ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Мартин Ланг и гордился и одновременно выражал свою горечь.
— Пока не прошло пятьдесят лет с момента окончания войны, японское правительство неизменно избегало даже упоминания слов «принести извинения», — начал сетовать он еще до того, как были поданы закуски. — Еще больше понадобилось французам, чтобы признать, что их страна была причастна к высылке семидесяти пяти тысяч евреев. То, что натворили немцы, невозможно даже квалифицировать. Но по крайней мере мы как нация стараемся хотя бы осознать случившееся.
Ланг отметил, что побочным эффектом духовных исканий Германии явилась определенная напряженность в ее взаимоотношениях с Японией и Францией.
— По ним выходит, что, сознавшись в собственных зверствах, мы как бы нарушили некий преступный кодекс молчания, — пожаловался Ланг. — Теперь нам вменяют в вину малодушие и слабоволие в отстаивании своих убеждений.
— Вот затем и пришлось уронить атомную бомбу на японцев, чтобы те наконец уселись за стол мирных переговоров, — тихонько пробормотал Херберт.
Другой важной переменой, которую Худ наблюдал за последние годы, было растущее раздражение западных немцев к воссоединению с Восточной Германией. Эта проблема являлась личной Zahnschmerzen, или «зубной болью», Хаузена, как он вежливо ее назвал.
— Это другая страна, — жаловался замминистра. — Это все равно, как если бы Соединенные Штаты объединились с Мексикой. Восточные немцы — наши братья, но они уже впитали советскую культуру и советский образ жизни. Это беспомощные лентяи, которые считают, что мы перед ними в долгу за то, что их, видите ли, покинули в конце войны. Они тянут руки не за инструментами или дипломами, а только за деньгам. И когда молодые их не получают, они вступают в банды и творят насилие. Восток затягивает нашу страну в такую финансовую и духовную пропасть, выбираться из которой придется на протяжении десятилетий.
Худ был удивлен нескрываемой неприязнью политика, но что поразило его еще больше, так это открыто одобрительное похмыкивание официанта, проявившего во всем остальном отменную вышколенность.
Хаузен указал рукой в его сторону:
— Пятая часть каждой марки, которую он заработал, уходит на Восток, — пояснил он.
Во время пребывания в ресторане они не касались вопросов, связанных с региональным операционным центром. Это должно было произойти позднее, в гамбургском офисе Хаузена. Немцы считают, что, прежде чем начинать процесс обольщения партнера, необходимо поближе его узнать.
Незадолго до конца ланча у Хаузена заверещал его сотовый телефон. Он достал трубку из внутреннего кармана пиджака, извинился и полуотвернулся, чтобы ответить на звонок.
Блестевшие до этого глаза замминистра потускнели, а уголки тонких губ опустились. В трубку он сказал совсем немного.
Закончив разговор, Хаузен положил телефон на стол.
— Звонил мой помощник, — объяснил он, поочередно переводя взгляд с Ланга на Худа. — Совершено террористическое нападение на съемочную площадку в пригороде Ганновера. Четверо убитых, пропала американская девушка. Есть основания считать, что она была похищена.
— Съемки.., это был «Тирпиц»? — спросил Ланг, бледнея прямо на глазах.
Хаузен утвердительно кивнул. Чиновник был явно расстроен.
— Известно, кто это сделал? — поинтересовался Херберт.
— Об ответственности никто не заявлял, но стрельбу устроила женщина, — ответил ему Хаузен.
— Доринг, — сказал Ланг. Он посмотрел на Хаузена с Хербертом. — Это могла быть только Карин Доринг, лидер группировки «Фойер». Это одна из самых жестоких неонацистских группировок в Германии. — Его речь сделалась монотонной, в севшем голосе звучали грустные нотки. — Как раз то, о чем говорил Рихард. Эта женщина набирает молодых выходцев из восточных земель и сама же их натаскивает.
— Там была хоть какая-то охрана? — спросил Херберт.
— Да, — кивнул Хаузен, — один из убитых — охранник.
— С какой стати они напали на съемочную площадку? — удивился Худ.
— Это совместный американо-германский проект, — пояснил замминистра. — Достаточная причина для Доринг. Ей хотелось бы выдворить из Германии всех иностранцев. Вдобавок террористы угнали трейлер, доверху набитый фашистской атрибутикой. Оружие, форма, награды и тому подобное.
— Сентиментальные сволочи, — выругался Херберт.
— Вероятно так, — согласился Хаузен. — Но, возможно, им это понадобилось и для чего-то еще. Видите ли, господа, вот уже несколько лет у нас происходит отвратительное событие, называемое «днями хаоса».
— Я о них слышал, — вставил Херберт.
— Подозреваю, не из средств массовой информации, — сказал Хаузен. — Наши журналисты не хотят придавать этому событию широкую огласку.
— Что-то вроде приобщения к духу и мироощущениям нацистов, не так ли? — полюбопытствовал Столл.
— Черт возьми, нет же! — Херберт сердито посмотрел на коллегу. — И я не виню журналистов. Я слыхал о «днях хаоса» от друзей из Интерпола. Действительно мерзкое дело.
— Именно так, — согласился с ним Хаузен. Он посмотрел на Столла, затем обратился к Худу. — Группы боевиков со всей Германии и даже из-за рубежа устраивают сборище в Ганновере, в ста километрах отсюда. Проводят демонстрации, обмениваются своими больными идеями и литературой. Некоторые, включая группу Доринг, превратили в традицию нападения в эти дни как на символические, так и на стратегические объекты.
— По крайней мере разведка заставляет нас думать, что этим занимается группа Доринг, — вставил Ланг. — Действуют они стремительно и весьма осторожно.
— А правительство не разгоняет никого из участников «дней хаоса» из опасения, чтобы не создать образ «несчастных жертв».
— Да, действительно, в правительстве многие опасаются именно этого, — подтвердил Хаузен. — Они боятся все возрастающей гордости у добропорядочных немцев за то, что могла осуществить нация, заведенная и мобилизованная при Гитлере. Эти чиновники хотели бы отправить радикализм в небытие законными путями, но не избавляясь при этом собственно от самих экстремистов. В частности, во время «дней хаоса», когда столько противоречивых интересов открыто выплескиваются наружу, правительство тщательно вымеряет каждый свой шаг.
— А что вы мыслите себе сами? — поинтересовался Худ.
— Мне думается, мы должны делать и то и другое, — ответил Хаузен. — Давить их там, где они действуют в открытую, а затем с помощью законов вытравить тех, кто ползает по щелям.
— Считаете ли вы, что экспонаты понадобились Карин Доринг или кому-то там еще именно для «дней хаоса»? — спросил Херберт.
— Будучи розданы, эти вещи явились бы для тех, кто их получит, связующей нитью непосредственно с Рейхом, — сказал Хаузен, как бы размышляя вслух. — Только представьте, каким побуждающим мотивом это стало бы для любого и каждого из них.
— Побуждающим к чему? — уточнил Херберт. — К новым нападениям?
— К ним или к верности своему лидеру в течение еще одного года, — ответил Хаузен. — Для семидесяти-восьмидесяти группировок, рыскающих в поисках новых членов, лояльность — немаловажное дело.
— А может быть, ворам удастся завоевать расположение тех, кто прочитает об этом в газетах, — добавил Ланг. — Тех мужчин и женщин, которые, как уже говорил Рихард, втайне по-прежнему преклоняются перед Гитлером.
— Что известно про американскую девушку? — задал вопрос Херберт.
— Она стажировалась на съемках фильма, — ответил заместитель министра. — Последний раз ее видели внутри трейлера. Полиция считает, что ее могли захватить вместе с угнанной машиной.
Херберт посмотрел на Худа, и тот, какое-то время подумав, кивнул в ответ.
— Простите, — извинился Херберт перед присутствующими. Откатившись от стола, он прихлопнул ладонью подлокотник кресла, в который был встроен телефон. — Я хотел бы найти себе укромный уголок, чтобы сделать несколько звонков. Возможно, нам удастся кое-что добавить в общий котел разведданных.
Ланг привстал и поблагодарил его, а затем еще раз извинился. Херберт в свою очередь заверил немца, что тому извиняться не за что.
— Я потерял жену и ноги из-за террористов в Бейруте, — объяснил он. — Каждый раз, когда они высовывают свои мерзкие рожи, у меня появляется шанс покончить еще с несколькими из них. — Он бросил взгляд на замминистра. — Все эти ублюдки — моя зубная боль, герр Хаузен, и живу я для того, чтобы избавиться от этой боли.
Херберт развернул кресло-каталку и покатил между столами. После того как американец удалился, Хаузен присел и постарался собраться с мыслями. Худ наблюдал за чиновником. Лиз была права — что-то тут присутствовало еще.
— Мы ведем эту борьбу вот уже больше пятидесяти лет, — с мрачным видом заговорил Хаузен. — Можно сделать прививку от болезни или найти укрытие от непогоды, а вот как защититься от этого? Как нам бороться с людской злобой? И она все ширится и ширится, герр Худ. С каждым годом становится все больше группировок, куда приходит все больше членов. Да поможет нам Бог, если они когда-либо объединятся.
— Мой заместитель в Оперативном центре как-то заметил, что бороться с идеологией следует с помощью иной, более привлекательной идеологии. Мне хотелось бы верить, что это так. Если же нет, — Худ указал большим пальцем в сторону Херберта, выкатившегося на помост, нависавший над рекой, — то для этого существуем мы с моим начальником разведки. И мы их достанем.
— Они очень умело прячутся, — возразил Хаузен, — исключительно хорошо вооружены, и к ним совершенно невозможно внедриться, потому что они принимают в новые члены только очень молодых ребят. Нам редко становилось известно об их планах заранее.
— Только до сих пор, — заметил Мэтт.
— Что вы имеете ввиду, герр Столл? — спросил его Ланг.
— Обратили внимание на сумку, которую я оставил в машине? Хаузен с Лангом одновременно кивнули. Столл хитро улыбнулся.
— Если нам удастся объединить усилия и договориться о нашем региональном операционном центре, мы сможем выгрести из хлебницы кучу заплесневелых кусков.
Глава 9
Четверг, 11 часов 42 минуты, Вунсторф, Германия
Услышав крики снаружи, Джоди Томпсон, которая все еще находилась в фургоне, подумала, что это зовут ее — все тот же Холлис Арленна.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики