науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– И, уверяю вас, делаете это прекрасно, – пробормотал Энтони.
Принимая комплимент, барон кивнул.
– Вы слишком добры ко мне, – сказал он сухо. – Мистер Макграт, от вас не буду скрывать ничего. Время пришло восстановить монархию, которая пала с убийством светлой памяти Его Величества короля Николая IV.
– Аминь, – пробормотал Энтони. – Я слышал об этом.
– Занять должен трон Его Высочество князь Михаил, который поддержку британского правительства имеет.
– Великолепно! – воскликнул Энтони. – Очень любезно с вашей стороны рассказать мне об этом.
– Все уже готово, но тут являетесь вы и препятствуете! – Барон твердо смотрел в лицо Энтони.
– Дорогой барон! – запротестовал он.
– Да, да! Я знаю, что говорю. У вас находятся мемуары графа Стылптича! – Он осуждающе глядел на Энтони.
– А если и так? Чем могут помешать мемуары графа Стылптича князю Михаилу?
– Они вызовут скандал!
– Это свойство всех мемуаров, – философски заметил Энтони.
– Секретов много знал он. Если откроется четверть из них хотя бы, в войну будет ввергнута Европа.
– Продолжайте, продолжайте, – сказал Энтони. – Неужели все так ужасно?!
– Об Оболовиче дурная слава пойдет. Англичане настроены демократично так.
– Допускаю, – сказал Энтони, – что Оболович мог пошутить, может быть, слишком жестоко и кроваво. Но здесь, в Англии, люди вполне способны ожидать от балканцев чего-нибудь подобного. Не знаю почему, но это так.
– Вы не понимаете, – сказал барон. – Вы не понимаете ничего. И на замке мои уста, – вздохнул он.
– Чего вы, собственно, боитесь? – спросил Энтони.
– Пока мемуары не прочту, не знаю, – объяснил барон. – Но там что-то есть, наверняка. Так нескромны великие дипломаты. Говорит поговорка: тележка с яблоками перевернется.
– Ну что вы! – сказал Энтони. – Я уверен, вам все видится в чересчур черном свете. Знаю я издателей – они садятся на рукописи и высиживают их, как яйца. Пройдет не меньше года, прежде чем рукопись будет опубликована.
– Молодой человек либо обманщик, либо простак. Все готово к тому, чтобы мемуары в воскресных газетах появились немедленно.
– Да ну! – Энтони начал сдавать позиции. – Но вы ведь можете все отрицать, – сказал он обнадеживающе.
Барон печально покачал головой:
– Нет-нет, глупости вы говорите. К делу перейдем. Тысячу фунтов вы должны получить, не так ли? Видите, у меня хорошая информация…
– Искренне поздравляю разведку монархистов!
– Предлагаю вам пятнадцать сотен.
Энтони с изумлением взглянул на него и сочувственно помотал головой.
– Боюсь, что это невозможно, – сказал он с сожалением.
– Хорошо. Предлагаю вам две тысячи.
– Барон, вы меня искушаете! Но я еще раз говорю вам, что это невозможно.
– Тогда вашу цену назовите.
– Боюсь, вы не вполне меня поняли. Я искренне верю, что ваши намерения ангельски чисты и что мемуары могут помешать вам. Тем не менее, я взялся передать их в издательство и должен сделать это. Я не могу себе позволить продаться противной стороне. Это совершенно невозможно.
Барон слушал очень внимательно. И когда Энтони закончил, он несколько раз кивнул:
– Понимаю. Ваша честь английского джентльмена.
– Ну, сами мы называем это несколько иначе, – сказал Энтони, – но думаю, несмотря на разницу в словах, мы говорили об одном и том же. Барон встал.
– Так как честь англичанина весьма уважаю я, – произнес он, – мы должны по-другому попробовать. Желаю вам доброго утра.
Он щелкнул каблуками, поклонился и вышел, держась Необычайно прямо. «Интересно, что он имел в виду, – раздумывал Энтони. – Угроза? Но старик Лоллипоп не вызывает у меня никаких опасений. Кстати, вот имечко Барон Лоллипоп!»
Он зашагал по комнате, размышляя о своих дальнейших действиях. До истечения срока, назначенного для передачи рукописи в издательство, осталось чуть больше недели. Сегодня пятое октября. Энтони собирался передать ее в самый последний момент. По правде говоря, теперь ему очень захотелось прочитать эти мемуары. Он собирался сделать это еще на пароходе, но его свалила лихорадка, и не было никакого желания разбирать корявый почерк, ибо рукопись не была перепечатана на машинке. Теперь ему больше, чем когда-либо, хотелось узнать, из-за чего, собственно, разгорелись такие страсти.
Но у него было и второе поручение. Вспомнив о нем, он взял телефонную книгу и нашел фамилию Ривел. В книге их было шесть: Эдвард Генри Ривел, хирург, Харли-стрит; Джеймс Ривел и К°, шорник; Леннокс Ривел, Эбботбери-Мэнжэнз, Хэмпстед; мисс Мери Ривел из Илинга; миссис Тимоти Ривел, Понт-стрит, 487; миссис Уиллис Ривел, Кэйдоген-сквер, 42. Исключая шорников и мисс Мэри Ривел, остаются четверо, при всем при том, что нет никакой уверенности, что искомая леди вообще проживает в Лондоне. Энтони захлопнул книгу и слегка покачал головой. «Положимся на случай, – заключил он. – Как-нибудь образуется».
Счастье таких людей, как Энтони Кейд, в этом мире объясняется тем, что они сами ни минуты в нем не сомневаются. Спустя каких-нибудь полчаса, листая иллюстрированный журнал, Энтони нашел то, что искал. Он наткнулся на сообщение о маскараде у герцогини Перт. Центральная фигура на фотографии – женщина в восточных одеждах – была, как гласила подпись: «Миссис Тимоти Ривел – Клеопатра. В девичестве – Вирджиния Коутрон, дочь лорда Эджбастона».
Энтони некоторое время рассматривал фотографию, шевеля губами. Затем он вырвал страницу, сложил ее и спрятал в карман. Потом поднялся наверх, открыл чемодан и достал оттуда связку писем. Вытащил из кармана сложенную страницу и подсунул ее под бечевку, которой были связаны письма.
Вдруг за спиной у него раздался какой-то шорох, и Энтони резко повернулся. В дверях стоял человек – до сих пор Энтони полагал, что подобных субъектов можно встретить разве что в хоре комической оперы. Приземистый, с толстым, грубым лицом, перекошенным злобной ухмылкой.
– Какого черта! – крикнул Энтони. – Кто позволил вам войти?
– Я хожу где хочу, – ответил незнакомец. Говорил он гортанно, с акцентом, хотя английский его был вполне сносен.
«Еще один иностранец», – подумал Энтони.
– Подите вон, слышите?! – сказал он.
Глаза незнакомца впились в связку писем, которую Энтони вынул из чемодана:
– Я уйду, когда получу то, за чем пришел.
– И что же вам нужно, позвольте спросить?
Незнакомец сделал шаг вперед.
– Мемуары графа Стылптича! – прошипел он.
– Слушайте, вас просто нельзя воспринимать серьезно, – сказал Энтони. – Ведь вы явно оперный крестьянин. Кто вас прислал? Барон Лоллипоп?
– Барон?.. – незнакомец произнес ряд трудновоспроизводимых согласных.
– Вот, оказывается, как вы это произносите? Нечто среднее между полосканием горла и собачьим лаем. Думаю, мне самому этого не произнести – моя гортань к этому не приспособлена. Я решил назвать его Лоллипоп. Так это он вас прислал?
Ответ был резко отрицательный, причем для убедительности посетитель даже несколько раз яростно плюнул. Потом он вынул из кармана клочок бумаги и бросил его на стол.
– Смотри! – сказал он. – Смотри и содрогайся, проклятый англичанин!
Энтони взглянул на клочок с некоторым интересом, отнюдь не смутившись второй частью приказания незнакомца. Там была грубо нарисована красная рука.
– Похоже на руку, – заключил он. – Но, если вам угодно, я готов считать это изображением заката на Северном полюсе.
– Это знак Братства Багровой Руки. Я – член Братства.
– Никогда бы не подумал, – сказал Энтони, глядя на него с нескрываемым интересом. – Остальные Братья такие же? Не представляю себе, что сказали бы о них евгенисты.
Незнакомец гневно закричал:
– Собака! Хуже собаки! Наемный слуга прогнившей монархии! Давай сюда мемуары и останешься жив! И помни милосердие Братства!
– Очень мило с вашей стороны, – сказал Энтони, – но боюсь, что все вы стали жертвой недоразумения. Мне поручено передать рукопись отнюдь не вашему почтенному сообществу, а издательству.
– Ха! – засмеялся незнакомец. – Неужели ты думаешь, что тебе позволят дойти туда живым? Хватит болтать! Выкладывай рукопись, иначе я стреляю!
Он выхватил из кармана револьвер и помахал им перед носом Энтони.
Но он недооценил Энтони Кейда. Он не привык иметь дело с людьми, которые действуют столь же стремительно – если не быстрее, – как и думают. Энтони не стал дожидаться, пока его продырявят пулей. Едва посетитель выхватил револьвер, Энтони прыгнул и выбил оружие у него из рук. Сила удара была такова, что незнакомец развернулся спиной к нападавшему.
Жалко было бы упустить такой случай. Сильным пинком Энтони послал незнакомца в направлении дверей, и тот вылетел в коридор, где и обмяк у стенки.
Энтони вышел за ним, но доблестный член Братства Багровой Руки уже получил свое. Он проворно вскочил на ноги и ринулся прочь по коридору. Энтони не стал его преследовать и вернулся в номер. «Поделом этому Братству! – заключил он. – Внешность, конечно, живописная, но, если действуешь правильно, справиться с ними ничего не стоит. Интересно, какой дьявол принес его? Одно совершенно ясно: дело будет совсем не таким простым, как мне казалось я уже насолил обеим партиям – и монархистам, и радикалам. Вероятно, вскоре последуют визиты делегаций националистов и независимых либералов. Во всяком случае, нынче же ночью рукопись нужно прочесть».
Взглянув на часы, Энтони обнаружил, что уже почти девять, и решил поесть в номере. Он не ожидал больше никаких непредвиденных визитов, но чувствовал, что все время нужно быть начеку. У него не было ни малейшего желания предоставить кому-нибудь возможность порыться в его чемодане в то время, пока он будет в ресторане. Он позвонил, попросил меню и заказал пару блюд и бутылку бордо. Стюард принял заказ и удалился.
Ожидая, пока принесут обед, он распаковал рукопись и положил ее на стол рядом с письмами.
В дверь постучали, и стюард вкатил сервировочный столик. Энтони находился в этот момент у камина. Стоя спиной к двери, он оказался прямо напротив зеркала и, мельком взглянув в него, заметил нечто любопытное. Стюард прямо-таки пожирал глазами пакет с рукописью.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики