ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Знаю зачем: чтобы Амано не подводить. Его бы обязательно назначили вместе со мной. Может, переиграть? Посижу один в Отделе... Нет, не позволят. Чем же заняться-то? Жечь свечи в пустой квартире?
В пустой квартире... За которую тоже нужно платить! Совсем забыл. И ведь никто из родственников деньги заранее не переведет. Зачем? Мо все заплатит! Тьфу, еще раз.
С другой стороны, в каждой неприятной ситуации есть светлая сторона. Если ближайшие полгода, кроме меня, в квартире никто жить не собирается...

Ул. Строителей, дом 12, вечер этого же дня.
Я еще раз сверился с адресом, записанным на клочке бумажки. Да, это здесь. Район, конечно, не из престижных. Прямо скажем, рабочий. Крохотные квартирки, слепленные в неказистые дома. Толпы детей, играющих во дворе в снежки. Уж не знаю, кто вырастет из этих сорванцов, но как минимум двое могут уже сейчас записываться в снайперы: попасть с расстояния полсотни метров точно между лопатками сможет не каждый, особенно если учесть, что цель не стоит на месте, а довольно неуверенно пробирается между сугробами к одному из подъездов... Спина все еще ноет. Гад малолетний.
Собрав в сумку нехитрые пожитки и настроив перевод домашних вызовов на свой личный комм, я поставил квартиру на консервацию: и мне спокойнее, и плата почти никакая — не дороже чем порция мороженого. Новое место жительства было выбрано в колонке объявлений практически наугад. Впрочем, вру. Мне понравилось коротенькое: «Хотите сэкономить на карманные расходы? Снимем квартиру вместе». Далее шел нехитрый адрес (не смутивший меня даже номером квартиры — 13) и — вместо подписи — просто «Элль». Собственно, вопрос половой принадлежности обеспокоил меня уже у самой двери, когда в памяти всплыл светлый образ Паркера, вызвавший судорогу всех конечностей разом. Утешиться можно было лишь тем, что если этот Элль принадлежит к «братьям» Джея, то я вряд ли ему понравлюсь, потому как...
— Тебе чего?
В проеме открывшейся после моего звонка двери стояла... девушка! Уф-ф-ф, какое облегчение!
— Я... по объявлению. О съеме квартиры. Вы Элль?
— Да. А ты?
— Мо. Вы писали... — Только тут до меня дошло: на кой черт ей соседство с парнем? Тем более совершенно незнакомым и не слишком привлекательным. Я умолк, не зная, как продолжить разговор, ведущий в никуда, но девушка кивнула:
— Заходи.
— Зачем?
— Ты же пришел по поводу квартиры? Или я чего-то не понимаю?
— Но ведь вы...
— С тобой все в порядке? — Золотисто-карие глаза настороженно сощурились.
— Да. Я просто подумал, что вы же девушка, а я... Как мы будем жить?
Она рассмеялась:
— Я же не предлагаю тебе одну постель на двоих! У каждого вполне нормальная комната. Удобства общие, уж извини. А личная жизнь отдельно. Идет?
Я кивнул, все еще не веря своей удаче. Какой, спросите? Знаете, жить под одной крышей с девушкой куда приятнее, чем с парнем. Во-первых, она не будет раскидывать везде грязные шмотки. Во-вторых, не будет приходить в середине ночи в состоянии подпития. В-третьих... Много причин, в общем.
— Ну, ты согласен или как?
Распределив процентное участие в квартплате и очередность уборки общих мест пользования, Элль предложила мне кофе. Вообще-то я не люблю этот напиток — даже на работе больше проливается, чем попадает мне в рот, — но из вежливости отказываться не стал. Как выяснилось, совершенно правильно сделал, потому что кофе был сварен отменно. И цвет его получился таким же нежно-шоколадным, как кожа моей новой соседки.
Закинув ногу на ногу, Элль поинтересовалась:
— Ты работаешь или учишься?
— Я похож на студента?
— На чучело ты похож. — Эта фраза в устах мулатки прозвучала так беззлобно и спокойно, что я даже не обиделся. — Так учишься?
— Нет, работаю. А что?
— Ничего. Просто у студентов деньги обычно заканчиваются не начавшись, по себе знаю. А где работаешь?
— Госслужащий.
— С бумажками возишься?
— Чаще всего да.
— А не «чаще»?
— Иногда приходится ездить в командировки.
— Надолго?
— Ну... от пары дней до пары недель.
— Это плохо.
— Почему?
— Ну, тебя же в это время в квартире не будет, так что...
— О плате не беспокойся: по ней ты моего отсутствия не заметишь!
— Честно? — Серьезный взгляд из-под мелированной медово-золотым челки.
— Честно.
— Ты меня удивляешь... — Элль задумчиво откинулась на спинку стула.
— Это хорошо или плохо?
— А кто знает? Я бы на твоем месте постаралась избежать лишних расходов.
— Ничего, такие деньги я потяну!
— Смотри не передумай! На носу Рождество, и мне еще подарки покупать, а я не хочу, чтобы меня выставили из квартиры в следующем месяце за то, что сосед умотал в командировку.
— Я могу внести плату сегодня за месяц вперед. Каким образом, не подскажешь?
— На первом этаже, у консьержа. Скажешь номер квартиры и свое имя — для регистрации.
— Тогда спущусь прямо сейчас.
Объяснив дядьке необъятных размеров, оккупировавшему служебную комнату, кто я такой и в какой квартире буду жить, я подписал договор о найме жилья (шедевр лаконичности на полстранички) и перевел с кредитки еще тридцать единиц. Если учесть, что за квартиру на Рассветной Аллее в месяц нужно было платить двести тридцать, экономия получалась внушительная: может, и до пенсии удастся пожить на широкую ногу.
Возвращаясь, я столкнулся на лестнице с плачущей девочкой лет шести. Зареванная мордашка мне категорически не понравилась, потому заслужила строгий вопрос:
— Кто тебя обидел, маленькая?
Прозрачно-серые глаза уставились на меня как на что-то несуществующее в природе. Я опустился на корточки, чтобы оказаться примерно такого же роста, как печальный ангел, и спросил еще раз:
— Так кто тебя обидел?
— Да никто ее не обижал! — донесся ответ со следующей лестничной площадки. — Родители ее опять... ругаются.
— Ругаются?
Я прислушался к странным звукам на втором этаже.
— Они вечно так, — сверху пояснил парнишка, жующий печенье. — То ссорятся, то мирятся. Не обращай внимания.
Я бы и не обратил, но тут до моего слуха донесся крик, который свидетельствовал о том, что кому-то сделали больно.
— Какая квартира? — спросил я у парня.
— Шестая. Ты чего, собрался разнимать? Ну, ты даешь, баклан!
Оставив без ответа нелестный комментарий, касающийся моей персоны, я толкнул дверь указанной квартиры. Под ногами сразу захрустело битое стекло. Наверное, целый сервиз укокошили. Во второй из трех загроможденных мебелью и детьми комнат я нашел чету родителей плачущей девочки. Мускулистый, но уже заметно погрузневший мужчина угрожающе навис над женщиной, неловко пытающейся встать с пола, куда ее — судя по начинающему вспухать лицу — отправил кулак мужа. Но подняться не получалось: то ли из-за путающихся под ногами комков одежды, то ли из-за обломков мебели, то ли... Да она же беременная! Ну что за люди?!
— Оставьте жену в покое!
Он обернулся, представив моему вниманию лишенное разума полупьяное лицо.
— Это что еще за прыщ? Уйди от греха подальше!
— Вашей жене нужна медицинская помощь!
— Ты чего, врач? Нет? Ну и дуй отсюда!
— Вызови такси, — велел я парню, который поплелся за мной в квартиру. Наверное, хотел посмотреть, как быстро меня убьют. — Живо!
— Такси? — Искра осмысленности в маленьких красных глазах. — Это еще зачем?
— Отвезти вашу жену в больницу.
— Она никуда не поедет!
— Не вам решать.
— Ах ты...
Он занес кулак, намереваясь одним ударом отделаться от надоедливого насекомого в моем лице, но... Справедливо рассудив, что некоторые части тела — по причине огромного количества уже имеющихся наследников — не представляют для этого грубияна ценности, я заехал ногой прямо пониже начинающего обвисать живота. Мужик охнул, но пришлось добавить еще один удар — в челюсть, чтобы грузная махина обрушилась на пол.
— С ним все будет... хорошо? — робко спросила женщина.
— Когда проспится — да. А вам нужно срочно показаться врачу. Вы можете идти сами?

Через два часа, в тех же декорациях.
К счастью, ребенок, которого носила фру Свенсон, не пострадал, и доктор клятвенно заверил всех присутствующих (саму Хильду, одну из ее дочерей, меня, парнишку, вызвавшего такси, и Элль), что мальчик появится на свет вовремя и совершенно здоровым. В общем, все разрешилось вполне благополучно. За исключением того, что мой банковский счет уменьшился на сумму, которую надо было заплатить за обследование и процедуры. Когда я увидел, что у меня на все про все осталось только двадцать пять единиц, захотелось выть в полный голос, Какие уж тут подарки! Самому бы ноги не протянуть до следующей зарплаты. Все, перехожу на быстрорастворимые макароны и прочую гадость: пусть невкусно, зато желудок делает вид, что доволен.
— О чем задумался? — оторвал меня от грустных размышлений голос Элль, посасывающей через соломинку лимонад, пока мы поднимались по лестнице на свой четвертый этаж.
— Да так... О празднике. И праздничных тратах.
— А! У тебя денег много?
— Не особенно... Почему ты спрашиваешь?
— Странный ты. В такую дыру жить переехал, а только что потратил сумму, которой с лихвой хватило бы на более роскошные апартаменты. На голову больной, что ли?
— То есть?
Я даже остановился, чтобы не упасть, запутавшись в ступеньках.
— Ну, приехали. Зачем ты в больнице счета оплатил?
Вопрос не в бровь, а в глаз.
— Но ведь кто-то должен был...
— Кто-то... Почему ты?
— Я же мог.
— Только не говори, что эти деньги были лишними! — хмыкнула девушка. — С такими шмотками, как у тебя, любой грош на счету.
— Они такие плохие?
Ну вот, кажется, начинаю обижаться.
— Они никакие! — устало пояснила Элль. — Большего уродства я за всю жизнь не видела!
— Ну и не смотри, если не нравится!
— Ладно, замнем. Кстати, ты завтра дома?
— А что?
— Я тоже никуда не собираюсь. Посидим вместе?
— Почему бы и нет? А разве у тебя нет родных?
— Есть. — Несколько мрачный ответ.
— Они сейчас в городе?
— Где ж им еще быть? — огрызнулась Элль. Непорядок.
— Ну, мои, например, бывают дома только месяц в году.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики