науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Открой дверь, — коротко велел он старику, испытывая невероятное облегчение, точно гора свалилась с плеч. Вновь дало себя знать опьянение. Он покачнулся, чувствуя, как тепло приливает к голове.Абдиас принялся возиться у двери. Что-то бормоча себе под нос, он водил руками вдоль створки, касаясь по очереди верхних и нижних углов, замка и петель. Там вспыхивали зеленоватые искры, и вскоре вся дверь покрылась паутиной светящихся линий. Старец отступил на шаг, воздев руки, коротким лающим голосом бросил одно-единственное слово, огни вспыхнули ослепительно — и угасли. Он толкнул дверь.— Готово, мой господин!Блейд ворвался в погруженную во мрак опочивальню. И с порога понял, что там что-то не так.Комната была пуста; обостренное чутье сразу сказало ему об этом. Ни шороха, ни вздоха, ни одного из тех едва слышных, неуловимых для нетренированного слуха звуков, говорящих о присутствии человека… Нет, в опочивальне не было ни души.Разумеется, он подошел к ложу, чтобы убедиться в этом. Дрожащими руками ощупал холодную постель. Заглянул под нее, за занавески… Но делал это чисто механически, с омертвевшим сердцем. И в мозгу размеренно, точно удары молота, отдавалось лишь одно, роковое, опоздал. Опознал. Опоздал!Блейд обернулся к Абдиасу и неживым голосом спросил его:— Что теперь делать?Старик в жалкой попытке ободрения коснулся его локтя.— Мы должны подумать. Он не мог уйти далеко.И тут словно прорвало плотину спокойствия в душе Блейда. Неистовым, безумным голосом, от которого дрогнули сами стены, он взревел:— Но кто? Кто?!
***
Кажется, в слепой ярости своей он подскочил к Абдиасу, принялся трясти его, словно желая вытряхнуть душу, продолжая оглашать замок исступленным криком…Но, когда изошла ярость и тоска его и холодный трезвый рассудок вновь взял верх, он устремил на советника пристальный взгляд.— Как могло такое случиться, Абдиас? Когда же он успел?Старец в смятении развел руками.— Должно быть, еще до начала пира… Когда мы были на башне… Я думал, что мальчик спит, и не заходил в комнату, боясь потревожить. Получается, что я пришел сторожить уже пустые покои. Иного объяснения нет…Логично… Опершись о дверной косяк, Блейд машинально водил ладонью по теплой шершавой поверхности дерева. Этот жест что-то напомнил ему… напомнил пальцы Ярла на кубке. Разговор на пиру. Разбойник с повадками благородного нобиля…Внезапное озарение обрушилось на него каменной глыбой.О, господи! Как я раньше не догадался! Он пустил меня по ложному следу, чтобы отвлечь в драгоценные минуты рождения новых лун… Он, так много знавший об Орландо! Он, обливавший себя шипром, чтобы заглушить запах фосфора!Блейд по-волчьи взвыл и бросился по коридору к лестнице, ведущей в парадный зал.Абдиас только успел крикнуть ему вослед:— Постой! Ты ошибся один раз, как бы поспешность не подвела тебя и во второй… — Но, увидев, что Блейд не слышит его, поспешил за ним неуклюжей стариковской трусцойОднако у лестницы странник вдруг замер, ухватившись за стену— Нет! Кто бы ни был наш враг, я должен встретиться с ним во всеоружии. Айскалп! — И побежал наверх, перепрыгивая через две ступеньки, к своим покоям.Когда запыхавшийся Абдиас догнал его, Блейд стоял в дверях комнаты, с лицом таким мрачным и опустошенным, что старик невольно испугался за него. Он походил сейчас на человека, которому судьба только что нанесла последний удар — и он знал, что уже не сумеет оправиться.— Айскалп, — прошептал странник с ненавистью, подобной которой Абдиасу еще не доводилось слышать. — Этот пес украл мой Айскалп!С минуту они молча смотрели друг на друга — скрежещущий зубами от ярости гигант и растерянный, испуганный старик. Наконец Блейд подал голос.— Думай, старик! Ты лучше знаешь обычаи этих тварей. Куда он мог уволочь Дика? — И, заметив недоумение Абдиаса, пояснил. — Ты сам говорил, что обряд должен быть проведен в священном месте. Где оно может быть в замке? В подвале? В каких-то покоях?..— Нет! — От внезапно осенившей его догадки голос Абдиаса сорвался. — Быстрее! Возможно, мы еще успеем… — Они метнулись в коридор. — Служители Хейра всегда предпочитали места на высоте. Скалы, холмы, башни… А в замках каждая из четырех башен издревле считалась посвященной отдельному божеству…Блейд понял без лишних слов.— И какая же? Какая из них — башня Хейра?— Южная! Там до сих пор еще стоит алтарь… — И отчаянно, зная, что каждая секунда теперь на счету, крикнул Блейду, оседая от внезапной боли в груди, — Южная башня! Поспеши!
***
На вершине Южной башни воцарилась тьма. Уже был затушен и растоптан пламенный круг, остатки тлеющих углей выброшены из жаровни. Не светились более желтым руны, указывающие стороны света. Не сиял даже ореол, окружавший чело Орландо во время всего обряда — знак угодности творимого им божеству.Мрак и безмолвие безраздельно властвовали здесьМрак особый, совершенный. Мрак истинный. Тот, что предшествует возрождению Первородного Света… Всеми порами Последний Пурпурноликий впитывал его в себя.И когда почувствовал, что мрак сгустился до предела и напряжение его готово прорваться, вытянул руки над распростертым на каменном алтаре телом.— Хейр, Отец Огня, — шептали пересохшие губы, — раб и слуга твой пришел к тебе. Пламени твоего жаждущий пришел к тебе. Тепла взыскующий пришел к тебе. Опали и очисти душу мою, дабы мог я служить тебе в свете и упоении…Его никто не учил этим словам; они пришли сами, из неведомых глубин, проложили себе путь из тьмы, обожгли губы. И, словно отвечая на зов, топор вспыхнул на теле распростертого Наперсника Бога.Кто ты, воин?Мое имя Орландо,Из какого ты рода, Орландо?Я наследник благородного дама Седрика Смелого.Какому богу ты служишь?Я служитель Хейра Пламенноокого.Известно ли тебе предназначение твое?Вернуть в мир изгнанного бога.Вернуть в мир изгнанного бога…Вернуть в мир…Вернуть…Изгнанного — вернуть!..Словно в ответ на его призывы, слабый желтоватый свет несмело проглянул из-за занавеса ночи — это предмет на груди лежащего все гуще обволакивался янтарным сиянием.— Приди, о Хейр Горны Возжигающий! — словно в трансе повторял Орландо. Глаза его застилала пелена, волосы намокли от пота и липли ко лбу. — Приди, Хейр Пламенноокий, Огня Взыскующий, выйди из векового заключения! Восстань в теле Наперсника Своего… Восстань и яви миру Душу Огнедышащую!Предмет на груди лежащего на алтаре ребенка вспыхнул ярче. Теперь видно было, что это огромный топор из зеленоватого металла, напоминающего бронзу, боевое оружие с остро отточенным лезвием. Свет, окутывавший его, запульсировал, сперва медленно, а затем все быстрее, с каждым толчком растекаясь все шире. Вскоре он охватил уже грудь ребенка. Тот слабо застонал и тут же затих.— О, Хейр Кующий Молнии! — воскликнул Орландо, запрокинув голову в безлунную ночь. — Сломи оковы, неправедно наложенные! Растопчи обидчиков! Сокруши дерзких! Приди и твори мщение, о Хейр Золотоглазый!Пламя вокруг алтаря становилось все ярче; на топор невозможно было смотреть. Огонь полностью поглотил его и теперь ткался коконом вокруг дрожащего тела мальчика. Очертаний фигурки вскоре стало не разглядеть в ослепительном сиянии.По ком плачет колокол, пестун мой?Он проклинает Орландо.А кто он — Орландо, пестун мой?Звереныш, в сумрак ушедший.А в чем же вина его, пестун мой?Он в душу впустил проказу…"
***
…Гигантская фигура, ловкая, как кошка, выбралась вдруг из люка на площадку. Человек встал в боевую стойку, изготовившись к броску. Но он потерял несколько драгоценных секунд, ибо взглянул на объятый пламенем алтарь и на мгновение ослеп. А когда пришел в себя, Ярл уже стоял напротив.— Ты… — только и смог прорычать Блейд. До последнего мгновения он не верил… Не хотел верить! — Ты?!Ярл посмотрел на Ричарда Блейда невидящим взглядом и прошептал, почти не размыкая рта:— Чего ты хочешь от меня?— Что?! — На миг тот даже онемел от ярости. — Верни мне сына, ублюдок! Верни Дика, а не то пожалеешь!Лицо Ярла искривила гримаса.— Поздно, принц Лондонский!.. Ты опоздал, как всегда. Боги Альбы вершат свое возмездие! Ты посягнул на Друззу, и Ольг, сын Геторикса Краснобородого, вонзил тебе нож в спину… Только доброта Матери Земли, которой дано карать и миловать, сохранила тебе жизнь руками наперсницы ее Канаки! Ты поднял Асквиоль и Ариан на Тунора и Фриггу, и тебя лишили Талин! Но милость Хейра Пламенноокого безмерна… Он избрал для возрождения жалкое тело твоего щенка! Это великая честь, Блейд! Так возрадуйся, заблудшая душа! Невозможно воевать с богами…Будь у него Айскалп, Блейд не стал бы тратить время на споры с предателем… Ярл был невменяем, это ясно. Но мускулистые руки наследника Западного Дома держали остро отточенный меч. Блейд же был безоружен и слишком хорошо знал о воинском умении пирата, чтобы рисковать понапрасну.Надо усыпить бдительность противника — и, улучив момент, прорваться к алтарю, который Ярл закрывал спиной. Но для этого необходимо было втянуть его в разговор…— Ты предал меня, Ярл… Предал нашу дружбу! — Горечь и гнев в голосе Блейда были вполне искренни. В то же время он пристально следил за малейшими оттенками выражений на лице противника, надеясь поймать момент расслабления.Однако Ярл был опытным бойцом. И хотя довольствовался пока оборонительной позицией, не делая попыток напасть на Блейда, но постоянно оставался начеку. Разумеется, ему достаточно было просто выиграть время. Странник же чувствовал, как утекают, точно песок сквозь пальцы, последние отпущенные ему секунды…— Каждый из нас предавал хоть однажды… — Печаль Ярла тоже казалась неподдельной. — Каждый… Вспомни хотя бы себя… Разве нет людей, что могли бы бросить тебе тот же упрек?Блейд не мог не признать его правоту. Но перед собой он видел сияющий алтарь, где приносили в жертву неведомому богу его сына. Ему было не до моральных дискуссий!— Дик! Мой Дик… — простонал он, не в силах выдержать этой боли. — Дик, мальчик, ты слышишь меня?! — но призыв его остался без ответа. Лишь ярче вспыхнуло налившееся багрянцем пламя.— Я же сказал, поздно, — усмехнулся Ярл торжествующе. — Хейр Горны Возжигающий воскреснет — сперва в теле твоего отпрыска, а потом, с его смертью, сможет высвободиться, обретя подлинно божественную сущность.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики