ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Компании, первыми застолбившие патенты на важную технологию или компьютерное обеспечение, могли бы стать следующими «Эппл компьютерз» или «Майкрософт».
Стороны уже договаривались о расходах на создание регионального оперативного центра, как вдруг по всему зданию раздался громкий удар колокола.
От неожиданности американцы едва не подскочили. Ланг успокаивающе положил ладонь на руку Худа.
— Простите, мне надо было вас предупредить, — извинился промышленник. — Это наши цифровые «башенные часы». Они бьют в десять, в двенадцать и в пятнадцать часов и подают сигнал на перерыв.
— Мило, — признал Худ, пытаясь унять сердцебиение.
— Нам кажется, это придает приятный дух старины, — пояснил Ланг. — Колокол звонит одновременно во всех наших филиалах по всей Германии, чтобы создать у людей ощущение единства. Между предприятиями установлена оптиковолоконная связь.
— Понятно, — сказал Столл. — Значит, это и есть ваш маленький «квазимодем»: звон колокола.
При этих словах Худ нахмурился.
После переговоров и получасовой езды обратно до Гамбурга Худ и Столл вместе с Лангом проехали дальше на северо-восток и через пять километров оказались в современном районе, получившем название Сити-Норд. Почти эллиптической формы окружное шоссе «Уберзее-ринг» обегало более двадцати общественных и частных административных зданий. В этих элегантных конструкциях размещалось множество самых разных учреждений и заведений: от Гамбургской электрической компании и международных компьютерных фирм до магазинов, ресторанов и отелей. Ежедневно по будням сюда устремлялось и на работу и на отдых более двадцати тысяч человек.
Когда они прибыли, вышколенный помощник Рихарда Хаузена по имени Райнер проводил их прямо в кабинет заместителя министра. Столл на секунду задержался в приемной, чтобы взглянуть на забранный в рамку стереоснимок, висевший на стене.
— Дирижеры оркестров, — заметил Столл. — Занятно. Никогда такого не видел.
— Это моя личная задумка, — гордо сообщил Райнер.
Офис Хаузена в Гамбурге располагался на верхнем этаже комплекса в юго-восточном секторе, на краю Штадт-парка, раскинувшегося на ста восьмидесяти гектарах. Войдя в кабинет, они застали хозяина говорящим по телефону. Столл присел, чтобы взглянуть на компьютерный комплекс Хаузена. Ланг присоединился к нему, наблюдая через его плечо. Худ тем временем подошел к огромному обзорному окну. Внизу в золотистом свете второй половины дня отчетливо виднелись спортивные площадки, бассейн, открытый театр и знаменитый орнитологический центр.
Насколько Худ мог судить по внешнему виду, Хаузен опять стал самим собой — сильным и уверенным в себе мужчиной.
Что бы там ни стряслось раньше, с этим либо уже разобрались, либо на время отложили.
Мне бы так уметь, невесело подумал Худ. В своем кабинете он еще мог как-то справиться с болью. Он отстранялся от смерти Чарли, потому что должен был оставаться сильным в глазах подчиненных. Когда Роджерс сообщил о расистской игре, обнаруженной в компьютере Билли Скуайрза, ему стало не по себе, хотя в свое время в Лос-Анджелесе ему пришлось столкнуться с такими проявлениями расизма, что его уже трудно было чем-либо потрясти.
Со всем этим он как-нибудь уж справится, а вот ощущения от встречи в холле отеля так и не отпускали. Все его размышления о Шарон, Энн Фаррис и верности оставались не более чем размышлениями. Слова и домыслы.
Со смертью Скуайрза он смирился уже через несколько недель. А вот она оставалась в нем и по прошествии более чем двадцати лет. Он поражался собственным растерянности, тревоге, тому почти паническому состоянию, в котором разговаривал со швейцаром.
Боже, подумал он, как бы хотелось от нее избавиться. Но это никак не получалось. Сейчас, как и на протяжении всех этих лет, как бы он ни старался, все кончалось тем, что он испытывал ненависть к себе. Сейчас, как и тогда, получалось, что каким-то образом предал их он сам.
Хотя ты никогда не будешь знать этого наверняка, сказал он себе. И сознавать это было почти так же невыносимо, как и то, что случилось. Он не мог себе сказать, из-за чего все так произошло.
С отсутствующим видом он провел рукой поверх внутреннего кармана своего спортивного пиджака. Кармана, где лежало портмоне. В нем хранились билеты. Билеты с воспоминаниями.
Глядя в окно на парк, Худ спрашивал себя, а что бы он сделал, если бы это действительно оказалась она? Поинтересовался бы:
«Как ты жила? Ты счастлива? Да, и между прочим, дорогая, почему ты просто не всадила мне пулю в сердце, чтобы сразу меня прикончить?»
— Красивый вид, не правда ли? — услышал он за спиной голос Хаузена.
Худ с трудом вернулся к реальности.
— Потрясающий вид. А у меня в кабинете нет даже окна...
— Мы с вами занимаемся разными вещами, герр Худ. — Хаузен улыбнулся. — Мне необходимо видеть людей, которым я служу. Мне нужно видеть, как молодые пары толкают перед собой детские коляски. Мне нужно видеть, как, держась за руки, разгуливают пожилые пары. Мне нужно видеть, как резвятся дети...
— Я завидую вам, — признался Худ. — Мне приходится целыми днями пялиться на компьютерные изображения географических карт и оценивать преимущества кассетных боеголовок по сравнению с системами вооружений контейнерного типа.
— Ваше дело — искоренять коррупцию и тиранию. Мое же дело... — Хаузен примолк и, сделав движение рукой, как бы извлек следующую фразу из воздуха. — Мое же дело, — повторил он, — является противоположностью вашего. Я стараюсь способствовать духовному росту и сотрудничеству.
— Соедини нас воедино — и получился бы истинный библейский патриарх...
— Вы имеете в виду судья, — оживился Хаузен.
— Простите? — не понял Худ.
— Судья, — повторил Хаузен. — Извините, я не собирался вас поправлять. Просто Библия — мое хобби. Увлечение еще с тех пор, когда я учился в католическом интернате. И особенно мне нравится Ветхий Завет. Вы знакомы с историей судей?
Худу пришлось признаться, что нет. Он полагал, что те судьи мало чем отличались от современных, но не стал произносить этого вслух. Когда он был мэром Лос-Анджелеса, на стене его кабинета висела табличка со словами: «Если сомневаешься, заткнись». Это правило служило ему верой и правдой на протяжении всей его карьеры.
— Судьи были выходцами из иудейских племен, они становились героями. Их можно назвать случайными правителями, потому что они никак не были связаны с предшествующими лидерами. Но как только они начинали властвовать, их наделяли моральным правом улаживать любые споры.
Хаузен снова глянул в окно. Оживление его слегка погасло. Худ обнаружил, что всерьез заинтригован этим человеком, который ненавидел неонацистов, знал иудейскую историю и, похоже, как сказал бы герой старого фильма про привидения в исполнении Гэри Мура. «имел свой секрет».
— В юности, герр Худ, у меня был период, когда я верил, что такой судья является высшей и самой правильной формой лидерства. Я даже считал, что это известно Гитлеру. Он был судьей. Возможно, это у него от Бога.
— Вы считали, что, убивая людей и развязав войну, Гитлер творит Божий промысел? — Худ не отрываясь смотрел на Хаузена.
— Судьи убили много людей и развязали не одну войну. Вы должны учесть, герр Худ, что Гитлер поднял нас из развалин после поражения в Первой мировой, помог покончить с депрессией, вернул обратно земли, которые многие немцы считали по праву своими, и напал на те народы, которых недолюбливали в стране многие немцы. Как вы думаете, почему неонацизм обретает силу сегодня? Да потому, что многие немцы по-прежнему верят, что Гитлер был прав.
— Однако сегодня вы боретесь с этими людьми. Что заставило вас понять, что Гитлер ошибался? — спросил Худ.
— Я не хотел бы показаться невежливым, герр Худ, — невесело и с усилием заговорил Хаузен, — но об этом я не беседовал еще ни с одним человеком. Тем более мне не хотелось бы взваливать этот груз на нового друга.
— Отчего же? — качнул головой Худ. — Новые друзья раскрывают новые перспективы.
— Только не здесь, — с нажимом ответил Хаузен. Заместитель министра прикрыл веки, и Худ мог с уверенностью сказать, что сейчас тот не видит ни парка, ни гуляющих по нему людей. Он находился где-то и с чем-то, что его угнетало. Худ знал, что Хаузен ошибается. Из них, взятых вместе, не вышло бы ни патриарха, ни судьи. Вместе они были парой мужиков, которых преследовали события многолетней давности.
— Однако поскольку вы человек, способный посочувствовать, я поделюсь с вами одной своей мыслью, — сказал Хаузен.
— Остыньте, болельщики, — послышался за их спинами голос Столла. — Что тут у нас происходит?
Худ отвернулся от окна. Хаузен придержал его за плечо, не дав приблизиться к Столлу.
— В послании От Иакова, глава вторая, строфа десять, сказано: «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем». — Хаузен убрал руку с плеча Худа. — Я верю в Библию, и в это утверждение я верю прежде всего.
— Господа... meine Herren, — позвал их Столл. — Подойдите, пожалуйста, сюда.
Хаузен стал еще более интересен Худу, но директор Оперативного центра распознал знакомые тревожные нотки в голосе Столла, указывавшие на то, что что-то не так. И тут он увидел, что Ланг прикрыл себе рот ладонью, как если бы только что стал свидетелем автокатастрофы.
Худ ободряюще хлопнул по плечу стоически державшегося Хаузена и поспешил к компьютеру.
Глава 25
Четверг, 9 часов 50 минут, Вашингтон, федеральный округ Колумбия
— Спасибо, генерал. Я вам искренне благодарен. Но моим ответом будет «нет».
Роджерс сидел в своем кабинете, откинувшись на спинку кресла. Он очень хорошо чувствовал, что голос на другом конце защищенной линии действительно был вполне искренним. Ему также было известно, что, коль скоро владелец этого сильного голоса что-то заявлял, то он крайне редко брал свои слова обратно. И таков был Бретт Огаст еще с шестилетнего возраста.
Однако Роджерс был тоже искренен — искренен в своем желании заполучить полковника в отряд «Страйкер» А генерал был не из тех, кто легко отступает, особенно если ему известны как сильные, так и слабые стороны объекта.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики