науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не в обиду будь сказано. Все мы одного поля ягоды. Взять вон лейтенанта Шэффера. На кой он здесь? Ковбой воздушный.
— Терпеть не могу лошадей, — громко объявил Шэффер. — Поэтому удрал из Монтаны.
— А Джордж что здесь забыл? — Каррачола ткнул большим пальцем в сторону последнего члена команды Джорджа Хэррода, коренастого армейского сержанта-радиста, сидящего с выражением безмятежного покоя на лице. — Бьюсь об заклад, он ни разу в жизни с парашютом не прыгал.
— Скажу вам больше, — вежливо вставил Хэррод, — я впервые в жизни сел в самолет.
— Он впервые в жизни сел в самолет, — с отчаянием в голосе повторил Каррачола. — Господи, просто похоронная команда какая-то. Нам необходимы профессиональные альпинисты — скалолазы, спасатели, десантники, а мы что имеем? — он медленно покачал головой. — Мы имеем не больше того, что мы имеем.
Смит мягко начал:
— Мы — те, кого смог набрать полковник. Что скрывать — он ясно вчера сказал, что будь у него время…
Каррачола ничего не ответил, другие тоже промолчали, но не требовалось быть ясновидящим, чтобы понять, о чем они думали. Каждый мысленно перенесся на несколько часов и несколько сотен миль назад, в кабинет вице-адмирала Ролленда, официального помощника директора морских операций, а на самом деле — начальника британской контрразведки, и его заместителя, полковника Уайет-Тернера, который мрачно и неохотно инструктировал их насчет задания. Похоже, оба они тоже сознавали, насколько безнадежной была предстоящая операция.
— Чертовски извиняюсь и все такое, ребята, но сейчас особенно время — деньги. — Уайет-Тернер, огромный, краснолицый, пышноусый похлопал указкой по настенной карте Германии, найдя на ней точку к северу от австрийской границы, чуть западнее Гарлиш-Партенкирхена. — Наш человек попал сюда в два часа ночи, но эти умники из штаба экспедиционных сил сообщили нам об этом только сегодня в десять утра. Идиоты проклятые! Идиоты, потому что не дали нам сразу же знать, и вдвойне идиоты, что нас не послушали. Черт их подери, научатся они когда-нибудь нас слушать или нет? — Он яростно помотал головой и опять постучал указкой по карте. — Ну, в общем, он вот тут. Шлосс Адлер. Замок Орла. Ей-богу, точное название. Туда только орел и может залететь. А наша задача…
— Но откуда такая уверенность, что он именно здесь, сэр? — перебил его Смит.
— Уверенность обоснованна. «Москито», на котором он летел, совершил вынужденную посадку в десяти милях от этого места. Пилот успел сообщить по радио, прежде чем появился немецкий патруль. — Он замолк, угрюмо усмехнулся и продолжил: — Замок Адлер, майор Смит, — это гнездо штаба немецкой секретной службы и гестапо во всей Южной Германии. Только туда его и везти.
— А как его вообще занесло в те места?
— Такое вот везение. Прошлой ночью мы специально осуществляли массированный рейд на Нюрнберг и рассчитывали, что за целую сотню миль до самой австрийской границы не будет ни одного немецкого истребителя. По-видимому, какой-то шальной заблудившийся «мессершмитт». Но не в этом дело. Дело в том, чтобы его оттуда извлечь, пока он не запел.
— А он запоет, — пробурчал Томас. — Как пить дать. И какого черта они нас не слушают, а, сэр? Мы же за два дня их предупреждали.
— Ну что теперь канючить, — устало отозвался Уайет-Тернер. — Теперь уже ничего не поправишь. Он, конечно, заговорит, это — факт. Так что надо его оттуда извлечь. Чем вы и займетесь.
После этих слов Торренс-Смиз деликатно откашлялся:
— Но ведь существуют парашютисты-десантники…
— Боязно, Смизи?
— Естественно, сэр.
— Замок Адлер недоступен и неприступен. Чтобы его захватить, нужен целый десантный батальон.
— Конечно, — вставил Кристиансен, — на организацию массированной десантной атаки времени нет…
Судя по энтузиазму, которым кипел Кристиансен, обсуждаемая операция его сильно привлекала. Уайет-Тернер одарил его взглядом ледяных глаз и на реплику не отреагировал.
— Секретность и ловкость — вот залог успеха. — продолжал он как ни в чем не бывало. — В этом, джентльмены, я уверен, вам нет равных. Как и в умении выжить в тылу врага. Тут вам опыта не занимать. Майор Смит, лейтенант Шэффер и сержант Хэррод будут выступать в своем основном профессиональном качестве, они находятся в замечательной форме. Остальные с… хм… с несколько иными обязанностями…
— Да, все уже давно быльем поросло, сэр. — перебил его Каррачола. — По крайней мере, что касается Смизи, Томаса, Кристиансена и меня. Мы отстали от поезда. Понятия не имеем о современном оружии и технике рукопашного боя. О форме и речи нет. После двух лет сидения за конторским столом меня хватает только на то, чтобы пробежать пятьдесят метров за автобусом.
— Да вы ее моментально восстановите! — холодно парировал Уайет-Тернер. — Кроме того, все вы, не считая майора Смита, прекрасно знаете Западную Европу. Отлично говорите по-немецки. Сами увидите, что ваша боевая подготовка — в той мере, в какой она понадобится, — не хуже чем пять лет назад. У вас репутация исключительно ловких, находчивых и сообразительных людей. Если кто-то и способен выполнить это задание, то только вы. И потом, вы же добровольцы, не так ли?
— Добровольцы, — эхом отозвался Каррачола с непроницаемым видом. Он вопросительно посмотрел на Уайет-Тернера. — Есть, правда, еще один путь, сэр, — он сделал паузу и продолжил спокойно и неторопливо, — путь, стопроцентно гарантирующий успех.
— Ни адмирал Ролленд, ни я не претендуем на безошибочность решений, — медленно произнес Уайет-Тернер. — Мы упустили какую-то возможность? У вас есть радикальное решение?
— Да. Отдайте приказ поднять эскадрилью «Ланкастеров» с тяжелыми фугасками, и тогда в замке Адлер не останется никого, кто смог бы заговорить.
— Вряд ли это лучший выход, — негромко заговорил адмирал Ролленд, оторвавшись наконец от стены, на которой висела карта. Адмирал Ролленд всегда говорил негромко. Обладая такой невероятной властью, нет нужды напрягаться, чтобы тебя услышали. Он был невысок, седовлас, на лице, изборожденном морщинами, лежала печать значительности.
— Нет, — повторил он, — вряд ли это будет лучше. Боюсь, что ваша поразительная безжалостность — результат плохой информированности. Дело в том, что пленный генерал-лейтенант Карнаби — американец. Если мы уничтожим его, генерал Эйзенхауэр наверняка откроет второй фронт против нас, а не против немцев.
Он улыбнулся, чтобы смягчить упрек.
— В наших отношениях с союзниками есть свои щекотливые моменты, которые следует учитывать. Вы не согласны?
Каррачола не ответил. Ему, видимо, нечего было сказать. И другим тоже. Полковник Уайет-Тернер прочистил горло.
— Ну, тогда так, джентльмены. В десять вечера на аэродроме. Вопросов нет, я правильно понял?
— Простите, сэр, — не согласился с ним и с горячностью выступил вперед сержант Джордж Хэррод. — Мы хотели бы узнать, в чем, собственно, дело? Что за птица такая, этот пленный? Какого дьявола мы должны рисковать своими головами?
— Довольно, сержант, — голос Уайет-Тернера прозвучал резко и властно. — Вам сообщили все, что необходимо знать…
— Если человека посылают почти на верную смерть, полковник, я думаю, он имеет право знать, за что ему, возможно, придется умирать, — негромко, почти извиняющимся тоном перебил его адмирал Ролленд. — Остальные знают. Хэрроду тоже следует это узнать. Все очень просто, сержант. Генерал Карнаби — координатор акции под названием "Операция «Оверлорд» — по открытию второго фронта. Скажу без преувеличения, ему известно о подготовке второго фронта больше, чем кому-либо еще. Прошлой ночью он вылетел на встречу с партнерами для координации окончательных планов по высадке в Европе. Встреча должна состояться на Крите — русские соглашались на консультацию только там. У них нет самолета, на котором можно было бы уйти от немецких истребителей. Английский «Москито» способен на это, но вчера ему явно не повезло.
В комнате повисло тяжелое молчание. Хэррод потер ладонью глаза, медленно покачал головой, будто приводя в порядок мысли. Когда он заговорил, в его голосе уже не осталось и следа горячности. Слова медленно падали одно за другим.
— И если генерал заговорит…
— А он обязательно заговорит, — сказал Ролленд. В его тихом голосе звучала твердая уверенность. — Как только что заметил мистер Томас, — любой на его месте заговорил бы. Он потеряет контроль над собой. Мескалин и скополамин сделают свое дело.
— И он выложит им все планы по открытию второго фронта, — Хэррод говорил будто бы во сне. — Когда, где, как… Господи, сэр, мы же так все провалим!
— Точно. Провалим. Никакого второго фронта в этом году не откроется. Значит, еще месяцы войны, еще миллионы бессмысленно загубленных жизней. Теперь, сержант, понимаете огромную важность этого задания?
— Понимаю, сэр. Теперь понимаю, — Хэррод обернулся к Уайет-Тернеру. — Извините, что погорячился, сэр. Нервы, сэр.
— У всех у нас нервы, сержант. Итак, в десять на аэродроме, там проверим снаряжение, — полковник нерадостно улыбнулся.
— Боюсь, форма может совсем не подойти. Склад сегодня, закрылся.
Сержант Хэррод поудобнее устроился в кресле, похлопал замерзшими руками по плечам, угрюмо оглядел обмундирование, висевшее на нем мешком (оно было размера на три больше нужного), и, стараясь перекричать гул моторов, с горечью сказал:
— Да насчет формы он точно заметил.
— Зато соврал насчет всего остального, — хмуро отозвался Каррачола. — Я говорил и говорю, что надо было бомбардировщики послать.
Смит, который все еще стоял у правого борта, зажег сигарету и внимательно оглядел его. Открыл было рот, чтобы что-то сказать, но передумал, решив, что ребят сейчас лучше не трогать.
В кабине вольно раскинувшийся в кресле Карпентер по-прежнему предавался чтению, покуривая трубку и прихлебывая кофе. Пилот Тримейн не разделял его безмятежности. Он нес вахту, попеременно взглядывая на панель управления, мутную тьму за лобовым стеклом и расслабленную фигуру старшего офицера, которого, казалось, вот-вот одолеет сон. Вдруг Тримейн резко подался вперед, несколько секунд пристально вглядываясь в пространство, и потом взволнованно обратился к Карпентеру.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики