науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вернее — комбинация сигналов. И мы пока не в состоянии их воспроизвести — необходим специальный прибор. Механизм защиты, к сожалению, тоже абсолютно неясен.
— Ладно, оставь для отчета, — перебил Гор, уяснив главное — с мантрой намечаются проблемы. То есть и эта “подачка” на практике оказалась липовой, неспособной в ближайшее время помочь. — А пока отвлекись-ка на минуту: тебе ведь знакома аббревиатура КОЗ?
Гельфер наморщился:
— Что-то припоминаю… Пару лет назад… Могу поднять базу. А что, есть связь с мантрой?
— Возможно. В наших оперативных разработках этот КОЗ нигде не фигурирует. Копни-ка поглубже на предмет получения КОЗом инфинитайзеров, исследования по теме долгожительства. И раздобудь мне имена сотрудников, способных дать информацию. Желательно — высшего ранга и со всеми реквизитами.
Узнать многого он не рассчитывал, но чтобы столь крупная организация, действовавшая в государственном масштабе, не оставила абсолютно никаких следов? “Вот это было бы невероятным!” — думал Гор. И Гельфер вскоре подтвердил его уверенность.
— По бессмертию ничего, в поле нашего зрения не попадали. Они работали по мутагенным вирусам, по аспиду. Теперь по людям — есть точная информация по двоим, уволившимся в прошлом году из Комитета.
— Не слишком обнадеживающе, — проворчал Гор. Увольнявшимся из таких организаций, как правило, изрядно чистили память.
— Зато ранг подходящий: профессор Михаил Шербан и доцент Рейма Каук. Ну как, устроит?
— Кидай данные, — Гор поморщился при взгляде на свою теперешнюю наручную систему: часы и записная книжка, ничего более. Он ходатайствовал о снятии коминсов и с бойцов спецподразделений, к нему не прислушались, и в результате — гибель омоновцев на Орске.
— А что у тебя насчет Орска? — спросил он Гельфера. — Думаешь, там сработала мантра? — Гор выжидательно глядел на серое лицо явно невы-сыпающегося аналитика.
— Нет никаких сомнений, Александр Васильевич. Даже если аналитики Администрации не подтверждают — это она. Смотрите: на Орске минимум полиции и оружия, отсталый третьеразрядный барак, а мы теряем там целую роту. Никакого оружия массового поражения на Орске не было, рота Вихрова планомерно развертывала операцию, и вдруг обрывается всякая связь… Да так резко, что никто из омоновцев не успел доложить причины. Мгновенно! Чудес не бывает, Александр Васильевич, — это возможно только с применением мантры, массированным и отлично скоординированным по времени. Вывод…
— Можешь не продолжать. Вывод прост, как стреляная гильза, — кто-то знал план операции, коды внутренней связи бойцов роты Вихрова, имел доступ в их сеть. В любом случае это признак того, что осуществляется заговор. Против Президента, против Союза. В нашей системе наличие “крота” маловероятно — регулярные проверки… — Гор постарался вовремя остановить мысль, но Гельфер слишком опытный аналитик и наверняка уловил идею — свободна от контроля лояльности только их бригада! — Ладно, Саша, работай. А потом дай мне предположительный расклад, кто может быть засланцем. И будь предельно осторожен. Носителей основных секретов только четверо. И генерал. Если выбьют всех… Сам понимаешь.
— Слушаюсь, господин советник, — подчеркнуто официально произнес Гельфер и отключился, ничем не показав понимания хода мыслей начальника.
Гор проглядел данные: доцент оказалась довольно молодой — двадцати восьми лет, а, судя по фотографии — и симпатичной женщиной. Даже, пожалуй, красивой. Проживала она в Питере-В7, и имелась возможность взять ее без промедления. С профессором дело обстояло сложнее: он удалился на родину, в Иркутск-П11. Город на данный момент принадлежал к числу заблокированных, то есть находился в состоянии антиправительственного бунта. И хотя опера-то имели возможность туда попасть, Гор не спешил рисковать людьми и решил пока сделать ставку на доцента. Он вызвал к себе Крапиву и изложил ему задание.
— Ее надо взять срочно. Дело чрезвычайной важности. Доставишь сразу в подвал, будем раскручивать на детекторах. Понял задачу?
— Так точно!
Крапива удалился, полный решимости доказать, что такого рода операции не представляют для него проблем и что он способен на большее. А Гор стал думать, что из материала, почерпнутого на У68, следует открывать генералу Лосеву, а о чем лучше будет до времени умолчать. Доклад, в любом случае, предстоял не радужный.
Но оказалось, что генерал, как это ни странно, пребывает в хорошем расположении духа. “В конце концов, что я знаю о его личной жизни — может, у него сегодня день рождения?” — подумал Гор и не преминул воспользоваться случаем, чтобы сделать попытку подобраться к ГЦПД:
— Мне не хватает информации по делу об утечке. Ее практически нет, сплошные пробелы. Хотелось бы снять допрос с Семена, да и Зашитый наверняка уже восстановился. Дело не закрыто, и в нем появились дополнительные вопросы.
— Василич, забудь! Ты прекрасно справился, утечка предотвращена. Готовь дырочку для ордена. Дело можно закрыть, поверь мне — это сейчас уже неактуально.
Что-то тут было не так. Не мог Лосев спокойно отменять приказ Президента. То, что его пытались подставить, очернив самым наглым образом, говорило в пользу генерала, но…
— Господин Вечный Президент не отменял своего приказа, — напомнил Гор.
— Ну так отменит после отпуска.
“Какой, к черту, отпуск, когда в Союзе такая заваруха, что он вот-вот лопнет по всем швам, как гнилая рубаха!”
— Сейчас не до этой самой утечки.
— Но…
— Никаких “но”!!! Примите к сведению, советник. — Лосев пристально взглянул на Гора и вновь стал неофициален. — Ты смотрел последнюю сводку по люксам?
— Нет.
— Ну так посмотри. На многих планетах прошли бурные выступления против господина Вечного Президента.
Гор понял, что посеянное журналистами семя дает бурные всходы. Как будто мало было восстания бараков! И если мантра — часть плана по свержению Президента Белобородько, то ее обязательно применят еще не раз. Обязательно.
— Ты прочитал доклад по мантре? — в свою очередь, спросил Гор.
— Да, это занимательно. Хочешь честно, Василич?
— Ну давай.
— Я в нее не верю. КОЗ давно уже приказал долго жить, и твой рейд это лишний раз подтвердил. А эту ложную информацию нам просто подбросили, с какой целью — это уже твоя задача выяснить. Мои аналитики дали заключение — такой способ убийства в принципе нереализуем. Что там говорит твой Гельфер, требует серьезной проверки? Поэкспериментировать было бы, конечно, интересно, но сейчас нет времени заниматься всякой ерундой. Джинн вырвался из бутылки. Вместе с тоником… Шучу. Да, кстати, — я признаю эффективность твоей акции с журналюгами. Размах! И прикрытие красивое — новое оружие, виртуальная мантра. Но проведена-то акция поздновато. Поздно! Раньше надо было затыкать им рты. Союз трясет мятежами. Короче, я сам тебя вызову, когда Президент будет готов выслушать твой доклад.
Оставалось только неопределенно хмыкнуть — генерал считает, что это он сам перещелкал всех более-менее осведомленных журналистов? И не верит в мантру. Что ж, может быть, и искренне.
С Президентом вот ничего не ясно, кроме одного: достучаться до него больше не удастся.
— А ты не боишься, что в этот самый момент тебя жахнет мантрой, в которую ты не веришь? — спросил Гор.
— Нет, не боюсь. Ты же не боишься, Василич. Или ты забыл — кто мы?
Нет, Гор этого не забыл. Тем более ему хотелось прощупать Центр по Проблемам Долгожительства, тоже, кстати, опороченный КОЗом — уличенный им в преступных связях с пришельцами. Ничего, в принципе, удивительного — ГЦПД был конкурирующей организацией, выпершей КОЗ со сцены. Но тут они перегнули палку. Надо ж было додуматься — приплести к этому делу чуждо-злобную расу! Да, перестарались ребята, и все же Гора давно ела мысль, что с ГЦПД и впрямь далеко не все чисто. Он должен был найти способ подобраться туда и, пока не поздно, любыми путями выяснить истину.
* * *
Красота — редкий дар, вручаемый природой далеко не каждой женщине. Пытливый аналитический ум — дар не менее, а может быть, и более редкий. А уж их сочетание…..
Рейма Каук была не только красива.
Не застав ее по адресу, хотя время в Питере-В7 приближалось к девяти вечера, Крапива с сопровождающим обошли близлежащие кафе (по инициативе Крапивы) и рестораны (для полной уверенности). И удача — единственная переменная, способная возвести к совершенству жесткие формулы оперативной работы или обратить их в хлам, на сей раз им улыбнулась: в самом роскошном из этих заведений он еще из холла узнал по фотографии женщину, скучавшую в одиночестве за столиком. Окрыленный успехом, Крапива для начала все же не преминул отметить про себя ее красоту, лишь частично переданную снимком. Что и заставило опытного оперативника непростительно расслабиться: весь его не слишком богатый опыт общения с женщинами однозначно говорил о том, что красота не подразумевает наличие ума. Как-то незаметно из его сознания выпал тот факт, что, являясь в прошлом доцентом секретной научной организации, эта восхитительная стройная женщина в соблазнительном платье, струящемся с полуобнаженных плеч, с волной волос цвета меди должна быть еще и нестандартно умна.
Поняв, что ей решительно негде спрятать оружие, лежавшая на столе сумочка больше напоминала кошелек, Крапива открыто пошел к ее столику. Помощник следовал за ним шаг в шаг, держась чуть позади: оба они сейчас были в штатском, что вряд ли могло скрыть их принадлежность к спецслужбам (они же не были шпиками), однако на данный момент в намерения Крапивы и не входило это скрывать: остановившись перед женщиной, спокойно, с легким прищуром наблюдавшей за их приближением, он для проформы спросил:
— Рейма Каук?
Та с улыбкой покачала головой:
— Вы ошиблись.
Она обладала потрясающей выдержкой. Либо… Крапива даже на миг усомнился — в самом ли деле это та самая? А может быть, просто похожая?.. Он показал ей свое удостоверение. Потом достал кубик полевого анализатора и вежливо, но достаточно жестко сказал:
— Будьте добры пройти генотест.
Изгиб соболиных бровей (только сейчас Крапива понял, что это выражение — не поэтические бредни) продемонстрировал искреннее удивление.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики