науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Их многое разделяло, кроме стола, но было и общее — оба были бессмертны, оба были ронинами. Предателями, если не смягчать красок. Край, возможно, и не предполагал о последней ипостаси советника Гора, но Гору достаточно было собственного знания.
— С чем пришел, инспектор?
— Я уже не инспектор, — напомнил он, — а заместитель начальника следственного управления Администрации в ранге советника.
— Я ждал от тебя большего, — сказал Край. — Ну так о чем пойдет речь?
— Вот. — Гор провел по торцу папки ладонью, деактивировав пиропатрон, — ознакомься для начала.
Край открыл папку, мимоходом хмыкнув на ее внешний вид, отдававший средневековьем, кинул взгляд на Гора:
— Слышал, что вы в своей псарне в таких храните особо секретную информацию?
— Это мой личный архив. Такого больше нигде нет. Ты читай.
Дик опустил глаза и заиграл скулами: первым листом шел отчет о гибели Нечаевой Александры, его бывшей напарницы. Прилагалась и фотография — прямые черные волосы, чуть раскосые глаза…
Край не шевелился, советнику даже на миг показалось, что он перестал дышать, словно само время застыло, а листы и диаграммы просто живут отдельной жизнью в своей, замкнутой в папке Вселенной.
Дик провел рукой по лицу и пролистал дальше: скрупулезно подобранные материалы по похищению первого инфинитайзера он просмотрел мельком, остановился лишь на последней бумаге — это был подлинник приказа на ликвидацию Ричарда Края и Женевьевы Александер, заверенный собственной подписью господина Президента. Сбоку наискосок шел штамп “Исполнено” с личной подписью уже самого Гора. Следующим был рукописный доклад Гора о проведении акции…
— Значит, я теперь официальный покойник? — спросил Край, закрывая папку. — Ну и что из этого следует?
— А ты не понимаешь?
Время и долг требовали как можно скорейшего решения задачи, а ионный душ для совести до сих пор не изобрели.
— Да нет, понимаю. Первый и последний документы — прямая аналогия. Саша была моим должником и пошла на смерть. Теперь моя очередь отдавать долги — тебе. Ты бьешь козырями, советник. Грамотно сыграл на эмоциях, на моей давней любви, которую я сначала спас, а потом подставил за должок. — Край казался невозмутимым. — Так? У тебя либо хорошие аналитики, либо ты сам умен не в меру, советник.
Гор заметил эту лазейку: Край как бы давал ему возможность оправдаться. Просто свали на аналитиков и все. Но он ею не воспользовался:
— Сам. Ты можешь отказаться.
— Отказаться? Я твой должник, советник, — усмехнулся ронин. — Только не возьму в толк, чего ты от меня хочешь? Чтобы я убрал Президента?
— Нет. Мне нужна информация. Про инфинитайзер.
Край неожиданно ухмыльнулся, Гор ждал от него совсем другой реакции.
— А ведь ты тоже ронин, советник! Поздравляю. Давно, еще с нашей первой встречи думал о том, что мы с тобой чем-то неуловимо похожи, вроде как братья. Несмотря ни на что. Пожалуй, с братом можно и поговорить…
Он встал и прошел в угол рубки, где поблескивал хромом бар-холодильник и синтезатор.
Гор почувствовал, что с его плеч рушится огромная тяжесть. Братья! Да, это слово объясняет все. Слово, которое он сам никак не решался употребить. И вот этот преступник, дичь, номинальный мертвец оказался связанным с ним прочнейшими узами. Братья! Черт возьми, теперь задача упрощалась, но вот жить, наверное, станет куда сложней.
— Послушай, Край…
— Вот что, давай-ка попробуем обойтись без официальщины. Зови меня Дик. — Ронин протянул ему стакан, звякнули кубики льда. — А я буду звать тебя Алекс. Как тебе такой расклад, советник?
— Алекс? — Гор повертел в пальцах рюмку. — Что ж, Алекс — это подходит. Твое здоровье, Дик.
* * *
Странно. Я назвал его братом, и мне стало легче дышать. Даже после того, как он использовал мою память, ковырнул мою совесть, напомнив про Сашу. Нет, я не погорячился. Просто так паскудно судьба разбросала свои картишки, что мы с ним связаны одной веревочкой. Навсегда. А если учесть наше особое состояние, то и навечно.
— Информации у меня нет. Я снял все, что было на сервере. Там о происхождении прибора ничего, ни единого байта. Твои орлы навалились тогда, будто угорелые. Не было времени что-то восстанавливать. Возможно, ее прихватил Грабер. Надо искать его.
— Понятно. И второе. Мне нужен аналитик. Неподконтрольный. Мои люди все на кодах, всех просвечивают почти круглосуточно. Стоит мне сделать неверный ход, как обо всем вмиг пронюхают. Я хочу, чтобы моим аналитиком стал ты.
Я отхлебнул вино. Советник Гор, преданный пес Администрации, начал свою игру? Это интересно.
— Возможно. Только я не в восторге от перспективы пахать на твоего разлюбезного Президента. А после этой папочки и подавно.
— Понимаю. Это нужно не Президенту. Мне. Одиннадцать часов назад на меня покушались. Вернее, пугнули, применив довольно нестандартный способ. Материалы я тебе подкину, посмотришь. Они знали о моем бессмертии. — Советник пригубил вино. Поморщился. — Слушай, Дик, у тебя найдется нормальная водка?
Я кивнул и отправился к бару, хотя вполне мог набрать заказ. Но мне необходимо было кое-что обдумать: неужели советник еще не в курсе, что мы с ним, а заодно и наш дорогой Президент — без пяти минут мутанты? Или он решил скрыть сей вдохновляющий факт, желая просто использовать меня в своих целях? В любом случае мне предстоит его обрадовать.
— Ну так что скажешь? — спросил он, принимая от меня налитый на четверть стакан.
— Подожди, советник. Похоже, у меня для тебя тоже есть новость.
— Какая? — насторожился Гор.
— Инфинитайзер — троянский конь, а мы с тобой — мутанты, Алекс. И наш всенародно любимый Президент — тоже. Вернее сказать, мы находимся на полпути к мутации и пока непонятно, долго ли нам еще оставаться людьми.
Гор помолчал, затем спросил глухо:
— Откуда дровишки?
— Моя подруга, небезызвестная тебе Женевьева, занималась в последнее время этим исследованием. Кстати, ваши ученые уже должны были прийти к тем же выводам, если они не глупее паровоза.
Гор покачал головой и медленно проговорил:
— У нас этим занимается Государственный Центр Проблем Долгожительства, ГЦПД. Уровень секретности таков, что не допущен ни я, ни, насколько мне известно, вообще кто-либо из Администрации. Только сам Президент, но и он, похоже… — Гор немного поразмыслил, затем сказал твердо, лишь с прорвавшейся толикой удивления: — Думаю, что и он пребывает в неведении…
На этом занимательном моменте наша беседа была неожиданно прервана.
Дверь прихожей бесшумно ушла в сторону, и на пороге нарисовалась бледная Жен в светло-сером рабочем комбинезоне. Ее голубые глаза почернели, как небеса перед бурей, набитые молниями, руки прятались за спиной — неспроста, надо думать. Она остановилась перед нами, широко расставив ноги. Я отлично знал, что, если Жен принимает такую стойку, сдвинуть ее с намеченной позиции можно разве что проходческим бульдозером. Она обежала гостиную быстрым взглядом, прищурилась, как снайпер, на бокалы, потом впилась глазами в советника и произнесла сладким голосом:
— Ага. Выпиваете.
— Жен, — сказал я жестко, — мы же обо всем договорились. Возвращайся домой.
Но она уже выволокла из-за спины мощный “Страйк”, добытый, без сомнения, из моего арсенала. Излишне говорить, в кого оказалось направлено дуло оружия, которое она держала теперь перед собой двумя руками.
Хм, ситуация, похоже, грозит выйти из-под контроля.
Я было поднял примиряюще ладонь, но Жен не дала мне слова:
— Убирайся отсюда, паршивый пес! — велела она советнику. Голос звенел на высокой ноте, но я уловил в нем отголосок похоронного колокола. Следовало срочно что-то предпринять.
— Жен, послушай…
— Не желаю ничего слушать! Считаю до пяти и разнесу его медную башку. А если он и после не уберется, я распылю эту мразь и спущу в канализацию. Раз…
Не думаю, что с Гором кто-нибудь когда-нибудь осмеливался так разговаривать. Но он невозмутимо помалкивал, словно монумент, которому наплевать, что его вот-вот распылят. Тактика была самая правильная: сейчас Жен могла нажать на курок просто из принципа.
— Два!
Я встал, сделал два шага, оказавшись между “Страйком” и советником.
— Стой! — приказала она. — Не подходи ближе!
На самом деле я мог бы сейчас броситься и обезоружить ее. Просто не хотелось, чтобы между нами дошло до этого.
— Жен, не станешь же ты стрелять в меня, — проговорил я спокойно, в чуть монотонном ключе, припоминая уроки Клавдия. Поведение в экстремальных ситуациях было на Аламуте обязательным курсом.
— Отойди, Дик!
Это не было истерикой. Значит, есть шанс договориться. Хотя, уповая на бессмертие…
— Три!
— Ты знаешь, что мы с тобой были приговорены Президентом? А Гор нас спас.
Ох, женщины! Оказалось, она еще способна воспринимать слова!
— Да? И от кислоты тоже он меня спас? Четыре.
Так, теперь главное зацепиться языками:
— Ты-то должна понимать, что он был под кодировкой. Этот наследничек всех зомбировал. Ты же знаешь, как Грязный Гарри рвался к инфинитайзеру. И потом, все же обошлось. Ну будь умницей, Жен, хотя бы послушай, что я тебе скажу. И опусти, пожалуйста, пушку. Неровен час, выстрелишь.
— Могу, — уже мягче признала Жен, но счет не продолжила.
— Не стоит! — отсоветовал я, увидев, как сжимаются ее губы.
Я загораживал собой советника наверняка не полностью, и, когда Жен нахмурилась, половчее перехватив пальцами рукоять лучевика, мне показалось, что она выцеливает какую-то часть его тела, виднеющуюся из-за меня. Я обернулся. Советник Гор — для меня уже просто Алекс — поднялся из кресла и совершил перед Жен неожиданно светский поклон. Выпрямившись, он произнес:
— Госпожа Александер, прошу вас простить меня за все причиненное вам зло. Готов понести любое наказание.
Вот тебе и раз! Я тут распинаюсь, а он — глядите-ка, держится, словно на ежегодном кремлевском балу. Ладно. Теперь последний штрих, и можно надеяться на некоторое урегулирование.
— Ну что же, пальни в него из лучевика, да и дело с концом, — предложил я. Ее прекрасные глаза стали еще прекраснее и больше раза в два, так удивилась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики