберу у тебя две штуки. Тот, салатовый, и шаль с помпонами. Пока просто прикинуть. Хорошо, что я с собой каталоги взяла, — добавила она горделиво, — как знала, что отдыхать не придется.
Алена хлопала глазами, ничего не понимая. Может, изъясняться загадочным образом — это отличительная черта семейства Паниных? Она постаралась шутливо намекнуть на это, но Ольга только рассмеялась.
— Не знаю, как у Паниных, я взяла другую фамилию, бабушкину. Так что, приятно познакомиться, Ольга Бабышева. Я — дизайнер.
Стало чуть-чуть понятней. Даже если фамилии у брата с сестрой разные, тяга к профессиям с европейскими названиями — одна.
Тот — риэлтор, эта — дизайнер. Час от часу не легче.
И причем тут Алена?
Ольга объяснила причем, но попросила пока не слишком обольщаться. Шарфы, конечно, у Алены классные, сказала она. И качество отменное, и узоры оригинальные, но нужно что-то еще. Изюминка. Однако, те два, которые она уже выбрала, могут участвовать в показе в первозданном виде. Над остальными придется еще поработать. Для новых тоже нужно будет придумать общую концепцию — Ольга так и сказала «концепцию»! — и отличительную черту. Практически бренд.
Слушала Алена невнимательно, обескураженная и сбитая с толку обилием профессиональных словечек и выражений.
Окончательно ее добило мимолетное упоминание о парижском доме моделей, куда Ольга уже несколько раз пыталась попасть со своими коллекциями и все никак не попадала.
— Может, в этом году получится, — нахмурилась Ольга, — у меня эта «осень-зима» удалась на все сто, без лишней скромности скажу. Правда, Париж — это тебе не Москва, там такой геморрой предстоит, жуть просто! Это у нас показы — вечный праздник, а в Европе люди работают. Как представлю, что девицы могут выкинуть, дурно становится! И Тимур не дай Бог как всегда с бумагами напортачит!
— Кто такой Тимур? — зачем-то поинтересовалась Алена.
— Палочка-выручалочка. В некоторых вопросах. А в остальном… Бабник! Ладно, давай не будем о грустном. Ты скажи, если все у нас сложится, у тебя со временем как?
Алена попила водички, после чего смогла более-менее внятно ответить, что времени у нее навалом. Ольга вздохнула.
— Ты же говорила, что в школе работаешь. На первых порах, может, совмещать и получится, а потом… Не люблю загадывать, — она тряхнула головой и посмотрела уверенно, — но у меня все обычно выходит, как планирую. Целеустремленная потому что. И очень скромная.
Алена хохотнула.
— Не веришь, — резюмировала Ольга, — и правильно делаешь. Скромность в нашем деле — не помощник. Значит, так. Ты подумай еще, а завтра давай мы с тобой встретимся, поговорим конкретно. Хорошо?
— Хорошо, — согласилась она, чувствуя себя Золушкой, чье умение вытирать пыль внезапно оценили.
Причем цена была явно завышенной. Как это объяснить, Алена не знала. И пришлось смириться, что иногда нелепые случайности очень похожи на чудеса.
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
— Ты посмотри, Кирюш, какая прелесть, — Ольга потрясла у него перед носом какой-то тряпкой.
Кирилл посмотрел.
Тряпка оказалась очередным шарфом, которыми уже был забит весь дом. Как забит он постоянными и бесконечными «Алена то, Алена се». Алена придумала совершенно сногсшибательную аппликацию. У Алены совершенно потрясающая дочка. Алена совершенно великолепно готовит.
Хотел бы он посмотреть на это, блин, совершенство, не выдержав однажды, заявил с ехидцей Кирилл.
Вот. Вот в чем дело. Вот почему он злится и места себе не находит.
Ему, действительно, хочется увидеть ее.
— Ну, как тебе? — горделиво спросила Ольга, все махая шарфиком перед его физиономией. — Правда, красотища?
— Да уж, — пробурчал он и уткнулся в бумаги.
Процесс шел своим ходом — очень медленно, но верно, и Кирилл должен был кое-что контролировать, кое-где корректировать, кое-кому напоминать о себе. У него неважно это получалось. То и дело приходилось брать себя за загривок и вытаскивать из мыслей про Алену в мысли про работу. Опыт барона Мюнхгаузена ему бы, пожалуй, сейчас не помешал. Слухи о незаконной сделке, конечно, просочились, но не в таком количестве, как он ожидал. Все прошло легче, будто по касательной.
Или ему было просто недосуг проникнуться сложностью ситуации?
Все время он тратил на то, чтобы заставить себя не думать о ней.
А когда не получалось — все-таки думал. И ничего эти думы не приносили, кроме ощущения полета. Только не вверх, а вниз — кубарем в пустоту. Потому что все заранее известно. Она не станет затевать с ним никаких романов и не будет считать его «бой-френдом». У нее так не получится.
А по-другому он не умеет.
Пару раз он был так на себя зол, что решался сменить направление. Хотя бы попробовать. Ну, вдруг, вдруг, уговаривал себя, удастся полететь вверх? И срывался из офиса, что-то врал ставшей чрезмерно активной Анжелике, избегал вопросительных взглядов сестры, и — покупал цветы, готовил никому не нужные речи, трясся от страха и презрения к самому себе, сидя в машине перед ее подъездом.
Нет. Не получалось.
«И никогда не получится, признай это и живи дальше. Бой-френдом случайных девиц и ухажером бизнес-вумен.
Все остальное — не для тебя. Ты не можешь — делиться, вникать, быть опорой, играть без правил, или по правилам, но чужим и неведомым. Даже нечего надеяться».
И вдруг Ольга пригласила ее на ужин.
— Если ты уйдешь к этой своей Афродите, я тебя зарежу! — пригрозила сестра, сообщив, что в воскресенье вечером Алена с дочерью придут к ним в гости.
— К Анжелике, — машинально уточнил Кирилл. Что ж. Гости так гости. Вполне невинно. В конце концов, она дружит с его сестрой, почему бы и нет?
Мало ему шарфов, раскиданных повсюду! Мало ему сестричкиных высказываний на тему «Ах, какая женщина, тебе б такую!»
— Ну, к Анжелике! Только она все равно дура! — яростно завопила Ольга, и он очнулся, — и если ты уйдешь, то…
— Успокойся. Никуда я не уйду.
— Да? — удивилась она, не ожидая такой быстрой капитуляции.
По правде сказать, Алене она сообщила, что он точно уйдет. Только после этого заявления та согласилась «посмотреть, как ты живешь». А то, говорит, неудобно отвлекать Кирилла Ивановича в его редкие минуты досуга.
Ну, конечно. А она-то, Ольга, дура дурой, с шорами на глазах. Ничего не вижу, ничего не слышу, изо всех сил делаю вид, что Кирилл Иванович в порядке, и Алену тоже заботит только его покой после многотрудного рабочего дня.
Ладно. Хотят поиграть в независимость, пусть играют.
Посмотрим, как они запоют, когда она сообщит свою суперновость. Если это то, что она думает, вряд ли они и дальше ваньку будут валять, узнав, что впереди — настоящая разлука.
Шикарно все сложилось. Один к одному.
Мысленно Ольга зааплодировала самой себе, доброй фее и злой судьбе в одном лице. Ладно, еще не время об этом. Осталось потерпеть чуть-чуть, и тогда… Или пан, или пропал. Или очередная ошибка, или полный триумф. Оркестр — туш, барабанщики — дробь, в небе — радуга дугой, и на счастливых лицах слезы от избытка чувств.
В конце концов, должно же хоть одному из них повезти. У нее никак не получается, так может брату удастся, а?
Впрочем, если он не перестанет строить из себя придурка, то ни черта не выйдет!
— Ты, правда, останешься? — недоверчиво переспросила она.
Столько времени Кирилл сам себя водил за нос, что очень странным выглядела его теперешняя покорность. С другой стороны, ни на какие уловки он просто не способен.
Значит, все-таки пан.
Или это вовсе не то, что она думает, и ему плевать на ужин, как на все остальное, не имеющее касательства к его драгоценной работе или к тюнингу его драгоценного джипа.
Будет видно. Еще немного, и будет видно, ошиблась она или на самом деле вовремя прикинулась феей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики