ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Брул встал и потряс мага за плечо.— Он спит, — сказал Брул. — Наверное, срок его бдения закончился, как он говорил, и он заснул волшебным сном еще на два года. Эй, Кулл, не пей вина, оно хмелит голову — так сказал Раама.— Любое вино хмелит голову, — зло ответил Кулл и залпом опрокинул кубок с Вином Жизни в себя. — Идем отсюда, здесь больше нечего делать.— Может быть, — предложил Брул, зачерпывая флягой Вино Жизни из колодца, — здесь и переночуем?— Нет, — жестко ответил царь. И добавил мягче: — Мне тяжело здесь находиться, Брул, сам не знаю почему. А потом… Тот камень у пещеры… Вдруг он закроется сам собой и мы окажемся замурованы здесь на два года?Друзья торопливо уложили поудобнее на скамье старого чародея, о котором по всему миру ходило множество самых противоречивых легенд, но которого из всех сейчас живущих видели теперь лишь они двое, и поспешили покинуть пещеру.Им предстояли трудные дни, и они теперь точно знали об этом. Но, как и положено варварам от рождения, смело смотрели в будущее. К тому же кровь будоражило удивительное Вино Жизни, выпитое в изрядном количестве из волшебного колодца. Сейчас каждый из них мог бесстрашно с голыми руками пойти на повелителя змеелюдей. Но до него еще необходимо было добраться… Глава 6. СЛУЧАЙНЫЕ ПОПУТЧИКИ Путь назад по туннелю показался Куллу с Брулом в дюжину раз длиннее, чем когда они шли в волшебную пещеру. Может потому, что забыли факелы у чудесного колодца и продвигались в полной темноте, держась руками за шершавую стену, может потому, что выпитое Вино Жизни кружило голову и замедляло движения, хотя создавало иллюзию прилива энергии, а может потому, что они боялись оказаться замурованными в скале и им не терпелось выбраться на свежий воздух.Когда они вышли, наконец-то, из колдовской пещеры, остановились пораженные — буйство красок превращало южные горы в нечто фантастическое: красные блики солнца, казалось, боролись с вечным злом теней, с суровостью скал, с равнодушностью неба.— Ничего себе, — пробормотал Брул, — уже закат… А я считал, что мы совсем недолго там просидели.— Странный это закат, Брул, — заметил царь. — Солнце сошло с ума и уходит на восток? Нет, Брул, это — рассвет! Смотри — солнце прямо на глазах поднимается над горами и свет все ярче…— Ты хочешь сказать, что мы провели в этой пещере всю ночь?! — не веря собственным глазам воскликнул пикт.Атлант пожал плечами.— Еще и не такие чудеса случается на свете, друг Брул, — задумчиво произнес он и обернулся. — Вот тебе еще одно чудо, которое не могут совершить людские руки, смотри!Брул тоже обернулся. Огромный камень, что торчал у входа, бесшумно встал на место и теперь не знающий человек никогда бы не сказал, что где-то здесь есть пещера, в которой тысячи лет в мрачном одиночестве томится легендарный чародей Раама.— Да… — только и мог произнести пикт.Но сюрпризы на этом не кончились. Коней не было. Одинокое чахлое деревце по-прежнему стояло, растопырив кривые ветви, а коней нет.. Даже обрывков поводьев не было — либо Кулл и Брул, торопясь войти в пещеру, плохо их привязали, либо коней похитили.Но кто мог в этом глухом месте украсть коней? Если только конокрад не шел по следу, но это было вообще маловероятно, скорее поверишь в какое-нибудь чудо магии или собственную неаккуратность.— Да… — повторил Брул. — И что теперь будем делать?Кулл, всмотревшись в камни под ногами, сказал:— Похоже, коней что-то очень напугало и они, дернув, развязали слабые узлы и убежали. — Он показал рукой к спуску. — Они поскакали туда, могли и шею свернуть… Так или иначе надо спускаться на тропу. Может, кони успокоились и щиплют тропу в миле отсюда…— Варвар всегда верит в лучшее, — согласился Брул, — но готовится к худшему. Идем!— Какой чудесный рассвет, — выдохнул Кулл, — словно сама природа благословляет нас на подвиги. — Он покачнулся. — Дай обопрусь на тебя, Брул, от этой красоты у меня даже закружилась голова.— Она кружится у обоих, но не от красоты рассветных гор, а от выпитого вина, — рассмеялся Брул. — Какой коварный напиток Вино Жизни — пьешь и хочется еще и еще. А потом наступает расплата. Но сейчас кажется, что мы без отдыха пешком можем выйти из гор. Такое впечатление, что еще бы глоток этого вина и полетел бы над горами без крыльев.— А мы и полетим, — все более заплетающимся языком ответил Кулл.Они спускались по довольно крутому склону к тропе, держась друг за друга.Коней, конечно, внизу не было.— Пойдем вперед, — предложил пикт. — Если не ошибаюсь, в нескольких милях отсюда стоянка, где путники ночуют… Там вкопан древний идол, охраняющий ночлег. Там большая поляна, множество сложенных из камней очагов и даже навес от дождя. Мы же сами там и собирались ночевать. Может, кони у идола и остановились, почувствовав людской запах… А, может, кто из путников остановился, может, с повозками… В любом случае надо идти тудаКулл кивнул, соглашаясь, и они нетвердым шагом пошли вперед.— Что ты все молчишь, Кулл? — не выдержал через четверть часа пикт. — Думаешь об утерянных конях?— Нет, — покачал головой атлант. — Просто я всегда думал, что тот чудный сон о моем будущем — помнишь, я тебе как-то рассказывал о чудесных снах? — посылали мне боги. Я думал, что они покровительствуют мне…— Да конечно покровительствуют! — воскликнул Брул. — Сколько было покушений, которые ты счастливо избежал, сколько было битв, где поражение твоих войск казалось неизбежным, а ты побеждал! За все годы твоего правления всего один неурожайный год.. А ты жалуешься на невнимание богов, неблагодарный!— О, нет! — запротестовал Кулл. — Я не жалуюсь и отношусь к великим Валке и Хотату с должным почитанием, ты сам прекрасно знаешь. Я говорю не о том. Оказалось, все это дело рук Раамы, он все эти годы опекал меня от опасностей, посылал дивные сны…— Ну и что? Разве Раама не великий маг, познавший все тайны природы? И не опекал он тебя все время, Кулл, он же просыпается раз в два года — он сам говорил… Лишь посылал тебе пророческие сны.— Значит, он все знал и знает наперед. Он управляет мной, словно ребенок игрушечными солдатиками! Но я не хочу быть куклой в чужих руках, пусть даже в руках легендарного Раамы. Я — Кулл! И я всего достигаю сам. Я… — Кулл пьяно икнул. — Я поступлю наперекор Рааме.— Ты собираешься отказаться от разведки в Грелиманус? — удивленно спросил Брул, пошатнувшись. — Но тогда змеелюди с этим Тулсой Дуумом завоюют когда-нибудь Валузию.— А Раама только и хочет, чтобы я их победил…— Знаешь, Кулл, — задумчиво произнес Брул, — когда я убиваю идущего на меня с оружием врага, я не думаю кого обрадует его смерть, а кого огорчит. В тот момент я думаю только о себе. И сражаясь с повелителем змеелюдей, ты принесешь пользу Рааме, он освободится наконец. Но какое тебе до этого дело? Ведь Змей и Тулса Дуум хотят уничтожить тебя и завоевать Валузию! Чтобы поступить наперекор старому магу ты собираешься погибнуть?— Глупости! — гневно воскликнул Кулл. — Атлант сражается до конца!— Вот, я и говорю!.. — поддакнул пикт. — О, Кулл, смотри — там костер!..Они побежали, пока люди, кто бы они ни были, не сели на коней и не отправились дальше. Со стороны их бег, не слишком отличался от шага, но, опьяненные Вином Жизни, они были уверены, что бегут как никогда быстро.На стоянке, перед огромным изваянием древнего забытого бога, поставленного еще, наверное, в те времена, когда Раама лишь начинал познавать самые азы магии, стояли два огромных, запряженных четверками лошадей, фургона. Поодаль паслось шесть оседланных коней. Четверо воинов, неподвижностью похожие на изваяние, что возвышалось неподалеку, сидели у костра. У идола о чем-то говорили двое полных мужчин — видно купцы.— Ха! — рассмеялся Брул. — А вон и наши кони!Действительно, двое из шести были именно те, что они вчера привязали к чахлому деревцу. Кони, узнав хозяев, радостно заржали. Купцы повернулись в сторону двух нежданных путников, воины у костра не пошевелились.Купцы в теплых плащах с капюшонами, надвинутыми почти до глаз, были очень толстыми (хотя что значит «очень толстый» по сравнению с Раамой?), с черными пышными бородами и усами — типичные валузийские или верулийские торговцы, избравшие по своим каким-то причинам не проторенный торговый путь, а опасную, малоизвестную тропу, двинулись к потревожившим их беседу незнакомцам.— Вы кто такие? — несколько тонким голосом, позволявшим заподозрить в нем скопца, спросил один из них у Кулла и Брула, ни к кому персонально не обращаясь.— Мы? — спросил Кулл и вновь икнул — действие, не достойное царя, но никто, кроме друга, сейчас не знает, что он — могущественный царь Валузии. — Мы остановились заночевать, а вы украли наших коней.— Они, наверное, сами сбежали, — поспешил встрять Брул, который подумал что Кулл, полный энергии от Вина Жизни, хочет подраться. — Вон они.— Мы нашли их здесь, они мирно пощипывали траву, — косясь на мечи друзей, ответил второй купец, голос у него был таким же тонким. — Можете забирать их. Но если нам по дороге, мы наймем вас для охраны наших фургонов, а то часть нанятых нами охранников подло сбежали, не вернув плату, еще в долине…— А куда вы направляетесь? — с подозрением спросил Кулл, которого заметно покачивало.— Мы едем в Грелиманус, — ответил первый купец. — Если нам по дороге — присоединяйтесь. За четыре дня охраны мы заплатим каждому из вас по два куллашика.Кулл хотел было спросить, что такое куллашик, но вовремя сообразил, что речь идет о серебряной монете с его изображением, прозванной так в народе — Ту рассказывал.— Нам надо чуть севернее, к Парманалсу, — соврал царь, — но крюк в Грелиманус не слишком велик. Мы согласны, да, Гларн? — повернулся он к другу, вспомнив его вымышленное имя.— Да, Торнел, — поддержал его игру Брул, — два лишних куллашика никогда не помешают.— Тогда садитесь на своих коней и отправляемся — путь долгий, к вечеру должны добраться до оазиса в пустыне, там и заночуем, — сказал один из купцов и повернулся к воинам у костра: — Эй, подъем, отправляемся в путь.Охранники без слов встали и, не заботясь о костре, пошли к коням.— Эй, Парал, потуши костер! — приказал своим тонким голоском второй толстяк, и стражник беспрекословно развернулся и с ничего не выражающим лицом стал тушить огонь, засыпая его песком.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики