науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Ладно. Я сам разберусь, что нужно моему сыну. Как только мы будем в Дру Тале…— И не надейся! — Зеленые глаза Сагалы презрительно сверкнули. — Я никогда не покажу тебе дорогу в наше убежище!Теперь настал черед Блейда расхохотаться.— А мне и не нужна твоя помощь. Конь сам выведет меня!Она заставила его утратить самообладание, сорваться… Это было непростительно. Но Блейду слишком неприятно было признаваться себе самому в том, что подобное могло с ним произойти. Это означало бы, что он стареет. Утрачивает квалификацию. Невыносимо… А потому винить жрицу во всех бедах казалось куда проще. И он рад был возможности отыграться на ней за собственный промах.Но он тут же понял, что, пытаясь загладить одну ошибку, допустил новую. Пока Сатала не заметила поведения лошади, это оставалось его секретным оружием, его козырной картой. Но теперь он разыграл козыря… и безошибочное чутье разведчика подсказывало, что он поторопился.Друзилла же сделала вид, что и не слышит его слов. Однако по тому, как она отвернулась от Блейда, как напряглась ее спина, опустилась в задумчивости голова, он понял, что жрица притворяется. Но что она могла предпринять?Чтобы узнать это, долго ждать не пришлось.Жеребец споткнулся. Если бы Блейд не держался настороже, ожидая подвоха, он, скорее всего, ничего не заметил бы. Но… жеребец споткнулся вновь! И пошел все медленнее и медленнее, пока не остановился совсем. Его начала бить крупная дрожь.— Прекрати! — крикнул Блейд жрице. Тревога охватила его. Что бы она ни делала с животным — а в том, что это дело рук Друзиллы, он ни на миг не сомневался, — это таило для него смертельную опасность. Без помощи жеребца ему никогда не отыскать Дру Тал… Никогда не спасти сына! — Прекрати! — выкрикнул он с удвоенной яростью.Он видел ее лицо вполоборота… Гримаса ненависти и презрения исказила прекрасные черты. Зеленые глаза смотрели вдаль упрямо и непримиримо. Жеребец захрипел. На тубах его выступила желтоватая пена и закапала на траву.— Прекрати!Блейд схватил ее за плечи, затряс изо всех сил. Растерянность овладела им. Что делать? Как помешать этой чертовке?! Не помня себя от гнева, он замахнулся, чтобы ударить, оглушить ее…Но, ловкая и проворная, точно кошка, она извернулась, выгнулась и, не успел он опомниться, спрыгнула на землю. Но не побежала, не бросилась прочь, а осталась стоять, простирая к коню руки. Блейд почти видел, как струятся из пальцев ее смертоносные лучи… Животное забилось в судорогах, попятилось, захрипело. Лицо жрицы сияло мстительным торжеством.И тогда Блейд набросился на нее.Когда он вспоминал об этом позже, то был вынужден признать, что и впрямь был в тот момент вне себя — еще одна профессиональная ошибка. Но он ничего не мог с собой поделать. Тревога за сына, злость, ощущение собственного бессилия, ненависть к этой насмехающейся дряни — все смешалось в душе его. Он набросился на нее.Блейд спрыгнул с седла ловким стремительным движением — жрица не успела даже отшатнуться. Мгновение, и пальцы сомкнулись у нее на шее; она попыталась вскрикнуть, но из горла вырывался один лишь хрип. Она попробовала вырваться, но он стиснул ее запястья — такие тонкие и хрупкие, что одной рукой без труда удерживал их оба — а другой прижал женщину к себе, чтобы лишить свободы движений.Она выгнулась, гибкая, точно виноградная лоза, принялась отбиваться, попыталась даже укусить его — но где ей было совладать с опытным бойцом! Все метания Саталы лишь ослабляли ее. Однако она не желала сдаваться. Щеки раскраснелись, изумрудные глаза метали молнии, алые губки были приоткрыты, она дышала тяжело…И Блейд вдруг осознал, что страстно жаждет ее.Точнее, понял он это уже давно, еще когда увидел Друзиллу на поляне. Вожделение пронзило его мгновенно и остро, подобно ритуальному мечу, зажгло огонь в чреслах. До сих пор он старательно отметал от себя все мысли об этом. Но теперь…Изгибающееся стройное тело перед ним — она старалась высвободиться, но лишь сильнее разжигала в нем страсть. В пылу сражения балахон ее приоткрылся, обнажая атласную кожу и полные груди… Не в силах больше сдерживать себя, Блейд одной рукой разодрал грубую ткань. Розовые соски, маленькие, вздернутые, зовущие, оказались прямо перед его глазами, заставляя терять голову от вожделения.— Что… — начала было жрица, но он не дал ей договорить. И впился в губы долгим, жадным поцелуем.Она застонала, забилась в его объятиях с удвоенной силой. Но, слегка надавив ей на запястья, он заставил ее опуститься на траву. Придавленная его мощным телом, женщина понемногу утрачивала волю к сопротивлению… Он принялся ласкать ее.Руки его, ладони опытного, умелого, все испытавшего любовника, скользили по нежной упругой коже, наслаждаясь ее прохладой и совершенством форм, лаская, дразня, проникая в самые укромные, потаенные уголки, заставляя стонать и вздрагивать от наслаждения. Сперва она пыталась сдерживать себя, даже продолжала сопротивляться, отталкивая, кусая и царапая его, но вот губы ее приоткрылись зовуще, и он понял, что Сатала отдалась ему вся, без остатка, на волю его и жажду.Поцелуй ее был сперва робким и неумелым, и он с изумлением вспомнил, что Сатала была девственницей. Но это не остановило ни его, ни ее саму. Под напором огненной страсти Друзилла таяла, тело ее отзывалось на малейшие прикосновения, жадно требовало новых и новых ласк.— Да… — шептали пересохшие губы. — Да, Блейд, да…Он не помнил, как избавились они от остатков одежды… Казалось, все земное попросту испарилось, сгорело в горниле желания, и ничто больше не могло помешать их телам устремиться друг к другу.Но вот настойчивый пыл его сменился томной нежностью, и Сатала, с чуткостью женщины, рожденной для любви, отозвалась мгновенно. Поцелуи их сделались более продолжительными, искусными, ласки — изощренными и мучительными. Она училась на ходу, и воистину у Блейда еще не было более прекрасной и способной, ученицы.Наконец Сатала застонала под ним, бедра ее призывно поднялись ему навстречу, и он ответил на ее зов.Она чуть слышно всхлипнула, когда он проник в нее, но то был крик боли пополам с наслаждением, и вскоре она застонала в сладостной истоме, соединяясь с возлюбленным в древнем, как мир, танце.Тела их, переплетенные, ставшие единой плотью, двигались слитно, в согласном ритме, и сами небесные сферы кружились в тот миг вместе с ними; и когда Сатала закричала первой от наслаждения, подобного которому ей никогда не довелось испытать, и острые ногти ее вонзились в плечи Блейда, он, содрогаясь, последовал за ней. Они погружались в темные глубины экстаза, из которых, казалось, не будет возврата, и все мироздание сжалось до точки, а потом расширилось вновь — иным, измененным, чтобы никогда более не стать прежним.
***
И была ночь.Блейд не заметил, как опустилась она на землю. Страсть поглотила его без остатка, и он был слеп и глух ко всему земному. Могла пройти одна ночь, десять или сто… он не видел, не желал знать ничего, кроме Саталы, наслаждался лишь ею, дышал, впитывал ее без остатка, поглощал, пленял, обретал и терял — лишь с тем, чтобы все повторялось заново.Однако под утро сон все же сморил его. Тревожное, сумрачное забытье, полное обрывков видений и смутного страха. Но он забыл о ночных фантомах, как только открыл глаза.И был день. Сияющий, торжественный, полный солнца и птичьего гомона.Блейд смотрел вверх. Синее небо просвечивало сквозь трепещущую зелень листвы. Солнце, пробиваясь через кроны деревьев, золотом слепило глаза. Трава холодила обнаженную кожу…Он потянулся, не глядя, к Сатале, желая обнять ее, прижать к себе и согреть. Нежность и страсть прошлой ночи возвращались…Острие страха вонзилось ему в сердце: прекрасной жрицы рядом не было. Блейд вскочил. Вскочил и заозирался по сторонам, последними словами проклиная собственную глупость.Заснуть беспечно, словно младенец! Как он мог так расслабиться? Что она успела натворить? Убила лошадь? Или, скорее, вскочила в седло и обратилась в бегство?Но вороной жеребец — Блейд даже чертыхнулся от изумления — мирно пасся неподалеку. Вид у него был здоровый и бодрый; вероятно, он вполне оправился от вчерашнего… Что за дьявольщина?! Не ушла же она пешком!И без одежды… Разорванный балахон жрицы — Блейд лишь сейчас заметил его — валялся в траве, скомканный, как отбросили его накануне их нетерпеливые руки. Так где же Сатала?И тогда он увидел ее.Точнее, заметил сперва бледное пятно в траве у ручья. Очертания лежащего тела. Руки вытянуты вперед, к воде, точно тянулась напиться, да так и заснула… Блейд утер со лба пот, вздохнул, покачал головой. Подобные потрясения явно были ему уже не по возрасту.Неслышно приблизившись, он опустился перед женщиной на колени и нежно провел пальцами по нагому плечу. Пора разбудить ее, позавтракать и трогаться в путь…Но что это? Кожа жрицы была холодна как лед… И слишком бледна! Ужасное предчувствие сковало сердце Блейда. Нерешительно, уже зная, что увидит, еще желая оттянуть неизбежное, он перевернул ее на спину. Золотая змея блеснула в траве — ритуальный меч друсов! Но тело казалось невредимым, без всяких следов насилия. Он не мог понять… Или она все-таки жива?Но один лишь взгляд на руки Друзиллы испепелил всякую надежду. Уродливые разрезы на запястьях… Глубокие, посиневшие… Через них ушла кровь и вся ее жизнь. Утекла в ручей, смешавшись с хрустальной водой, утекла без остатка, не оставив следа.Лишившись девственности, верховная жрица Друззы не пожелала длить дни свои на этой земле. Слишком велик был позор. Ненависть к столь подло предавшему ее собственному телу…Блейд вздохнул обреченно. Глаза цвета травы смотрели пусто и безнадежно, и бережным движением он опустил ей веки. Задержал руки на прекрасном даже в смерти лице… Потом, пожав плечами, поднялся на ноги, отправился одеваться. Как бы то ни было, ему предстоял еще долгий путь.Без труда поймав жеребца, он подвел его, упирающегося, недовольно косящего глазом, к телу в траве. Приторочил к седлу золотой меч. Проверил седельные сумки. И, завернув тело жрицы в разорванный балахон, бережно уложил поверх седла.Путешествовать так будет не слишком удобно, но он не мог бросить ее здесь.
Глава 11.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики