науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Набрав нужный код. я прошел через турникет в открывшуюся слева портальную камеру. Новый допуск не вызвал нареканий. Перенесясь порталом, я безо всяких задержек был допущен в просторный холл.
Здесь было что-то вроде развязки: помещение со множеством дверей — как портальных, так и ведущих в коридоры уровня. Мимо шныряли с озабоченным видом сотрудники в салатовом облачении, а в центре зала находилась круглая стойка с двумя операторами. Над ними наподобие люстры висела гроздь парализаторов, контролирующих окружающие двери.
Один из дежурных вперился в меня вопросительным взглядом. Этот тоже был из люксов, что меня уже не так удивило, а скорее порадовало: нет в них той внутренней настороженности, которая заложена в парии на уровне инстинкта. Да и реакция, мягко говоря, слабовата.
— Вы к кому? — строго спросил он.
— Я по вызову. Вас должны были предупредить, — ответил я, подавая ему карточку. Он потянулся за ней, но так и не успел коснуться: я выстрелил из карандаша, зажатого в той же ладони. Прямо ему в сердце.
Окружающие вряд ли что-нибудь заметили: просто на груди дежурного образовалась черная дырочка, и он склонился над стойкой. А вот охранная система не могла обойти вниманием несанкционированный выброс энергии, но среагировала поздновато: когда сверху ударил импульс, в том месте меня уже не было.
Я перекатился через стол и оказался в непростреливаемой зоне. Кстати, в перекате уложил и второго люкса, только-только начавшего оборачиваться. Сунул свою карту в компьютер, спихнул первого под стол. Потом вскочил на его кресло и, прочертив над головами сотрудников “солнечный круг”, заорал:
— Всем на пол!!!
Салатовые фигуры повалились, как снопы, словно я их не просто пугнул, а произвел массовый расстрел. Может быть, и стоило. Но я не коновал, к тому же я пока не был стопроцентно уверен в их виновности.
Пока я сверял по компьютеру дальнейший маршрут, парализаторы над моей головой не дремали: руководствуясь новыми инструкциями, выданными моей каплей, они успокаивали нервных, а вновь прибывших укладывали с ними рядышком.
Я уже забрал ксиву и собирался идти дальше, как вдруг заметил шевеление под столом.
Дежурный, застреленный мною в сердце, ожил! Скорчившись там, в глубине, он набирал что-то на ручном коминсе.
Стало быть, здесь, в очаге аспида, притаилось еще и бессмертие?.. Такого я не ожидал. Однако должен был предвидеть.
Пришлось убить его еще раз, а заодно и второго, притворявшегося мертвым (не хватало, чтобы он послал мне вдогонку импульс). Здесь меня больше ничто не задерживало. Перепрыгивая через сотрудников, лежавших без движения, словно овощи на грядке, я направился к порталу с мыслью о том, что в центре меня теперь, как пить дать, поджидают неприятности. И дело даже не в обессмерченном типе под столом; события и без того должны были всполошить все учреждение. Не зря же под конец новые любители огородной униформы перестали соваться в двери — поняли, что к чему, и, уж конечно, сообщили обо мне куда следует.
“Хорошо, что портал, а не лифт”, — злорадно подумал я, в мгновение ока переносясь по следующему адресу. К тому же, как я успел заметить, порталы здесь были односторонние — то есть лишенные возможности вернуть меня назад, к развязке, или переправить куда-либо еще. Меня, правда, могли задержать в самой портальной камере — если бы не капля. Сегодня наша с ней прогулка обещала куда большее веселье.
Я вставил карточку в приемник, шагнул в сторону и прижался в углу у двери, про себя отсчитывая секунды.
На счете “три” дверь распахнулась. И сразу камеру залило слепящим фейерверком импульсов, радующих глаз, но при этом уродующих стены дымящимися следами. Черная полоса пролегла у самого моего плеча, но я находился в мертвой зоне — странно, что именно так называют область, где при обстреле можно остаться в живых.
Тем временем я все продолжал считать.
После “шести” салют закончился — встречающие рассмотрели, что кабина пуста. Теперь им для профилактики следовало что-нибудь сюда кинуть — например, парализующую гранату. У меня, кстати, тоже имелись гранаты, но я пока не собирался ими пользоваться.
А они не уложились в счет.
“Семь”, — прошептал я и прислушался. Снаружи и впрямь было не все в порядке: там возникла суета, сопровождавшаяся звуками тяжких падений.
Тогда я высунулся и открыл огонь. При иных обстоятельствах никто бы мне, конечно, высунуться не дал. Но бойцов подстерегла измена: по ним внезапно дали залп два спаренных парализатора, висевшие под потолком. Возможно, что комитет по встрече (ежесекундно таявший в числе) и сбил бы предательские орудия, но тут очень своевременно из укрытия возник я и довершил разгром.
Когда последний враг упал, я покинул камеру, не забыв забрать ксиву с вернувшейся на нее каплей — это ее стараниями любой, кто держал в руках оружие, стал для охранной системы врагом, кроме, разумеется, меня, получившего теперь статус хозяина. Даже если павшие были обессмерчены и быстро очнутся, их мигом опять уложат, как заведомых злоумышленников.
Они были в защитных костюмах, но охранные парализаторы имеют повышенную мощность. Я заметил в руке у одного пистолет с широким раструбом — никак, сетемет! Вытащил его из сведенных пальцев и сунул к себе в карман — может, и пригодится. Для коллекции уж точно.
Здесь тоже имелся стол дежурного, загроможденный сейчас парой неподвижных тел. Отвалив их на пол, я сел за компьютер и вывел схему уровня, не обращая внимания на творящийся вокруг телопад: из расположенных с обеих сторон дверей то и дело выскакивали вооруженные граждане и тут же валились в общие кучи, сраженные моей бдительной охраной, притаившейся под потолком. Меня это почти не отвлекало.
Итак, мой путь лежал направо, потом всего-навсего до конца по коридору, там и будет нужная дверь. Очень хорошо. Туда я и направился, держа лучевик наготове: рановато было считать, что с сопротивлением покончено, хотя паломничество в двери к этому времени уже прекратилось.
Коридор оказался пуст. Я прошел его до конца и без особого труда открыл мощную преграду, снабженную карточной системой допуска. Впереди заметались, спасаясь бегством кто куда, салатовые тени. Я и не думал никого из них задерживать, тем более преследовать, пораженный обстановкой: обширный зал был сплошь заставлен инфинитайзерами, у стен тяжелые капсулы громоздились штабелями.
Я медленно пошел вперед, силясь охватить взглядом все эти саркофаги бессмертия, вожделенные целым миром, уже стоящим из-за них на грани самоуничтожения. Сколько бы ни сгинуло в нем поколений, каждое мечтало “зависнуть” навеки, не уступать Вселенную детям и внукам, а оставить себе навсегда. Через всю историю человечества прошел единственный, наверное, неутоленный спрос — на вечную жизнь. И впервые на него появилось предложение.
Сейчас я понял: ни правда о мутации, ни ликвидация этого гнезда — ничто не поможет. Открытие сделано и запущено в мир.
Безумия не остановить.
В это мгновение дверь, расположенная напротив, отворилась с тихим гулом.
Я от бедра поднял карандаш…
* * *
Доступ сработал, и портал ГЦПД выплюнул советника в небольшой зальчик, откуда вела одна-единственная дверь, прикрытая чем-то вроде стойки. За стойкой сидел человек в военной форме без знаков различия. Охранник? Гор огляделся, наткнулся взглядом на спаренный парализатор под потолком и больше ничего интересного не обнаружил. Тогда он направился к стойке.
Человек поднял голову. Странно… Гор ожидал увидеть парию-три при полной выкладке или даже — чем черт не шутит — какого-нибудь мутанта. А этот привратник был похож на заурядного люкса, каких отродясь не держали в охранниках.
— Вы к кому? — спросил странный привратник.
— Я советник Следственного Управления Администрации господина Вечного Президента, — откликнулся Гор, пока не зная, к кому следует обращаться со своим вопросом. — Моя фамилия Гор.
— Ваше удостоверение, пожалуйста.
Взяв карточку, охранник заложил ее в считыватель и стал ждать. Потом долго читал результаты запроса, зачем-то шевеля губами. “Малограмотный, что ли?” — Гор начал медленно злиться.
— Чем могу быть вам полезен, господин советник? — спросил сторожевой люкс. Нужда Гора в данном субъекте стремилась к нулю, потеря времени раздражала. Гор совладал с собой:
— Вы — ничем. Мне необходимо пройти на территорию Центра.
— Проходите, — кивнул привратник и нажал большую черную кнопку на столе.
“Так просто?” — приятно удивился Гор. Турникет распахнулся, он взял удостоверение и шагнул. Трель звонка заставила остановиться, ожидая чего угодно: ареста, выстрела в спину. Сработала сигнализация. Но отчего она сработала? “Детектор оружия? Но я же не вооружен!”
Он обернулся к стойке:
— В чем дело?
— Все в порядке, господин советник, — заверил охранник и умолк, не намереваясь, кажется, давать объяснений.
— Да? Ну хорошо. Я пошел.
— По коридору и направо, — получил Гор напоследок равнодушное напутствие.
Коридор он миновал в пять шагов и уперся в дверь. Сбоку имелось гнездо считывателя. Гор сунул удостоверение, после чего опять пришлось ждать, пока система убедится в его высоком допуске А1. Советник испытал очередной приступ раздражения. Наконец дверь ушла в стену — там оказался портал, переправивший его в небольшой зал, как две капли воды похожий на первый. Та же стойка и человек в форме без знаков различия…
Гор подумал, что он просто бродит по кругу. И здесь, и в расследовании. Он шагнул вперед, намереваясь на сей раз действовать решительно.
— Фамилия, звание, должность! — с напором отчеканил он привычным ледяным голосом, хотя внутри бушевала плазменная топка.
Привратник встал по всей форме, опустил руки по швам и четко отрапортовал:
— Петров. Служащий. Оператор.
Гор оглядел пустую стойку со считывателем, небольшим экраном и кнопкой. Единственной большой черной кнопкой. Обернулся — все тот же спаренный парализатор. Операторствовать здесь было решительно не над чем.
— Петров? Ага, а тот, первый был не иначе как Иванов… — Больше сказать было нечего — бред сумасшедшего.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики