науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Во дворе установили мишени и устроили состязание. Ишвен быстро перестал беспокоиться: большинство лучников блестяще справилось с задачей. Однако кое-что ему не нравилось. Никто не задавал ему никаких вопросов. «Ты знаешь, кто я?» — спросил генерал одного из своих пехотинцев. Солдат ответил уклончиво. Конечно же, его люди помнили его. Конечно же, они знали, кто он. С наступлением темноты Тириус Бархан вновь собрал свой полк и поднялся на импровизированный помост. Он попросил Алкиада встать рядом с собой и обвел воинов своего полка взглядом.
— Я Тириус Бархан, — объявил он. — Возможно, некоторые из вас меня помнят. Четыре года назад я входил в особую часть императорской гвардии, находившуюся под командованием того, кто в ту пору был всего лишь братом Императора. Меня обвинили в преступлении, которого я не совершал, и я вынужден был покинуть Дат-Лахан. Теперь, когда Недем Второй скончался, можно наконец во всеуслышание объявить о том, что произошло. Его величество Полоний Четвертый лично признал меня невиновным. Это все, что я могу вам сказать. Я такой же солдат, как и вы. За четыре года изгнания я много выстрадал и многому научился. Наверное, именно поэтому ваш государь и выбрал меня. Поэтому, а еще потому, что знает, что я человек, преданный ему, и человек слова. У меня нет особых талантов, которыми должен обладать командующий армией. Я доверяюсь инстинкту. В остальном же я полностью полагаюсь на капитана Пеладона. А теперь вот что я хотел бы сказать вам на прощание: я решился принять командование, потому что знаю, что такое сентаи. Я знаю, что, если сегодня мы не задушим эту заразу в зародыше, завтра погибнут наши дети. На этом сознании зиждутся все мои поступки. Быть может, кто-то возразит мне, что на одном убеждении невозможно выиграть войну. Я отвечу: если кто-то из вас считает, что у меня нет качеств, необходимых для того, чтобы привести нашу армию к победе, пусть он выйдет из строя и скажет об этом сейчас. Ибо потом будет слишком поздно.
Тириус умолк. Слова сами пришли к нему, будто и не он их произносил. Но, по всей видимости, они попали в цель. В рядах солдат никто не пошевелился. Не было произнесено ни слова, не было слышно даже нервного покашливания. Тириус встретился взглядом с Алкиадом и прочел в его глазах молчаливое одобрение. Не сказав больше ни слова, он сошел с помоста и покинул казарму.
* * *
Вечерело, небо затягивалось облаками. Тириус Бархан толкнул дверь «Скрещенных мечей» и направился в глубину зала. На него тут же обратились все взгляды. На нем была туника, которую дал ему оружейник, на поясе висел меч. Хозяин таверны, тучный человек с лоснящимся лицом и глазами навыкате, хотел что-то сказать, но увидев на мундире у Тириуса императорский герб, предпочел промолчать.
Ишвен нашел Тубалька в заднем зале. Найан сидел, обхватил голову двумя руками, и еле поднял ее, завидев своего друга.
— Что произошло? — спросил Тириус.
— Я проиграл в кости своего мула.
— Что-что?
— В «игру мертвых» — так они ее называют. Я очень расстроился.
Тириус огляделся. За другими столами сидели игроки с закатанными рукавами, которые жарко спорили и бросали кости. На каждом столе было вырезано по разделенному надвое кругу. Одна половина была выкрашена в белый, а другая в черный цвет — царство мертвых. Ишвену была знакома эта игра: он уже проиграл в нее несколько экю и знал, как легко ею увлечься. С глубоким вздохом он пододвинул стул к столу, за которым сидел Тубальк, и уселся рядом со своим другом. Он положил руку ему на плечо; тот медленно поднял голову.
— Что это на тебе за наряд?
— Сейчас объясню.
— Где Лания?
— Это я тоже сейчас объясню.
Между столами сновала служанка. Ишвен знаком подозвал ее к себе и заказал ей две кружки пива. Девушка сделала реверанс.
— Сейчас, ваше превосходительство.
И, сжимая в руках тряпку, удалилась.
— Ваше превосходительство? — повторил Тубальк. — Какое еще превосходительство?
Тириус начал рассказ, лишь когда принесли пиво. Молодой найан слушал его с раскрытым ртом. По мере того, как ишвен рассказывал, его интерес возрастал. К концу он уже окончательно забыл о своем проигрыше.
— Ты — генерал, — прошептал он, трогая мундир своего друга. — Поверить не могу. А Лания…
— Не волнуйся, — ответил ишвен. — Я вовсе не собираюсь оставлять ее в монастыре.
— Как это?
Уверенность Тириуса в успехе возрастала по мере того, как он излагал свой план.
— Я знаю кое-кого в городе. Человека, которому можно доверять. Сегодня же вечером я отправлюсь в монастырь за Ланией. И отведу ее к этому человеку.
— Кто это?
— Его зовут Андроний. Кажется, я тебе о нем еще не говорил. Он служит скрибом в сенате. Четыре года назад он спас мне жизнь. Я уверен, что он помнит меня.
Ишвен сделал глоток пива и довольно щелкнул языком.
— Что же касается моего военного похода…
— Это просто невероятно, — рассмеялся Тубальк, в свою очередь отпивая из своей кружки. — Никогда бы не подумал, что ты такой доблестный воин. Это оттого, что они никогда не видели, как ты ориентируешься по карте.
Друзья разразились немного искусственным смехом, после чего найан нахмурился.
— Я хочу поехать с тобой, — заявил он.
Тириус поставил кружку на стол. Он ждал этого.
— Тубальк…
— Нет, послушай. Ты мой друг. Я не позволю тебе отправляться туда одному. Ты говоришь мне, что Лания тут в безопасности? Замечательно. Но ведь ты едешь в опаснейший поход, а рассуждаешь так, будто война — детская игра.
— Это не так, Тубальк. Совсем не так. Сентаи…
— Дай мне, пожалуйста, закончить. Мне нечего делать в Дат-Лахане. Думаешь, я могу сидеть тут сложа руки, в то время как ты сражаешься с этими чудовищами? Нет уж. Тебе ведь все равно понадобится моя помощь. Хотя бы чтобы я научил тебя хорошо владеть шпагой.
Тириус вымученно улыбнулся и залпом допил пиво.
— Послушай, — сказал он. — Это не игра. Я буду руководить операцией, и мои воины кажутся мне хорошо подготовленными. Я знаю первый легион. Но это может быть крайне опасно. Сентаи не щадят никого. Они разрушили Петран, мы оба это видели. И ты не хуже меня знаешь, какие о них ходят слухи.
Тубальк терпеливо слушал его, затем откинулся на спинку стула, сложив руки за головой.
— Я все это знаю, ишвен. Твоя забота очень меня трогает, но я не ребенок. Дай мне место в твоем полку, вот и все, чего я от тебя прошу. Я умею сражаться. И я не позволю тебе отправляться на войну одному. Между прочим, я думаю и о Лании. Если из этого похода привезут твой труп, если с тобой там что-то случится, а я не буду рядом с тобой, я никогда себе этого не прощу. Позволь мне поехать с тобой.
Тириус на минуту задумался, потом встал и кинул на стол пригоршню экю.
— Идем, — сказал он. — Выберем тебе мундир. А со своего жалования купишь нам нового мула.
* * *
Вечер прошел в большом волнении. Тириус узнал от Алкиада, что уже на следующий день его полк выступает в поход. Он не был готов к тому, что все произойдет так быстро. У него совсем не оставалось времени, чтобы уладить свои многочисленные дела.
Тубальк без труда нашел себе место в императорском полку. Советник Императора, согласие которого было необходимо, вначале принял его довольно холодно. Но его отношение полностью изменилось, когда он понял, что найан хочет вступить в полк. Учитель фехтования попросил его сделать несколько выпадов и признал его годным к бою. Ему выдали снаряжение: кожаные налокотники и наколенники, металлические доспехи, метательное копье и широкий меч.
— Ты будешь во вспомогательном отряде, — объяснил ему Тириус.
— Что это значит?
— Это значит, что ты не будешь слишком рисковать.
Позже Тириус в последний раз обсудил тактические вопросы с капитаном Пеладоном. Были рассмотрены разные возможности. Сентаи могли напасть на ряды азенатов спереди или же с фланга. Все будет зависеть от скорости атаки. Нужно было дать указания лучникам. Следовало атаковать как можно быстрее и как можно сильнее.
— Воины в первых рядах будут довольно сильно рисковать, — заметил Тириус.
— Это война, — ответил тот. — Не волнуйтесь за них. Они знают, что их ждет. Они сражались на севере с гуонами.
Ишвен задумчиво глянул в окно, потом обернулся к азенату и посмотрел тому прямо в глаза.
— Вам случалось сражаться с сентаями, капитан?
Тот хрустнул костяшками пальцев и облизнул губы.
— Один раз, — ответил он. — Один-единственный раз.
— Где это было?
— В Петране. Я командовал полком, который должен был… должен был прийти на помощь бежавшим отрядам нашей армии. Так сказать, помощь при отступлении.
— И что же?
По лицу Пеладона пробежала тень.
— Ну что ж, — соврал он со всей наглостью, на которую был способен. — Это такие же бойцы, как и другие.
В тот момент, когда он произносил эти слова, в коридорах императорского дворца появилась чья-то фигура. Какой-то босой человек на цыпочках шел по пустынным галереям, а полы его плаща слегка волочились по земле. Обернувшись, чтобы удостовериться в том, что за ним никто не следит, человек остановился перед дверью личных апартаментов императрицы и несколько раз коротко постучал в дверь. Дверь открылась, и тень исчезла внутри.
— Ну что? — спросил женский голос.
— Он уезжает завтра, ваше величество.
— А его жена?
Молчание.
— Ты сделал то, что я тебя просила?
— Да, ваше величество. Сегодня ночью в «Пурпурных занавесях». Но не задерживайтесь слишком.
— Я сделаю так, как считаю нужным, Алкиад. А теперь ступай.
— Хорошо, ваше величество. Ваше величество!
— Да?
— Что касается нашего уговора… Я ведь невероятно рискую.
— Ты получишь свои сто тысяч экю, Алкиад, как мы и договаривались. А теперь оставь меня. Я должна подготовиться.
Дверь снова отворилась. Алкиад вышел в коридор, осторожно закрыл ее за собой и вновь пустился в путь. Его взгляд светился жестокой радостью.
* * *
Колокол монастыря пробил полночь.
Тириус поднял голову. С момента возвращения в казарму он и минуты не был один. Теперь пришло время идти искать Ланию. Что делала она в этот момент? О чем думала?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики