науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Да, — отозвался он коротко. — Фьодару каким-то образом удалось выкрасть его у Ярла. Обо всем остальном должны сообщить друсы. Значит, то было сделано по их указке.Разумеется! Кому еще интересен наследник Талин…— А ты не думаешь, что Ярл мог…Сильво яростно замотал головой. Ну что ж… Блейд и сам не слишком верил в реальность этого предположения, но за восемь лет люди меняются… И всегда лучше быть готовым к худшему. Он угрюмо взглянул на Сильво, продолжавшего суетиться вокруг безутешной супруги.— Ты лучше отведи ее в опочивальню и уложи в постель, — велел он сухо. — Потом возвращайся. Нам нужно кое-что обсудитьСильво покорно кивнул, и вскоре странник остался один.Но если он и рассчитывал поразмыслить до возвращения Сильво, то вскоре был вынужден признать, что сейчас задача эта оказалась ему не под силу. Мысли по-прежнему разбегались, цепляясь за ничтожные мелочи, избегая главного, словно он что-то скрывал сам от себя, чего-то упорно не желал заметить или признать.Блейд устало потер виски. Головная боль, мучавшая его с самого утра — должно быть, последствия вчерашнего удара по голове, — сделалась почти невыносимой. Словно стальной обруч стискивал черепную коробку с такой силой, что кости грозили лопнуть, острыми осколками вонзившись в мозг.Пару часов сна принесли бы облегчение… Но Блейд знал, что спать сейчас нельзя. Прежде всего потому что он не все еще узнал у Сильво. А если он хочет спасти сына, ему надлежит немедленно отправиться в путь.Но было и еще кое-что: странное, едва заметное покалывание в области затылка. И интуиция подсказывала ему, что сон сейчас несет опасность — и более грозную, чем просто промедление.Странное ощущение… Странник попытался прислушаться к нему, но оно казалось неуловимым. В конце концов Блейд решил, что ему все просто чудится. Усталость вкупе с головной болью могла привести и не к таким галлюцинациям! А тут еще тревога за сына…Но мысли о мальчике никак не давались ему. Он попытался представить себе Дика. Каким тот стал за семь лет? Похож ли на него?.. Но все, что предлагало воображение, сливалось в какие-то расплывчатые пятна, сумбур и сумятицу, калейдоскоп образов, ни в одном из которых не было ничего, что ему хотелось увидеть…
***
…Видимо, Блейд задремал. Когда у входа в трапезную послышался шум, он вскинул голову слишком резко, непонимающе — и боль ударила по вискам мгновенно, черной пеленой застив взор. Должно быть, лицо гостя изрядно перекосило, потому что верный Сильво тут же кинулся к нему.— Что с тобой, господин? Тебе плохо?— Ничего… — Блейд поморщился, с трудом заставив себя разлепить налитые свинцом веки.И наткнулся на внимательный взгляд серых глаз.Это было настолько неожиданно, что он едва не отпрянул, но туг же заставил взять себя в руки.— Тунор всемогущий, я не сразу заметил тебя…Обладатель серых глаз понимающе кивнул и повернулся к Сильво. Тот поймал этот взгляд и засуетился.— Ричард Блейд, принц Лондонский, — по всей форме начал он представлять гостя, но Блейд опередил его, не дал договорить и, поднявшись с места, учтиво кивнул, едва не потеряв при этом равновесие.— Абдиас, советник госпожи Талин, владычицы Севера, полагаю?Старик ответил сдержанным поклоном.— Совершенно справедливо, мой молодой господин. Должен сказать, мне по душе твоя проницательность. Если только наш любезный хозяин не предупредил тебя заранее…Сильво энергично затряс головой.— И не думал, клянусь головой Тунора! — Довольный, он улыбнулся Абдиасу. — Говорил же я тебе… Ум у него остер, как отточенный меч!В настоящий момент Блейд скорее сказал бы, что отточенный меч рассек его мозги пополам и продолжает кромсать на тысячу кусочков… Но, превозмогая боль, он выдавил улыбку.— А ты все такой же льстец, старый пройдоха… Но не будем тратить времени. Рассказывай лучше все остальное.Косые глаза Сильво взглянули на гостя с явной тревогой.— Я вижу, тебе нездоровится, хозяин… — От беспокойства он вновь вернулся к привычному обращению. — Может, нам лучше отложить разговор?Блейд упрямо покачал головой. Каждое движение отдавалось в висках волной боли, словно черная густая жижа перекатывалась в черепной коробке…— Просто голова болит, — пробормотал он. — Не обращай внимания… Пройдет.Он хотел еще пошутить, что один из стражников Сильво перестарался и что он собственноручно проучит наглеца… Но новая волна боли поднялась внезапно, хлестнув со страшной силой по черепу, накрыла черным пологом… и, промычав что-то невнятное, Ричард Блейд без чувств рухнул на пол.
Глава 4. Клыки Тунора Черные лилии распускались, увядали и рассыпались в черный прах, тотчас уносимый ветром. Черные листья облетали с деревьев, кружились черными смерчами и уносились прочь. Вдалеке мелькали черные тени неведомых существ, злобных, бесплотных, с тлеющим алым пламенем в пустых глазницах. Сквозь свист и завывания ветра до него доносились их голоса, но в жарком, сбивчивом шепоте он не мог различить ни слова…Все кончилось внезапно, в наступившей тишине облегчение, испытанное Блейдом, было столь велико, что он едва удержался от крика.Беспощадная боль, терзавшая его мозг, отступила и исчезла, словно вода, впитавшаяся в песок, и нахлынувшая ясность показалась блаженством.Ричард Блейд открыл глаза.Прекрасная женщина со струящимися ручьями длинных распущенных волос стояла перед ним, опершись на посох, напоминающий весло. Ее стройное тело облегал короткий хитон, блестевший так, словно его соткали из рыбьей чешуи, а чело венчала корона, своей причудливой формой напомнившая страннику раковины тропических морей. У ног этой холодной красавицы копошились водяные гады, щетинясь острым месивом плавников и хвостов и сверкая упругими скользкими телами.Чуть поодаль могучий мужчина в одеянии из грозовых туч простирал руки ввысь, и вокруг него метались юркие существа, через полупрозрачные тела которых можно было разглядеть силуэт могучего дерева вдалеке. Перед ними на плоском жертвенном камне лежал некий предмет с расплывчатыми очертаниями, окутанный цветным туманом.Картина была настолько яркой, что Блейд не сразу понял, что лежит, уставившись на роскошный гобелен, что висел на стене, позади его ложа. Оправившись от наваждения, навеянного рукой искусной мастерицы, странник перевернулся на спину.Над ним склонился встревоженный Сильво. Лоб его прорезали глубокие морщины, а уголки губ оттянулись книзу, что придавало уродливой физиономии эрла Крэгхеда вид грустного клоуна. Блейд, попытался улыбнуться.— Все в порядке, старина… А кто это там, на ковре? — Облик прекрасной незнакомки, ее роскошная фигура и прекрасное неземное лицо распалили воображение. Она напоминала Блейду одновременно всех женщин, которых он любил, и в то же время ни одну из них.И показалось ему на мгновение, что не знал он сотен, а знал лишь одну — ту, что стояла на морском песке, поправ стопами своими тритонов и левиафанов. Хотелось ему стать ее братом — и подставлять плечо в час кручины. Стать сыном — и ловить крохотным ртом сосок, дарующий сладкое молоко. Стать мужем — и принимать из ласковых рук хлеб и вино, придя домой с холода. Стать возлюбленным — и упиваться таинством ее волнительного лона. Стать отцом — и укрывать ее теплотой ласки. Мечталось стать сокольничьим у ее стремени, псом у ее ног, поясом на ее чреслах…Сильво непонимающе оглянулся.— Это изображение Белопенной Фригги и Облачного Тунора, мой господин, — пришел на помощь ему человек в лазоревом, стоявший у изголовья, в которой Блейд признал Абдиаса. — В тот самый момент, когда, как гласит предание, они низринули Хейра Пламенноокого.Блейд пристально посмотрел на старика. Весь облик советника, казалось, излучал некую ауру значительности. Когда встречаешься с людьми, наделенными подобной харизмой, принимаешь их превосходство сразу и навсегда.Он отметил, что советник Северного Дома очень стар, но еще вполне крепок. Его вытянутое лицо, изрезанное морщинами, нос с горбинкой и особенно пронзительные серые глаза явственно говорили о жизни, проведенной не столько в придворных интригах, сколько в размышлениях и скитаниях.Странника поразили его сухие тонкие руки, испещренные бурыми пигментными пятнами, и веки, кожа на которых была источена порами, подобно ходам червя-древоточца на старинной мебели. И если вид рук можно было объяснить годами, проведенными у печи и реторт в поисках какого-нибудь местного философского камня, то с подобной болезнью век Блейду пришлось столкнуться впервые. Его интерес не ускользнул от старика, и тот усмехнулся.— В молодые годы я пытался найти утешение в разных религиях. То, что тебя поразило, — память о запрещенном культе Огня. Его адепты втирают фосфор в веки, чтобы вести магические ритуалы в огненном круге, полагая, что этим они приобщаются к духу поверженного бога — Хейра Кующего Молнии. К старости это становится заметным…Сильво удивленно посмотрел на Абдиаса:— Я и не догадывался, досточтимый, что ты когда-то был презренным огнепоклонником.Абдиас вынул из складок своего одеяния небольшой изящный флакончик из темного стекла, открыл его, высыпал щепотку розового порошка на ноготь указательного пальца и поднес к носу.— Это было очень давно, господин мой Сильво. Последняя цитадель огнепоклонников в Западном Доме рухнула почти тридцать лет назад, под натиском воинственных соседей, поклонявшихся Тунору. С тех пор о культе почитателей огня ничего не слышно. От их религии остались лишь жалкие осколки. Так, некоторые варварские королевства до сих пор практикуют поединки в кольце из пламени, зачастую и не подозревая, откуда взялась эта традиция.Блейд и Сильво переглянулись; им обоим вспомнился бой принца Лондонского с Хорсой, военачальником Ликанто, который происходил в огненном кольце. Тогда Блейд и обрел Айскалп, Сокрушитель Черепов, — огромный бронзовый топор, который не раз помог ему сохранить жизнь.От проницательного взгляда старика не укрылась и эта безмолвная беседа.— Да, о том поединке до сих пор скальды слагают саги. Хорса был среди тех, кто выкорчевал последний оплот древней веры. Увы, убийство не принесло ему счастья! Хаген Гордый, его отец, исчез, не успев насладиться владычеством в Западном Доме, а местные нобили восстали и перебили узурпаторов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики