науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Предупредительный урку-емец, совершенно трезвый после уже второго стакана, не понял намерений народного контролера и, попросту взяв ту самую бутылку в руку, наполнил пустой стакан Добрынина.Добрынин кивнул.Что было потом, он не помнил. Но, судя по всему, ничего особенного не произошло. Во всяком случае, проснулся он на койке в солдатской комнате-казарме, хорошо укутанный в три одеяла и сверху накрытый шинелью. Проснулся, посмотрел все еще замутненным взглядом по сторонам.Рядом кто-то храпел, накрывшись с головой.Народный контролер сунул руку под койку и к своей радости нащупал там вещмешок.Вставать не хотелось. Не глядя, он вытащил из вещмешка книжку, раскрыл ее на пятьдесят шестой странице, сам удивившись собственной хорошей памяти, и стал читать.«Ленин и кошки.Ленин очень любил кошек. В Горках, где он лечился после ранения, было очень много бродячих кошек. Питались они обычно в кухне санатория. Мало перепадало им. Чаще всего какая-нибудь сердобольная повариха украдкой подбрасывала одной или другой кошке рыбий хвостик или куриные потроха. Но главный повар санатория кошек не любил и очень плохо к ним относился. Думал он, что с медицинской точки зрения вредно иметь в санатории бродячих кошек, и поэтому вызвал специальную бригаду из Москвы по отлову бродячих животных.Приехала однажды в полдень в санаторий специальная машина — черный крытый грузовик. Вышли оттуда четыре здоровых мужика с большими сачками в руках. И стали они по санаторию бегать и кошек ловить.А Ленин в это время на своей любимой скамейке в санаторном скверике сидел и кошек гладил. Подбегает к этой скамейке вдруг мужик с сачком и хвать одну рыжую кошку что чуть в стороне на солнышке лежала. Задергалось заизвивалось бедное животное в сетке сачка, а мужик стоит довольный и, наверно, жалеет, что сачок такой маленький, что только одну кошку за один раз поймать можно.Тут Ленин и говорит ему:— Чему радуетесь, товарищ? Дети есть? Живете в Москве? С какого года в партии?Потупил свой взгляд в землю мужик — ведь знал он, кто сидит перед ним.— Я, — говорит, — радуюсь оттого, что приношу пользу людям.А глаза не поднимает.— А что за польза? Давно ли этим занимаетесь? Сколько в день кошек ловите?— Так ведь бешеных много среди бродячих животных. Детей покусать могут, а дети потом помрут. Нехорошо… — отвечал мужик.А Ленин слушает да все черную кошку гладит.— Я счас, я быстро вернусь… — проговорил мужик и побежал с пойманной кошкой к машине.Через минуту действительно вернулся с пустым сачком.Пока бегал, Ленин черную кошку шлепнул легонько, чтобы убежала она. Однако рядом еще три кошки на солнышке лежали.Накрыл мужик сачком следующую, поднял ее над землей.— Красивое животное, — сказал мужик с сожалением. — Но у меня работа такая.— Работать надо от души! — сказал Ленин, поднимаясь со скамейки. — Вот вам ваша работа нравится?— А чего?! — пожал плечами мужик. — Главное, чтоб польза была. Я деньги не за так получаю…— Вот-вот, правильно! — похвалил вождь. — Главное, чтоб польза была.И, сказав это, пошел Ленин в глубину скверика.А мужик все стоял и смотрел вслед вождю, усиленно думая над его словами. Пока думал — оставшиеся две кошки, осознав опасность, скрылись в кустах и таким образом остались живы.Вот такая история произошла в подмосковном санатории «Горки».(Записано со слов поварихи Е.М.Пустовойт.)» Рассказ несколько озадачил Добрынина, но сам он понимал, что после всякого пьянства голова работает медленно и хуже обычного. Однако, поразмыслив некоторое время над содержанием, он усмотрел хитрость в поведении вождя, благодаря которой не все кошки были отловлены в санатории «Горки». И после этого как бы просветление наступило для народного контролера: понял он, что, с одной стороны, Ленин порядок уважает и поддерживает, раз не остановил он этого мужика в самом начале, а, с другой стороны, вождь и животных любит, что проявилось в его последующем поведении. «Стало быть, — подумал Добрынин, — можно иногда проявлять смекалку и при этом не нарушать заведенного порядка…» Последняя мысль была как бы умнее самого народного контролера, и он ей очень удивился, одновременно и понимая ее, и недопонимая.Откуда-то раздался грохот. Потом кто-то громко закряхтел, выматерился кратко и затих.Добрынин вылез из-под одеял и обнаружил, что спал совершенно одетым.В казарме было нежарко.По старой памяти нашел Добрынин столовую, селза деревянный стол.Из окошка выдачи пищи высунулась удивленная физиономия солдата с Востока.— Кушать, да? — спросил он.— Да, — ответил Добрынин, протирая не умытые со сна глаза.— Каша, мясо, да? — снова спросил солдат.— Ага.— Мясо медведь, — объяснил солдат-повар. — Кости нэт осколки снаряд есть. Кушать осторожно надо…Добрынин кивал, Ожидая, когда уже что-нибудь появится перед ним на столе.Минут через пять появилось обещанное. Перловая каша прохладная, но с прожилками застывшего жира. И мясо, бурое, еще теплое.— А пить? — спросил Добрынин.— Чай нэт. Командир забрал. Вода в ведро! Завтрак оказался не аппетитным, но сытным. Поднявшись после того, как тарелка стала совсем пустой, за исключением железных снарядных осколков, вытащенных из мяса, народный контролер пошел искать полковника Иващукина.Вместе с сытостью пришло к Добрынину желание работать, и работать немедленно.Иващукина нашел в его комнате-кабинете. Полковник сидел за столом, углубившись в книгу.Добрынин кашлянул, привлекая внимание.— А-а! — Иващукин поднял глаза на народного контролера. — Как самочувствие? Проспался?— Да, в общем-то…— А позавтракать?— Спасибо, я уже… Я думаю, надо работать ехать…— А куда теперь? — поинтересовался полковник. Добрынин пожал плечами.— Главное, чтобы было что проверять… может, завод какой или фабрика?!— Ну, этого тут поблизости нету… — Иващукин задумался на минутку, и вдруг его осенило: — Слушай, а давай заготовку пушнины проверишь?— Давай! — согласился Добрынин.— Отлично! — улыбнулся командир части. — Поедешь в Бокайгол, там и радиостанция есть, радист Петров сидит. Если что — можешь через него с нами связаться.— А как я туда доеду?— Ну, брат, что мы тебя не отвезем, что ли, — развел Руками полковник. — А танк у нас для чего?Добрынин окончательно успокоился.— Давай я тебе на карте покажу! — сказал, поднимаясь из-за стола, Иващукин. Карта висела на стене.— Вот, смотри, здесь мы! — Иващукин ткнул толстым пальцем в красную точку, вокруг которой разливалось сплошное салатное пятно. — А вот тут Бокайгол!Добрынин, следивший за пальцем полковника, удивился расстоянию, но промолчал.— Ближе только Хулайба, но ты уже там был! — развел руками Иващукин.Народный контролер кивнул.Через полчаса заправленный под завязку танк стоял перед входом в домикштаб. Рядом с боевой машиной переступал с ноги на ногу солдатик-танкист.Урку-емец сердечно прощался с военными друзьями. Даже прапорщик, самый угрюмый и нелюдимый среди местных военных, и тот пришел обнять Дмитрия Ваплахова.Добрынин зашел в комнату-казарму забрать свой вещмешок.Вышел во двор. Глотнул морозного воздуха и потопал к танку, на ходу застегивая подаренный Иващукиным кожух.Подошли туда и полковник с двумя солдатами, несшими ящик бутылок питьевого спирта.— Че это? — спросил Добрынин.— Это Дмитрия хозяйство! — ответил полковник. — Это он честно в карты выиграл! Пригодится в дороге!Прощание было кратким.Затащив ящик бутылок в танк, солдаты выбрались наружу, потом в люк спустился Ваплахов, Добрынин и солдат-танкист. Загудела тяжелая машина и поехала, оставив позади военный городок и его обитателей.Первое время ехали молча. Урку-емец пребывал в грустном настроении — видимо, не хотелось ему покидать военный городок и новых друзей.Добрынин думал о громадности Родины. О том, что сердце Родины Москва — намного теплее далекого Севера.Вскоре ему надоело молчать и, вытащив из вещмешка мандат на имя Ваплахова, он протянул документ Дмитрию.Дмитрий, прочитав свой мандат, просиял.— Я теперь тоже русским могу быть?!— Почему? — Добрынин удивился.— Ну раз я — помощник русского человека Добрынина то я могу тоже русским быть?! — повторил свой невнятный полувопрос-полуутверждение урку-емец.— Зачем тебе русским быть? Ты же урку-емец!Слова народного контролера дошли до Дмитрия, и он задумался.Танк ехал по давно прорубленной в тайге просеке-дороге, оставляя за собой на снегу две полосы гусеничных следов.Добрынину захотелось пить — после вчерашнего застолья в горле была такая сушь, что предложи сейчас кто-нибудь народному контролеру литр компота — за раз выпил бы, одним глотком!— Что-нибудь выпить есть тут? — наклонившись поближе к танкисту, спросил Добрынин.— А-а? — переспросил солдат, не разобрав в гулком шуме едущего танка слова народного контролера.— Пить! Пить! — повторил Добрынин и показал обернувшемуся танкисту свой открытый рот, добавив смысла жестом правой руки.Танкист показал на ящик питьевого спирта.— Нет! — крикнул Добрынин. — Другое! Вода есть?Танкист отрицательно замотал головой.Вздохнув тяжело, Добрынин вытащил из ящика одну бутылку. Открыл, приложился и тут же, после первого глотка, скривил лицо до неузнаваемости из-за отвратности вкуса этого напитка.Танк вдруг остановился, и стало тихо.— Что там? — спросил Добрынин, увидев, что танкист прилип к щели обозрения.Солдат пожал плечами и полез в люк.Добрынин, отставив бутылку, заглянул в обзорную щель. Перед танком белоснежную просеку-дорогу пересекала широкая полоса следов.— Стадо какое-то прошло? — пожал плечами Добрынин. — Стоит из-за этого останавливаться!Ваплахов тоже заглянул в щель. Присмотрелся и тут же полез в люк.Добрынин, не захотев оставаться в танке один, тоже выбрался на морозное безветрие. Хрустнул снег под ногами.Подошли они к этой протоптанной дороге.И тут народный контролер отвлекся от неприятного спиртового вкуса во рту — перед ним на снегу были видны следы десятков человеческих ног, совершенно босых, с отпечатками пальцев.Дмитрий присел на корточки и уставился на следы напряженным взглядом.Солдат-танкист просто стоял с открытым ртом.Добрынин нахмурил брови, пытаясь найти какое-нибудь объяснение увиденному, но это ему не удавалось.Ваплахов поднялся, пристально посмотрел в ту сторону, куда вели десятки следов, и медленно пошел туда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики