науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

этакие анахронизмы, необходимые в любом учреждении, даже при наличии чистящих систем.
Вручив научному работнику ведро, Языков поправил ему съехавшую набок косынку, отступил на шаг, придирчиво осмотрел испуганно таращащуюся на него худощавую барышню в летах, к счастью, чисто выбритую, и резюмировал:
— Годится. Молодец, что побрился, — взбодрил директор похвалой деморализованного партнера.
Сам он, словно копье, примерил в руке швабру. Потом приоткрыл дверь, осторожно высунув голову, оглядел пустой коридор и обернулся к профессору:
— Ну, пошли!..
* * *
Стандартное помещение, стандартная планировка. Стандартные, согласно боевому уставу, мероприятия. Да только с кем воевать-то? Кучка местных полицейских, возомнивших себя боевиками, да разный сброд — рабочие местного обогатительного комбината. Тьфу, вояки! И чего им не жилось в своем Куполе, теперь ведь помирать всерьез придется. Андрей сплюнул, опять глянул на криво висевшие там и сям плакаты: “Долой президента — Кощея!”, “Бессмертие — народу!”, “Даешь Орск — свободную экономическую зону!”
— Армен!
— Я, командир…
— Убери иллюминацию. Тошнит от этой дряни.
— Есть! — Сержант Мунтян, недолго думая, сдернул с плеча огнемет и длинной струей прошелся по стенам — треск лопающихся неоновых трубок, гудение пламени. Одобрительный ропот бойцов.
Один из бронефлаеров повел “Интенсом”, и разводы копоти перечеркнула филигранная роспись сержанта Крымова, выполненная из спаренного лучевика. Андрей покрутил головой — стандартная акция, ребятам скучно, каждый развлекается, как может.
— Алешин, — послышался недовольный голос капитана, — почему шум?
Андрей подхватил шлем, ловко нахлобучил, ответил:
— Иллюминацию убрали. Больно глаз режет.
На дисплее капитан Вихров, жилистый брюнет, склонился над схематичным Куполом, где красным и желтым пульсировали линии жизнеобеспечения. Там же, на КП, размещенном в кассовом зале портала, находились координаторы из Управления Внутреннего Контроля.
Сейчас капитан смотрел в глаза Андрею:
— Скучно, лейтенант?
— Есть немного. Как там у вас, портал еще не штурмуют?
— Кишка тонка, — скупо усмехнулся капитан. — У них здесь средневековье — сплошная огнестрельщина, гранатки эти дурацкие. Из второго взвода доложили, на них какой-то доисторический танк выкатили. Сожгли, конечно… Ладно, Алешин, не расслабляйся. Небось без шлемов рассекаете. Смотри, снайперу и мелкашки хватит, чтобы черепок прострелить. Ты подтяни ребят. Отбой.
Первая стычка была молниеносной и столь же успешной — обнаглевшие кашалоты из местной полиции не могли серьезно противостоять волкодавам Внутренних Войск и в беспорядке отступили, оставив в портальном зале пару десятков трупов. Рота ОМОНа под командованием капитана Вихрова выполнила первую часть боевой задачи — захватила портал и прилегающую территорию, обеспечив возможность переброски на Орск-П22 основных полицейских сил. Началась зачистка Купола.
Когда отделение Алешина ворвалось на этот уровень, бункер резервной силовой установки оказался покинутым — техники разбежались, а мятежники то ли не успели взорвать, то ли забыли о нём в суматохе. Омоновцы рассредоточились, отсекли лишние входы, заблокировали технические люки по всему залу. Бойцы и сами отлично знали, кому и что делать. Бронефлаера расположились по обеим сторонам входа в бункер, их спаренные лучевики “Интенс” с угрозой и немым предупреждением были направлены в разные стороны. Выставили охранение у главного входа, наблюдатель поднялся на решетчатую площадку под потолком среди ажурных ферм и переплетения трубопроводов. Все, больше делать было нечего. Старшина Мунтян, самый опытный в отделении — пятый контракт, — подзаряжал своего “Паука”, пополнял боезапас. Остальные рассредоточились, покуривали. Слышались смешки.
Капитан прав: ничто так не расхолаживает, как бездействие. И еще самонадеянность. Местные барачники, шантрапа, конечно, но их здесь тысяч тридцать будет. Не вырезать же всех под корень! Даже если просто выдавить мятежников из-под Купола, это конец — ядовитая атмосфера убьет их через два часа…
Андрей покинул пункт управления силовой установкой. Вышел в зал, задрал голову — потолок был высоко над головой, почти неразличимый в сплетении коммуникаций. Как там наблюдатель? Свесил ноги, покуривает, лучевик небрежно держит на коленях. Но сканер не снял, водит головой из стороны в сторону. Бдит. Это хорошо…
А вот остальных нужно занять.
— Всем, кроме дежурной смены, собраться у входа в энергоблок, — сказал Андрей в коммуникатор.
Бойцы неспешно подтягивались, последним вразвалочку подошел старшина. Андрей оглядел всех по очереди:
— Шлемы надеть, оружие привести в бэгэ. И бдительность… — Слова выходили казенно, но других все равно не было. На лицах бойцов явственно читалось презрение к местной гопоте. — …чтоб на уровне была. Тебя, Кирдяев, это особенно касается. Возможно наличие снайперов.
— А что сразу Кирдяев? — вскинул белобрысые брови крепыш ефрейтор. Остальные заухмы-лялись.
Ну как им скажешь, что на позиции второй роты мятежники выкатили танк, идиоты. Они бы еще на слонах приехали. Смех один!
Чтобы сменить тему, Андрей повернулся к приданному инженеру:
— Что установка?
— Готова на сто процентов, господин лейтенант, — бодро отрапортовал инженер. — Вот только…
Что — “только” — никто узнать не успел. Грянула автоматная очередь, и тишина рухнула, как распоротый мешок моркови: из-под потолка по крутой дуге вниз полетели дымовые шашки, зал стал заполняться дымом с удивительной быстротой.
Андрей вскинул голову и увидел, как с площадки летит вниз черная фигурка — наблюдатель. Почему не цепляется?! Ранен? Убит? Комбез должен сработать автоматически! Ага — тонкие тросики выстрелили в стороны, один обвился вокруг потолочной балки, другой прилип к стене энергоблока. Раз, и фигурка закачалась, аккуратно поползла вниз. Значит, ранен.
По шлему забарабанили пули — это еще откуда?! Андрей нырнул, перекатился за штабель пластиковых коробок. Тактический дисплей в шлеме красными силуэтами указывал цели. Одна, три, и еще… Мятежники атаковали отделение сверху, видимо, проникли в зал по коммуникациям. Прокол! Прошляпил, лейтенант!
Он открыл огонь на поражение. Двое упали, остальные скрылись среди потолочных ферм. С грохотом обрушился кусок перекрытия — бронефлаера гвоздили своими “Интенсами”. Если ребята не рассчитают мощность, может обвалиться потолок.
— Три—один, три—два, сбавьте мощность. И так справимся, на малой… — Андрей хотел было приказать вовсе прекратить огонь, но тактический дисплей замигал переливами серого, сигналя о входящем вызове.
Андрей недоуменно смотрел на него, когда жгуче-острая дрожь пронзила голову, и вместо схемы боя перед ним распахнулся черный коридор, в конце которого бился и пульсировал нестерпимый свет.
* * *
Миры Союза лихорадило уже по полной программе: искра, вспыхнувшая на Орске, переметнулась на другие бараки, полыхнувшие бунтом, подобно складу боеприпасов. Одну за другой приходилось выключать из портальной сети планеты, присоединившиеся к восстанию горняков; останавливались важнейшие отрасли промышленности и сельского хозяйства. К счастью, мятежники оказывались запертыми на своих планетах: с того первого их неожиданного прорыва власти стали по этой части бдительны. Поэтому никто на люксах не произносил слов “восстание” или тем паче “революция”; даже самые смелые журналисты ограничивались термином “народные волнения”, в крайнем случае — “бунт”.
“Но если такое положение затянется хотя бы на месяц, мирам класса “люкс” впервые грозит ощутить недостаток продовольствия. И это еще самое малое, что им грозит…” — устало думал Гор, лишь спустя двое суток нашедший наконец время для того, чтобы заняться систематизацией материалов по У68.
В информатории Управления данных оказалось до смешного мало. Эта странная база, как выяснилось из документов, — колоссальная лаборатория Комитета Охраны Здоровья, давно покинутая больными и совсем недавно — администрацией. Больничные корпуса и научный городок оказались пустыми; архивы, компьютеры и техника вывезены либо уничтожены. Местный узел портальной сети блокирован по всем правилам, оставлен аварийный охраняемый вход. Охрана при проникновении группы Каменского покончила самоубийством. В том самом секторе, где побывал Край, функционировала только сторожевая система.
Комитет Охраны Здоровья, или КОЗ, был второй научной организацией после ГЦПД, в последние времена сдавшей позиции и ушедшей в тень. Как ГЦПД жирел на бессмертии, так КОЗ сосал основную долю финансирования на мутагенных эпидемиях. Гор с удивлением узнал, что совсем недавно проблема аспида была не просто серьезной, а прямо-таки устрашающей: оказывается, весь Восточный Евросоюз находился под угрозой, а развитая портальная сеть способствовала распространению вируса. Эти данные держались в секрете, во избежание всеобщей паники. Сотни тысяч заболевших были изолированы на У68, потом волна стала спадать.
Было неясно — куда из санатория подевались больные? Вылечились? Но аспид, насколько известно, неизлечим. Перемерли? Но аспид, по имеющимся данным, протекает годами, за что и был прозван проказой тридцать первого века. Между тем ни в лечебных корпусах, ни в их окрестностях не было обнаружено ни одного больного, ни даже их останков. Каменский опросил местных парий, считавших санаторий чем-то вроде святилища, но немногого добился: “Сгинь, еретик! Прочь, бесовское отродье!” — и все.
Как аспид может быть связан с бессмертием?.. Пока видна одна очевидная параллель — там мутация и здесь тоже.
Вопросы, вопросы… Гор устало потянулся, потер лицо ладонями и отхлебнул остывший кофе, разглядывая свою схему. ГЦПД на ней уравновешивался теперь этим КОЗом, сошедшим со сцены. Вполне возможен отвлекающий или обезоруживающий маневр — подсунуть расформированную госструктуру.
“Попробуем кое-что прояснить”.
По внутренней сети он связался с Гельфером, который тем временем разбирался в материалах па мантре.
— Саша, ну как там у тебя?
— Сигнал чрезвычайной сложности, Александр Васильевич!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики