науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

поняв, что на обратном пути ты им положишь уйму народа, тебя действительно усыпили в том кабинете и записали в мозгу дорогу назад, подключив твою собственную память о прежних акциях. Потом тебя подбросили в портал, лишь чуть-чуть не рассчитав момент пробуждения. У тебя, кстати, не было там галлюцинаций? Явления образов из прошлого, — он пристально смотрел мне в глаза, — это бывает, когда суют лапы в память…
— Были, — нехотя признался я, косо взглянув на Жен. Она уже перебралась за параллельный компьютер, чтобы разобраться там без помех в “своей” информации.
— Скинь-ка сразу и мне все это, — попросил Алекс, понимающе опуская расспросы.
“Черт возьми, — подумал я, — а ведь не одни прихлебам добираются у нас до высших государственных постов!” Что ни говори, а советник своим аналитическим умом способен был внушить восхищение.
— Тогда встает вопрос, кто это такие? — Я уже не сомневался, что он сейчас в два счета расщелкает и эту загадку. — Кто заинтересован в том, чтобы оклеветать в наших глазах Лосева и ГЦПД? Кому нужно запудривать нам с тобой мозги баснями про инопланетян и про их махинации с инфинитайзером? И главное — зачем?..
Я даже затаил дыхание в предвкушении исчерпывающих ответов, но тут выяснилось, что и Алекс всего лишь человек, а не аналитическая машина.
— Какой смысл гадать? — спросил он. — Когда у нас имеется возможность выяснить это простейшим способом, которого от нас никак не ожидают. Они представили У68 как вотчину ГЦПД. И, значит, уверены, что я уж точно туда не сунусь — ни под каким видом. А я вот возьму и сунусь. Причем официально. И не откладывая в долгий ящик.
С этими словами он поднялся:
— Отправлю-ка я туда своих молодцев, — заявил он с плотоядной улыбкой. — Прямо по твоим горячим следам!
* * *
Сегодня Игорь Каменский шел на задание без привычных эмоций; не было ни азарта, ни колючего холодка под ложечкой. Хотя Александр Васильевич, давая инструкции, не скрыл от него, насколько важна эта акция на У68, и Игорь видел, как советнику хочется закрыть глаза на свое нынешнее высокое положение, чтобы, как встарь, самому руководить операцией. Да и неудивительно: по данным, полученным советником по собственным секретным каналам, именно на У68, прикрываясь госрежимностью, занимались разработкой мантры. Генерал Лосев, узнав об этом, не стал возражать против жестких санкций, хотя даже Игорь заметил, что тот в последнее время не слишком-то благоволит Гору и не склонен поощрять его инициативу.
Собственное олимпийское спокойствие смущало Игоря, приводя его в недоумение: до сих пор он не жаловался на оперативное чутье, да и в Александра Васильевича верил — поболее, чем в генерала. Но рабочее состояние, когда весь организм собран и каждый нерв звенит, готовый к молниеносной реакции, не приходило. Чего уж там скрывать — он отправлялся на У68 во главе своей оперативной группы в таком настроении, словно им предстояла воскресная прогулка в парке или, учитывая снаряжение, тренировочный марш-бросок с полной выкладкой.
Он загрузился в портал вместе с пятью бойцами, заранее отдав приказ активировать защитные поля. Не забыл и о своем: опыт — лучший учитель. Запах озона наконец-то слегка взбудоражил кровь, пробудив рефлексы, наработанные годами. Оставалось только “прыгнуть” на место.
И они “прыгнули”.
Оказавшись в приемной камере на У68, бойцы меткими выстрелами обезвредили парализаторы, в то время как Игорь Каменский сунул в паспортное устройство карточку — не свое удостоверение, а специальную ксиву с “прерывателем”. От них — нежеланных гостей, находящихся в портале, можно было избавиться простейшим способом — в мгновение ока переправив их отсюда к чертовой матери — в какие-нибудь отдаленные миры. В том, чтобы воспрепятствовать этому, состояла функция прерывателя: он испускал особый шоковый импульс, парализующий электронную систему.
“Вот тебе и прообраз мантры”, — подумал Каменский, ощутив свое запястье непривычно голым без коминса. Оперативники по его знаку открыли мощную магнитную дверь — сделано это было простым толчком, поскольку автоматика “уснула” и неприступные запоры размагнитились. Затем они выскочили в помещение, напоминающее обилием растительности чуть ли не джунгли.
И сразу впереди за увитым зеленью стеклом вспыхнули один за другим два лучевых разряда. Бойцы моментально проплавили стекло, заставив часть его обрушиться, но сделано это было вовсе не из соображений самообороны: охрана стреляла не в них, они стреляли в себя.
И теперь за пультом на КПП лежали два трупа с черепами, украшенными сквозными обугленными дырками.
— Ч-черт, не успели… — пробормотал Каменский, хотя мудрено им было успеть взять этих двоих. Интересно — успели ли те перед самоубийством подать сигнал тревоги? Скорее всего, да. Но, возможно, не в те сектора, связь с которыми осуществлялась через портал, на данный момент отключенный. А им сейчас, следуя указаниям Гора, как раз и нужен был такой сектор.
— Ну же, включайся!.. — цедил Каменский, стоя перед мертвым пультом: действие “прерывателя” было рассчитано всего на пятнадцать секунд, но то, что от них осталось, тянулось слишком долго.
— Господин инспектор, поглядите-ка на это! — Один из бойцов показывал на стену, где при падении стекла начисто срезало растительность: вся облупившаяся, в грязных потеках, эта стена совсем не подходила для секретного учреждения, к тому же санаторного типа. Другой пнул кадку с пальмой — прямо за ней обнаружилась идущая сверху-донизу трещина.
Пульт призывно вспыхнул огоньками, однако Каменский, ведомый оперативным чутьем, на время его оставил; он обошел зальчик и нашел обшарпанную дверь, скрывавшуюся в зелени. Толчком ее отодвинув, он попал в короткий коридор, в конце которого имелась решетка с толстыми прутьями, отгораживающая запущенное помещение: медицинская каталка в конце коридора и разбитые мензурки на полу наводили на ассоциацию с заброшенным больничным корпусом.
— Ладно. Позже разберемся, — сказал он недоумевающим бойцам, возвращаясь к стойке, чтобы задать код необходимого им сектора. По виду капитана никто бы не догадался, что на душе у него скребет тоскливая черная кошка, а чуткий инстинкт опера уже вовсю кричит о провале.
Предчувствия редко обманывали Игоря Каменского.
Глава 4
— Сто чертей им в печенки! Каждому! Что будем делать, Миха? — Директор текстильного комбината Геннадий Иванович Языков грузно опустился в собственное кресло и мрачно уставился на своего консультанта по науке профессора Михаила Шербана, лихорадочно меряющего шагами его кабинет. А еще говорят, что профессора — народ меланхоличный, ничем их не проймешь. Вопрос был задан чисто риторически, директор и не ждал на него ответа, прекрасно понимая, что выход из сложившейся безнадежной ситуации предстоит искать только самому
— Это ужасно, Геннадий! Мы пропали! Они нас убьют!..
Шербан паниковал и метался, хватаясь за голову, и причины тому были достаточно веские: рабочие многоуровневого комбината, испокон века беспрекословно тянувшие свою лямку, внезапно сошли с ума, причем одновременно, всем своим многотысячным коллективом’. А чем же иначе объяснить тот факт, что сегодня они, вместо того, чтобы погрузиться в радостный повседневный труд, сбились в огромную агрессивную кучу, осадили административный корпус и, судя по доносящимся снизу безумным выкрикам, жаждут пробиться в святая святых — к личному порталу своего директора? Но это бы еще полбеды — да-да, представьте себе, только половина! Весь ужас ситуации состоял в том, что этот самый портал, находившийся здесь же, по правую руку от Геннадия Ивановича, был заблокирован! Ему просто-напросто перекрыли допуск! Это потрясающее открытие директор сделал в тот момент, когда попытался бежать отсюда вместе с профессором, не в добрый час явившимся сегодня на предприятие с какими-то новаторскими задумками по усовершенствованию какого-то фуфлона. Надо сказать, что поначалу желающих удрать этим путем было гораздо больше, но узнав, что эвакуация порталом невозможна, служащие моментально куда-то пропали, словно бы испарившись и решив таким образом для себя проблему бегства. В кабинете остались только директор с профессором, которым больше деваться было попросту некуда.
— Первый этаж захватили, — сообщил Языков, поглядев на свой распределительный пульт. Сами они сидели на третьем. Охрана в здании была только автоматической, не подкрепленной огневой мощью, о чем Геннадий Иванович сейчас горько сожалел. Но кто же мог предвидеть подобный взбрык со стороны всегда безропотной рабочей скотинки!
— С-скоты! — произнес со вкусом директор и, не глядя, протянул руку к бару. Рука сама легла на нужное горлышко и привычным движением выудила из бара бутылку коньяка.
— Здесь все сумасшедшие! — уставясь на него, с тихим ужасом произнес профессор. — Нам конец! — простонал он, чуть не плача.
— Не суетись!
В секундном сомнении поглядев на профессора (налить ему, что ли? Нет, пожалуй, не стоит), Геннадий Иванович спокойно налил и опрокинул в рот стопку, затем проронил:
— Так! — и поднялся из кресла.
Профессор замер, в его прозрачно-голубых глазах, обращенных на Языкова, блеснул безумный луч надежды.
— Где там у меня были образцы? — пробормотал директор, подходя к стенному шкафу.
Оттуда он вынул несколько сложенных отрезов материи, выбрал что-то синее в желтый цветочек и на глазах удивленного Шербана с треском рванул, отрывая кусок, затем второй.
— Держи, — сунув материю в дрожащие руки, директор накинул свой лоскут на голову и стал завязывать наподобие косынки. — Жить хочешь? — спросил он оторопевшего профессора. — Тогда делай, как я.
Жить Шербан хотел, поэтому немедленно, хоть и неумело повиновался. Следующие два отреза пошли на изготовление длинных, до пят юбок. Перевязав свою на поясе брючным ремнем, Николай Иванович помог в этом деле ученому мужу, чья “юбка” мешковато перекосилась на сторону — директор бесцеремонно подтянул ее и оправил. Дело осталось за драпировкой бюстов, что было более проблематичным, но в боковом шкафчике в приемной нашлись два коротких серых халата и к ним — швабра с ведром:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики