ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Однако она быстро утешилась. В конце концов, как сказала Диана, им уже пошел четырнадцатый год и детские игры пора бросать. А на пруду можно найти массу гораздо более увлекательных занятий. Они ловили форель с мостика, научились грести и плавали на маленькой плоскодонке, которую мистер Барри держал для охоты на уток.
Идея инсценировать «Элейн» пришла в голову, конечно же, Энн. Они изучали «Королевские идиллии» Теннисона зимой в школе, разобрали их по косточкам, препарировали и анализировали, пока не потеряли всякий интерес и почти совсем перестали ощущать их прелесть. Но, по крайней мере, Лилейная дева Элейн, Ланселот, Гиневра и король Артур стали для них очень близкими персонажами, и Энн втайне вздыхала, почему она не родилась в Камелоте. Тогда было такое романтическое время, не то что сейчас.
Идею Энн приветствовали с восторгом. Девочки уже знали, что если плоскодонку оттолкнуть от этого места, она поплывет по течению к мосту и в конце концов причалит к берегу возле другого мыса на нижнем конце пруда. Они часто плавали туда, и это было очень подходящее место для инсценировки легенды о Лилейной деве.
— Ну хорошо, я буду Элейн, — неохотно согласилась Энн. Ей очень хотелось играть главную роль, но ее художественное чутье протестовало против несоответствия собственной внешности облику Лилейной девы. — Руби, ты будешь королем Артуром, Джейн будет Гиневрой, а Диане придется играть роль Ланселота. Но сначала вам надо будет изображать братьев и отца Элейн. Придется обойтись без старого глухонемого слуги, потому что в плоскодонке, если я лягу на дно, больше места не останется. Надо будет украсить ее черным крепом. У твоей мамы есть старая черная шаль, Диана, — она как раз подойдет для этого.
Когда Диана принесла черную шаль, Энн постелила ее на дно плоскодонки, легла, закрыла глаза и сложила руки на груди.
— Ой, посмотрите, совсем как мертвая, — пугливо прошептала Руби Джиллис, глядя на бледное личико, на котором мелькали тени от склонившихся над прудом берез. — Девочки, мне страшно. Может быть, грешно представляться мертвой? Миссис Линд говорит, что всякое лицедейство — страшный грех.
— Руби, не поминай миссис Линд, — строго сказала Энн. — Не забывай, что все это произошло за сотни лет до того, как она родилась. Ты портишь впечатление. Джейн, накрой меня. Глупо же, чтобы мертвая Элейн разговаривала.
Джейн взялась за дело. У них не было шитого золотом покрывала, но вместо него прекрасно сошла японская желтая накидка для пианино. Белую лилию в это время года найти было невозможно, но высокий стебель цветущего ириса, который вложили Энн в руки, производил не меньшее впечатление.
— Кажется, все готово, — сказала Джейн. — Теперь нам нужно поцеловать ее в холодный лоб, а ты, Диана, скажешь: «Прощай навек, моя сестра!» Ты, Руби: «Прощай, милая сестра», — и, пожалуйста, говорите это как можно печальнее. А тебе, Энн, надо чуть-чуть улыбаться. Помнишь, как там сказано: «Элейн, казалось, улыбалась». Вот так. А теперь отталкивайте лодку.
Плоскодонку стащили с берега, царапнув при этом днищем о колышек, который почти врос в землю, и оттолкнули от мостков. Диана, Джейн и Руби подождали, пока лодку не подхватило течением. Она тихо поплыла в направлении моста, а девочки помчались прямиком через лес к тому мысу, где они должны были в образах Ланселота, Гиневры и короля Артура принимать плот с Лилейной девой.
Несколько минут, тихонько плывя по течению, Энн наслаждалась своей романтической ролью. Потом вдруг случилось нечто, заставившее ее забыть об Элейн и о «Королевских идиллиях». Плоскодонка протекала! Вскоре «Элейн» пришлось вскочить на ноги, снять с себя шитое золотом покрывало и сдернуть траурную драпировку со дна лодки.
Под шалью обнаружилась большая щель, куда прямо-таки хлестала вода. Острый колышек, по которому девочки протащили плоскодонку, вырвал кусок просмоленной пакли из щели между досок. Этого Энн не знала, но она быстро поняла, что дело плохо. Плоскодонка затонет задолго до того, как доплывет до места назначения. А где же весла? Оставили на причале!
Энн слабо крикнула, но ее никто не услышал. Она вся побелела от страха, однако не утратила присутствия духа. У нее был шанс спастись — пусть один, но был.


— Я жутко перепугалась, — рассказывала она о своем приключении миссис Аллан на следующий день. — Лодка плыла так медленно, что, казалось, никогда не доплывет до моста. А вода в ней поднималась все выше. Миссис Аллан, я молилась изо всех сил, но глаз не закрывала. Я знала, что Бог может спасти меня только одним способом — сделать так, чтобы лодка проплыла под мостом рядом со сваей и я смогла бы на нее влезть. Вы ведь знаете: эти сваи — просто стволы деревьев, и на них полно обрубков ветвей. Вот я и просила Бога: «Боженька, направь лодку ближе к свае, а остальное я сделаю сама». И молитва моя была услышана — лодка даже ударилась о сваю носом, я схватила накидку и шаль и вскарабкалась на большой обрубок ветки, который, на счастье, торчал там. Так и оказалась я, миссис Аллан, верхом на мокрой скользкой свае, по которой не могла ни спуститься вниз, ни влезть на мост. Положение было совсем неромантическое, но я об этом тогда не думала. Когда ты только что спаслась от смерти в водной пучине, тут уж не до романтики. Я вознесла благодарственную молитву, а потом мне оставалось одно — держаться покрепче. Мне было ясно, что вызволить меня может только человек — Бог уже сделал все, что мог.
Плоскодонка проплыла под мостом и через несколько секунд затонула — на глазах у Руби, Джейн и Дианы, которые дожидались ее на мысу. У девочек не возникло и тени сомнения, что Энн утонула вместе с лодкой. Они окаменели от ужаса, а потом с дикими воплями бросились через лес к дому и, перебегая дорогу, идущую через мост, даже не взглянули в сторону моста. Вцепившаяся в сваю Энн видела, как они пробежали, и слышала их крики. Скоро ей на помощь придут люди, но висеть на свае было очень неудобно.
Прошло несколько минут. Бедной Лилейной деве они показались вечностью. Почему же никто не спешит ей на помощь? Куда подевались ее подруги? Неужели все они потеряли сознание от ужаса? Что, если с ней от напряжения случится судорога и она не сможет больше держаться? Энн посмотрела вниз на зеленую воду, жутко черневшую в глубине, и содрогнулась. Разыгравшееся воображение рисовало ей картины неминуемой гибели.
И тут, когда ей стало казаться, что скоро она не выдержит и упадет в воду, под мост вплыла лодка Хармона Эндрюса, в которой сидел Джильберт Блайт. Джильберт поднял голову и, к своему изумлению, увидел бледное личико Энн. Глаза ее были расширены от страха, но тем не менее выражали презрение.
— Энн Ширли! Как ты сюда попала? — воскликнул он. И, не дожидаясь ответа, подплыл к свае и протянул девочке руку. Делать было нечего: Энн пришлось принять помощь Джильберта Блайта и спрыгнуть к нему в лодку. Она села на скамейку, мокрая и негодующая на судьбу. В руках у нее была мокрая черная шаль и желтая накидка. В такой ситуации очень трудно сохранять достоинство.
— Что случилось, Энн? — спросил Джильберт, берясь за весла.
— Мы инсценировали сцену смерти Элейн, — ледяным тоном объяснила Энн, не удостаивая своего спасителя даже взглядом, — и мне полагалось приплыть в Камелот на барже — то есть плоскодонке. Но плоскодонка дала течь, и я едва успела вскарабкаться на сваю. Девочки побежали за помощью. Пожалуйста, отвези меня к мосткам.
Джильберт беспрекословно повернул лодку и сделал так, как она просила. Презрительно отказавшись от протянутой руки, Энн ловко спрыгнула на берег.
— Весьма тебе признательна, — надменно сказала она и повернулась, чтобы идти. Но Джильберт, который тоже выпрыгнул из лодки, задержал ее, взяв за локоть.
— Слушай, Энн, — торопливо заговорил он. — Ну почему мы не можем быть друзьями? Я очень жалею, что посмеялся тогда над твоими волосами. Я вовсе не хотел тебя обидеть, просто пошутил. И это было так давно. А сейчас у тебя волосы стали очень красивыми — честное слово, они мне нравятся. Давай помиримся.
На секунду Энн задумалась. В ней проснулось новое и странное чувство; несмотря на обиду, которая еще не прошла, ей было приятно видеть застенчивую надежду и просьбу в глазах Джильберта. У нее как-то странно дрогнуло сердце. Но старая обида тут же взяла верх. Энн так живо вспомнила ту сцену в школе, словно она произошла вчера. Джильберт назвал ее волосы «морковным хвостиком», опозорив перед всем классом. Взрослому человеку, может, показалось бы смешным столько времени держать зло по столь пустяковому поводу, но не Энн. Такое не забывается и не прощается!
— Нет, — холодно ответила она. — Мы с тобой никогда не будем друзьями. Я не желаю с тобой мириться.
— Ладно же! — крикнул Джильберт, прыгая обратно в лодку. Его лицо вспыхнуло от гнева. — Больше я уже никогда не предложу тебе дружбу, Энн Ширли. И вообще, мне нет до тебя никакого дела!
Быстрыми сердитыми гребками он послал лодку вперед, а Энн пошла по крутой тропинке к дому Дианы. Она гордо несла голову, но в глубине души почему-то испытывала тайное сожаление. Может, надо было помириться с Джильбертом? Конечно, он тогда ее ужасно оскорбил, но все же… Странно, но почему-то захотелось сесть на траву и хорошенько выплакаться. Нельзя же забывать, какую встряску она перенесла, сначала чуть не утонув и потом еще так долго цепляясь за сваю.
На полпути ей встретились Джейн и Диана, которые бежали назад к пруду вне себя от ужаса, граничащего с умопомешательством. Родителей Дианы не оказалось дома. Узнав это, Руби Джиллис разрыдалась, а две другие девочки, предоставив Руби самой приходить в себя, побежали в Грингейбл. Но и там тоже не оказалось взрослых: Марилла уехала в Кармоди, а Мэтью косил сено на дальнем поле.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики