науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Хорошо, сэр.
Билл схватил шляпу и быстро вышел. Через десять минут он отпустил такси у дома на Понт-стрит, 487. Он позвонил и вдобавок громко постучал молотком. Дверь открыл слуга, которому Билл кивнул, как старому знакомому.
– Доброе утро, Чилверс. Миссис Ривел дома?
– Она собирается вот-вот уйти.
– Это вы, Билл? – раздался голос с верхнего пролета лестницы. – Я узнала вас по грохоту. Поднимайтесь и рассказывайте.
Билл посмотрел наверх, на ее смеющееся лицо – она всегда смеялась над ним и не только над ним, доводя жертву до полной беспомощности. Он ринулся вверх по лестнице, перескакивая через ступеньки, и крепко сжал в своей руке протянутую руку Вирджинии Ривел.
– Привет, Вирджиния!
– Привет, Билл!
Обаяние – это тайна за семью печатями. Сотня молодых женщин, и куда более красивых, нежели Вирджиния Ривел, могли бы сказать «Привет, Билл!» с той же интонацией, однако не произвели бы на него никакого эффекта. Но два этих слова, сказанные Вирджинией, произвели на Билла ошеломляющее впечатление.
Вирджинии Ривел было двадцать семь лет. Она была высока и изысканно стройна. Настолько, что ее исключительно пропорциональную фигуру можно было бы описывать в стихах. У нее были небольшой решительный подбородок, правильный нос, проницательные глаза, сиявшие из-под полуприкрытых век глубоким темно-васильковым цветом, и прелестный рот, один из уголков которого был несколько опущен, что, как известно, является «знаком Венеры». Лицо ее казалось необыкновенно выразительным, и вся она лучилась такой жизненной энергией, что никого не могла оставить равнодушным. Не обратить внимания на Вирджинию Ривел было совершенно невозможно. Она втянула Билла в небольшую гостиную, которая, словно усыпанный крокусами луг, была и зеленой, и розовой, и желтой.
– Милый Билл, – сказала она, – неужели Форин Оф-фис отпустил вас? Мне казалось, что без вас там все сразу же развалится.
– Я к вам с поручением от Ломакса. Кстати, Вирджиния, если он спросит, не забудьте, что нынче утром у вас не работал телефон.
– Но он работал!
– Я знаю. Но я сказал шефу, что нет.
– Зачем? Раскройте мне эту дипломатическую тайну.
Билл с упреком посмотрел на нее:
– Затем, чтобы приехать сюда и увидеть вас!
– Дорогой Билл! Как это глупо с моей стороны и как мило с вашей!
– Чилверс сказал, что вы собираетесь уезжать.
– Да, на Слоан-стрит. А что нужно Джорджу?
– Он спрашивает, будете ли вы дома сегодня в четыре.
– Видимо, нет. Я собиралась в Ранелах. А почему так официально? Что он хочет мне предложить? Как вы думаете?
– Я не спрашивал его.
– Потому, что вы сказали бы ему, что я предпочитаю мужчин, чьими предложениями руководит влечение?
– Как я?
– Это не влечение, Билл! Это привычка.
– Вирджиния, неужели никогда…
– Нет, нет и нет, Билл! Не будем говорить об этом до завтрака! Постарайтесь видеть во мне милую матушку средних лет, которая постоянно печется о вас.
– Вирджиния! Я вас люблю!
– Знаю, Билл, знаю! Просто я люблю быть любимой. Неужели это так ужасно и безнравственно? Мне хочется влюбить в себя всех мужчин на свете…
– Вы уже почти добились своего, – мрачно заметил Билл.
– Однако, надеюсь, Джордж не влюблен в меня? Никогда бы в это не поверила. Он так озабочен своей карьерой. Что еще он сказал?
– Только то, что это весьма важно.
– Билл, я заинтригована. Круг вопросов, которые Джордж считает важными, весьма ограничен. Наверное, мне придется отказаться от поездки в Ранелах. В конце концов, это можно сделать в любой другой день. Передайте Джорджу, что я буду покорно ждать его в четыре часа.
Билл взглянул на часы:
– Я думаю, до ленча я могу не возвращаться. Подумайте над моим предложением.
– Только после ленча.
– Неважно. Если б вы согласились, то сразу бы все вокруг так чудесно переменилось для нас.
– Это было бы чудесно, – сказала Вирджиния, глядя на него с улыбкой.
– Вирджиния! Вы прелестны! Ну скажите, я нравлюсь вам? Ну, хоть немножко больше других?
– Билл! Я обожаю вас! Если бы меня вынудили выйти замуж – ну просто вынудили, – если бы, скажем, какой-нибудь безнравственный мандарин сказал мне: «Выйдешь за кого-нибудь замуж или умрешь медленной смертью», я непременно выбрала бы вас, Билл, честное слово.
– Правда?!
– Да! Но я не желаю замуж ни за кого. Мне нравится быть легкомысленной вдовой.
– Я не помешал бы вам оставаться прежней. Все было бы так, как вам захочется. Вы бы меня даже не замечали.
– Вы ничего не поняли, Билл. Я из тех женщин, которые выходят замуж по велению сердца, если вообще выходят.
Билл тихо застонал.
– Я, видно, скоро застрелюсь, – мрачно сказал он.
– Не застрелитесь, дорогой! Вы пригласите на ужин хорошенькую девочку, как сделали это позавчера вечером…
Мистер Эверсли мгновенно сконфузился:
– Если вы говорите о Дороти Киркспатрик, то уверяю вас: у меня с ней ничего серьезного.
– Конечно, нет, Билл! Я рада, что вы забавляетесь. Но, все-таки, не претендуйте на то, чтобы застрелиться от неразделенной любви.
К мистеру Эверсли вернулось наконец сознание собственного достоинства.
– Вы не понимаете, Вирджиния, – строго сказал он. – Мужчины…
– Полигамны! Да, я знаю! У меня и самой закрадывались сомнения на этот счет… Билл, если вы действительно меня любите, то поехали скорее завтракать!

5. Первая ночь в Лондоне

Даже в самых совершенных планах порой бывают изъяны. Джордж Ломакс допустил одну ошибку: в цепи его приготовлений оказалось слабое звено – Билл Эверсли.
Билл был очень милым парнем. Он отлично играл в гольф и в крикет, имел приятную внешность и хорошие манеры, но его присутствие в Форин Оффисе объяснялось не столько его светлой головой, сколько хорошими связями. Впрочем, он идеально подходил для той работы, которую ему поручали. Попросту говоря, он был у Джорджа на побегушках. Он выполнял малоответственную и не очень серьезную работу. В его обязанности входило быть всегда у Джорджа под рукой, чтобы переговорить с не очень важными посетителями, которых Джордж не желал видеть, бегать с разными поручениями, – словом, быть полезным. Со всем этим Билл вполне справлялся. В отсутствие Джорджа Билл разваливался в самом большом кресле и читал спортивную прессу, – поступая таким образом, он всего лишь отдавал дань освященной веками традиции.
Джордж, привыкший посылать Билла с различными поручениями, послал его в офис «Юнион Кастл» узнать, когда прибывает пароход «Грэнарт Кастл». Однако Билл, подобно большинству высокообразованных молодых англичан, имел приятную, но не вполне четкую дикцию. И любой логопед обнаружил бы ошибку в том, как он произносит слово «Грэнарт». Это можно было принять за что угодно. Клерк в офисе понял это как «Карнфраэ». Пароход «Карнфраэ Кастл» должен был прибыть в четверг. Так он и ответил. Билл поблагодарил клерка и ушел. Джордж Ломакс принял к сведению эту информацию и соответственно построил свои планы, полагая, что Джеймс Макграт появится не раньше четверга.
Поэтому в среду утром, удерживая лорда Катерхэма за лацкан плаща на ступеньках клуба, он с большим удивлением узнал бы, что «Грэнарт Кастл» пришвартовался в Саутгемптоне еще вчера днем.
В два часа пополудни Энтони Кейд, путешествовавший под именем Макграта, сошел по трапу речного трамвайчика в Ватерлоо, взял такси и, после минутного колебания назвал шоферу отель «Блиц». «Там должно быть вполне удобно», – подумал Энтони, с интересом глядя в окно машины. Он не был в Лондоне четырнадцать лет.
Энтони прибыл в отель, взял номер и пошел прогуляться по набережной. Приятно снова оказаться в Лондоне. Конечно, все изменилось. Вон там был маленький ресторанчик – сразу за Блэкфрайерз-бридж, – в котором он не раз с удовольствием обедал в компании славных ребят.
Он направился обратно в отель. Но, едва повернув, столкнулся с прохожим, да так, что чуть не упал.
Когда оба пришли в себя, прохожий пробормотал извинения, пристально вглядываясь в лицо Энтони. Он был невысок и одет так, как обычно одевается рабочий люд. Но по его внешности в нем можно было предположить иностранца.
Энтони продолжил свой путь, размышляя над тем, чем это заслужил он такой пристальный взгляд. Вероятно, ничем. Его сильный загар выглядел, конечно, непривычно на фоне бледных жителей Лондона – он-то, видимо, и привлек внимание того парня.
Энтони поднялся в номер и, поддавшись внезапному чувству, подошел к зеркалу и стал изучать свое отражение. Возможно ли, чтобы кто-нибудь из его прежних немногочисленных приятелей узнал его, встретившись лицом к лицу? Вряд ли. Ему было восемнадцать, когда он покинул Лондон, – милый, немного полный юноша с обманчивой ангельской внешностью. Едва ли возможно узнать того мальчика в загорелом мужчине с насмешливым выражением лица.
Зазвонил стоящий возле постели телефон. Энтони взял трубку:
– Алло!
Он услышал голос портье:
– Мистер Джеймс Макграт?
– Да.
– Вас хочет видеть один джентльмен.
Энтони весьма удивился:
– Меня?!
– Да, сэр. Он иностранец.
– Как его имя?
– Я пришлю рассыльного с визитной карточкой, – сказал портье после некоторой паузы.
Энтони положил трубку и стал ждать. Через несколько минут в дверь постучали и появился мальчик с визиткой на подносе. Энтони взял ее и прочел награвированное имя: «Барон Лолопретжил».
Теперь он понял, почему портье запнулся. Молча он изучил карточку, а затем попросил проводить к себе этого джентльмена.
– Хорошо, сэр, – ответил мальчик.
Через несколько минут в номер вошел барон Лолопретжил. Это был мужчина с огромной черной веерообразной бородой и совершенно лысый. Он щелкнул каблуками и кивнул.
– Мистер Макграт! – сказал он.
Энтони попытался подражать ему, насколько это было в его силах.
– Барон! – сказал он. Затем предложил ему кресло. – Прошу вас, садитесь. Кажется, я не имел удовольствия видеть вас раньше?
– Да, это так, – усаживаясь, согласился барон. – К моему сожалению, – добавил он вежливо.
– И к моему также, – в тон ему ответил Энтони.
– К делу давайте перейдем, – сказал барон. – Представляю я в Лондоне монархическую партию Герцословакии.
1 2 3 4 5 6 7
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики