ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Разумеется.
— Ах... Ох... А-а-а-а... Возьми меня!
Эта фраза означала, что кипяток готов. Лиона полагает, что мне слишком одиноко, потому и раскопала где-то «говорящий» чайник. Редкостная гадость. Особенно если кто-то случайно услышит...
— Я вам не помешала? — О, этот голос совсем другой.
На пороге кухни стоит... ангел.
В самом деле, ангел. Пушистый ореол золотистых волос вокруг головы, искрящиеся синие глаза, ослепительная улыбка и коротенький шелковый халатик на голое тело. Ой... Я сразу же вспомнил, что имею привычку шататься по квартире в чем... придется. Иногда и голышом. Слава богу, сегодня на мне наличествовали трусы. Судя по цвету, из того же комплекта, что и халатик Хелен. Собственно говоря, мне же Мэг их подарила. Наверное, был набор. «Для Него и для Нее». Неудобно как-то... Я двинулся, было к выходу со словами:
— Простите, я пойду, накину что-нибудь... — но был остановлен мягко улегшейся на грудь ладонью:
— Зачем?
— Но... Э... Неприлично. Я...
— Хотите сказать, что нет никакого удовольствия в том, чтобы видеть ваш голый торс? — Улыбка стала чуть лукавой.
— М-м-м... Примерно.
— Знаете, а я не против. Без той дурацкой одежды вы выглядите почти хорошо.
Это комплимент или оскорбление? Не понимая, ляпаю:
— Вы тоже выглядите иначе сегодня... когда без...
— Вам нравится? — Ее глаза смеются.
— Мне? Ну да... то есть нет... я не знаю... — Полное и безоговорочное поражение.
Не умею я обращаться с женщинами. Совсем не умею. Худо-бедно управляюсь с сестрами, но это ведь совсем другое дело. А она старше. Старше и... замечательнее. Но смотрит на меня примерно так же, как и Барбара. Как на игрушку. Как на средство развлечения. Благо бесплатное и совершенно доступное.
— О чем вы думаете? — Ее дыхание обожгло мою щеку.
— Ни о чем. Почти. А почему вы спрашиваете?
— Вы не кажетесь глупым, но... Скажите, почему вы так странно себя ведете?
— Странно? — Я даже нахмурился.
— Честно говоря, я ожидала совсем другой реакции. Обычно мужчины при виде меня... Может быть, вы предпочитаете лиц своего пола?
— Предпочитаю? В смысле?
— В смысле секса.
Я оторопел. При чем здесь секс? Она что, пытается меня соблазнить? Но зачем, объясните, бога ради?! Что ей Мэг про меня напела? Или это глупый розыгрыш? Да что здесь происходит?!
— Какая вам разница?
— Мне просто любопытно, — идеально ровные ноготки скользнули по моей груди вниз.
— Давайте сменим тему, Хелен...
— Почему же? Вы меня боитесь?
— Я? Нисколько!
— А почему же вы дрожите?
Дрожу? Не заметил... В самом деле, дрожу. Наверное, и впрямь от страха.
— Скажите, что вам нужно, в конце концов!
И тут она расхохоталась. Звонко и очень по-доброму.
— Простите, пожалуйста! Я не удержалась... Вы такой забавный!
— Это была шутка?
— Простите еще раз. — Она тряхнула головой. — Получилось...
— У меня нет чувства юмора, — заявил я и притянул ее к себе.
— Что вы делаете? — В синих глазах мелькнула настороженность.
— То, чего вы добивались, — накрываю ее рот поцелуем.
Целоваться я не мастак, потому что практического опыта не хватает. Впрочем, сестры не жалуются...
Конечно, Хелен вырвалась. И закатила мне смачную пощечину:
— Что вы себе позволяете?!
— Могу задать вам тот же вопрос, — отвечаю, потирая зудящую кожу.
— Как вы смели...
— Не надо было надо мной издеваться.
— Издеваться?! Я оказала вам честь, можно сказать...
— Честь? Сказали бы сразу, что вы девушка по вызову, я бы и не...
— Что?! — Вторую пощечину я перехватил. — «Девушка по вызову»?! Да я ни минуты... слышите?.. ни минуты не останусь в этом доме!
И она вылетела с кухни, а я устало опустился на стул.
Ну за что мне в сестры достались две девицы с весьма своеобразным представлением о шутках? Особенно в том, что касается... Той сферы, которая мне незнакома. Совершенно.
Так получилось, что Мэг и Лиона младше меня соответственно на пять и шесть лет. То есть, когда мне исполнилось семнадцать, они находились в самом невыносимом подростковом возрасте — уже не совсем дети, но еще и не совсем девушки. У меня не было свободного времени. Совсем. Я водил их в школу, встречал (по возможности), посещал родительские собрания, готовил обеды, таскал по магазинам, помогал делать уроки. При этом мне и самому надо было учиться. Неудивительно, что на себя самого времени оставалось чуть. Как вообще не вылетел из Академии? Подозреваю, что Барбара уговаривала преподавателей закрывать глаза на мою рассеянность и постоянное витание в иных сферах. В общем, когда я с грехом пополам закончил обучение, как раз наступила пора «взрослой жизни» у моих сестер. И все началось заново. Уроки. Обеды. Магазины. Вызов родителей по месту обучения. С работы меня отпускали со словами: «Ваши семейные дела, мистер Кейн, конечно, очень важны, но... Впрочем, идите, поскольку ваше участие в производственном процессе все равно стремится к нулю». Нет, потом дела пошли лучше. Когда девочки окончательно выросли. Но поскольку это произошло совсем недавно — года два назад, — я с ужасом понял, что кое-что потерял безвозвратно. Когда мои сверстники влюблялись и водили своих избранниц на свидания, у меня на руках болтались два несносных создания. Когда пора юношеской влюбленности уступила место более зрелому, но не менее романтическому возрасту, я вместе с сестрами штудировал предметы по совершенно ненужным мне специальностям. И теперь, в тридцать лет, понятия не имел, как это бывает — влюбиться. Нет, не считайте меня совсем уж не просвещенным в вопросах отношения полов! Технику процесса я знаю. Но ведь сама по себе она... мало интересна.
Но такой подлянки от собственной сестры я не ожидал. И тем более не понимал, зачем было затеяно то, что произошло. Доставить мне удовольствие? Сомнительно. Развлечь за мой счет знакомую? Глупо. Мэг слишком хорошо меня знает, чтобы так поступать. Но тогда...
Я мог бы гадать бесконечно, однако мои версии провидению не требовались: из соседней комнаты раздались голоса. Оба прекрасно узнаваемые, хотя с обладательницей одного из них я был знаком лишь со вчерашнего вечера, а другую знал... почти всю жизнь. И все сразу стало на свои места, но злиться было слишком поздно: более разумным решением мне показалось просто присоединиться к дамскому обществу, расположившемуся на мягких диванах гостиной.
— Итак, ваш вердикт, доктор?
Барбара узрела мое хмурое лицо в дверном проеме и жестом велела сесть на любое свободное место, что я и сделал, с некоторым любопытством изучая третью особу — мисс (миссис?) Бартон. Доктор, значит? Ну-ну...
Синие глаза — чуть светлее, чем у моей тетушки, — устало сощурились. Хелен задумчиво перевернула лист блокнота, лежащего на коленях, поставила несколько пометок и отложила карандаш в сторону:
— Вам действительно нужно его знать?
— Лично мне нет, но для блага службы... Придется выслушать.
— Хорошо... — Блондинка немного помолчала. — Я выскажусь, хотя ничего нового вы не услышите. В общем и целом, ничего хорошего.
— Совсем-совсем? — уточнила Барбара.
— Из позитивных моментов — наличие способности к анализу. Довольно развитой, но... не имеющей вектора. Проще говоря, думать может, но не знает, о чем именно. Это несмертельно, разумеется, однако вряд ли приемлемо на оперативной работе. Впрочем, в определенных условиях... Так, что дальше? Мыслит достаточно стереотипно, но составляет из привычных образов совершенно нелепые логические цепочки. Тоже не особая беда. А вот с этим хуже: фрагментарные реакции вполне нормальные, но их совокупность приводит к удручающему результату. Признаю, что немного «пережала», зато это помогло ярко выявить очень своеобразную особенность тестируемой психики. При резком возрастании напряженности внешнего эмоционального фона внутренний крайне быстро теряет равновесие, которое и так предельно шатко. А по достижении пика напряжения происходит смена личностного фокуса.
— Вы имеете в виду состояние аффекта?
— Отнюдь. Он прекрасно себя контролирует, просто... На некоторое время уступает место своему второму «я».
— И как же оно выглядит, это «я»?
Хелен окинула меня критическим взглядом.
— Довольно бесцеремонное. Но эффективное. Жесткое. С пониженным уровнем эмоционального восприятия. Сухое. Экономичное. Рациональное.
— Но ведь это то, что надо! — довольно резюмировала Барбара.
— Возможно... — Блондинка кивнула, но как-то неуверенно. — Если вам требуется механическое и бесстрастное исполнение чего-либо. Только необходимо помнить, что длительность такого «аффекта» достаточно кратковременна, а время выхода совершенно непропорционально времени входа. То есть сам он не в состоянии варьировать временные периоды.
— Вы хотите сказать... — Глаза Барбары заинтересованно блеснули.
— Я хочу сказать — индивидуальная работа ему противопоказана. По крайней мере, пока он не научится хотя бы частично справляться со своими эмоциональными срывами.
Я тупел с каждой услышанной фразой. С каждой минутой. Значит, меня официально объявляют психом? Новость, можно подумать... Припадочный? Совсем здорово. Может, добиться выдачи справки на этот счет? Буду получать пособие по инвалидности. Как же! Размечтался. Тетушка от нетерпения вся уже извертелась: прекрасно знаю этот ее взгляд. Взгляд ребенка, дорвавшегося до желанной игрушки. До меня то есть. А еще мне необходим присмотр, как выяснилось. Вот только не понимаю, для чего: то ли доводить меня до состояния белого каления, то ли удерживать в нем, то ли скоренько приводить в чувство. Хотя, скорее всего, и для первого, и для второго, и для третьего. И будет у Барбары дрессированная собачка по имени Морган, которая будет в нужное время тявкать и драть глотки нехорошим дядям. Тьфу. Любопытно, она уже знает, кому поручить неблагодарную роль дрессировщика?
— Какие-то специфические требования к напарнику? — Барбара задает последний вопрос.
— Специфические? — Хелен пожала плечами. — Пожалуй, нет. Психологическая совместимость будет целиком и полностью зависеть от доброй воли этого молодого человека:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики