науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Там, внизу, Шаффхаузен, сэр!
Карпентер страдальчески вздохнул, захлопнул книжку, допил кофе, с новым тяжелым вздохом потянулся, открыл боковое стекло и сделал вид, что изучает тускло мерцающие внизу огоньки. Но высовываться наружу, подставляя лицо пронизывающему ветру, уже не стал.
Закончив эту процедуру, он обратился к Тримейну.
— Видит Бог, — восторженно произнес он, — вы правы, юноша! Что за великая удача — иметь рядом с собой такого надежного человека. Ей-богу, великая удача! — И пока Тримейн ошарашенно глядел на начальника, тот успел передать по внутренней связи:
— Майор Смит, объявляю 30-минутную готовность. — Потом снова повернулся к Тримейну: — Курс юго-восток на Бодензее. И ради Бога, держитесь по швейцарскую сторону границы.
Смит снял наушники и посмотрел на шестерку сидящих перед ним мужчин.
— Ну вот и все. Осталось полчаса. Будем надеяться, там, внизу, потеплее, чем здесь.
Ни у кого не нашлось слов, чтобы прокомментировать это сообщение. И никаких других надежд тоже ни у кого не обнаружилось. Парашютисты молча переглянулись и стали неуклюже подниматься на ватных ногах. Потом тоже неуклюже, медленно начали готовиться к выброске. Одеревеневшими пальцами они помогали друг другу разместить под парашютами груз, потом втискивались в лыжные брюки. А сержант Хэррод даже облачился, надев поверх всего, в огромную, не по размеру куртку, с трудом застегнул ее на «молнию» и натянул на голову капюшон. Кто-то хлопнул его по спине. Хэррод оглянулся.
— Крайне неприятно говорить об этом, — неуверенным тоном произнес Шэффер, — но вряд ли ваша рация выдержит удар при приземлении, сержант.
— Почему же? — Хэррод помрачнел. — У других же выдерживала.
— Может быть. Но по моим прикидкам в момент приземления ваша скорость достигнет ста восьмидесяти миль в час. И все из-за того, что, осмелюсь предположить, у вас возникнут трудности с раскрытием парашюта.
Хэррод посмотрел на Шэффера, потом на остальных пятерых товарищей, не надевших куртки, и ткнул себя в грудь.
— Вы хотите сказать, что это следует надеть после приземления?
— Вот именно, — задумчиво проговорил Шэффер, — так наверняка будет лучше.
И он улыбнулся Хэрроду, которому удалось почти искренне улыбнуться в ответ. Даже губы Каррачолы слегка шевельнулись в пародии улыбки. Все почувствовали, как тяжелое напряжение, в котором они пребывали во время полета, разом спало.
— Ну вот, пришла пора мне отрабатывать свое командирское жалование, а вам, юным пилотам, отдыхать и восторженно наблюдать за моими действиями. — Карпентер внимательно посмотрел на часы. — Два пятнадцать. Давайте, Тримейн, меняться местами.
Они расстегнули привязные ремни и переместились из кресла в кресло. На новом месте Карпентер установил спинку и приладил ремень так, чтобы чувствовать себя максимально удобно. Затем надел шлемофон и включил связь.
— Сержант Джонсон? — Карпентер не утруждал себя соблюдением субординационных формальностей. — Проснулись?
Зажатый со всех сторон приборами, штурман сержант Джонсон во время полета ни минуты не вздремнул в своей крохотной и на редкость неудобной нише. Склонившись над радионавигационной панелью, он как раз уточнял курс, выверяя его по карте, компасу, высотомеру и спидометру.
— Я не сплю, сэр.
— Если мы с вашей помощью врежемся в склон Вайсшпитце, — пригрозил Карпентер, — я разжалую вас в механики: в бортмеханики второго класса, Джонсон!
— Не хотелось бы, сэр. Мы будем на месте через девять минут.
— Впервые в жизни о чем-то договорились. — Карпентер отключил связь, открыл лобовое стекло и выглянул наружу. Слабый свет луны помогал мало: видимость была почти нулевая. В мутно-мглистом пространстве мелькали только редкие снежинки. Карпентер стряхнул с пышных усов снег, закрыл окно, с сожалением посмотрел на потухшую трубку и аккуратно положил ее в карман.
Действие с трубкой послужило Тримейну последним сигналом, означавшим, что командир закончил подготовительные мероприятия.
— Хреново, сэр? — уныло спросил он. — Я имею в виду — определить, где тут эта самая Вайсшпитце?
— Хреново? — Голос Карпентера звучал почти весело. — Хреново? Отчего бы это? Такая большая гора! Не промахнемся. Никак не промахнемся, малыш.
— В том-то и дело, что гора. — Тримейн многозначительно помолчал. — Плато, на которое мы должны сбросить этих людей, — всего три сотни метров шириной. Сверху горы, сбоку обрыв. И еще эти, как их, адиабатические ветры, которые дуют, куда хотят. Подует чуток на юг — врежемся в скалу, чуток на север — они ухнут в пропасть… Триста метров!
— А вы чего хотели бы? — строго спросил Карпентер.
— Чтобы вас тут аэропорт Хитроу ожидал? Триста метров! Да это мечта пилота! Мы сажали эту старую керосинку на посадочную полосу в одну десятую этого замечательного плато.
— Да, сэр. Взлетно-посадочная полоса с огнями — штука хорошая. Но на высоте больше двух сотен метров прицельно сбросить людей на такую плешку…
Тримейна прервал сигнал внутренней связи. Карпентер включился на прием.
— Джонсон?
— Да, сэр. — Джонсон склонился над навигационной панелью, следя за белым пятнышком справа от центра.
— Цель поймал, сэр. Там, где и ожидал. — Он перевел взгляд с экрана на стрелку компаса. — Курс ноль-девять-три, сэр.
— Молодец. — Карпентер улыбнулся Тримейну, внес поправку к курсу и принялся что-то насвистывать себе под нос. — Глянь-ка из окошка, сынок. А то у меня от этой сырости усы обвисли.
Тримейн открыл окно, высунулся, насколько мог, но не увидел ничего, кроме серой мглы. Сев на место, он молча помотал головой.
— Не падай духом, никуда эта плешка не денется, — спокойно отреагировал Карпентер.
— Сержант, — обратился он по внутренней связи, — готовность пять минут.
— Всем пристегнуться! — передал сержант-стрелок приказ семерке, выстроившейся в цепочку вдоль борта. — Готовность пять минут.
Они молча пристегнули карабины своих парашютов к протянутому тросу, стрелок внимательно проверил каждое сцепление. Крайним к выходному люку стоял сержант Хэррод, которому предстояло первому прыгать. Следующим — лейтенант Шэффер, самый опытный в группе парашютист, ему было поручено подстраховать Хэррода. Дальше — Каррачола, потом Смит — как старший в команде он предпочитал держаться посередке, — за ним Кристиансен, Томас и Торренс-Смиз. За Смизи стояли наготове двое механиков, которые должны были скинуть вслед за последним парашютистом снаряжение. Сержант-стрелок занял свое место у люка. Опять в воздухе почувствовалось напряжение.
В кабине за стеной фюзеляжа, где замерла цепочка парашютистов, Карпентер в пятый раз за последние несколько минут открыл боковое окно. Обвисшие усы утратили свою великолепную пышность, но командир, видно, решил, что в данный момент есть кое-что поважнее мужественной внешности. На этот раз он надел защитные очки, стекла которых приходилось то и дело очищать от снега мягкой замшей, но все равно ничего не было видно, кроме возникающего из глухой тьмы и пропадающего в ней же снега. Он закрыл окно.
Раздался сигнал внутренней связи. Карпентер включил прием, выслушал сообщение и кивнул.
— Готовность три минуты, — сказал он Тримейну. — Курс ноль-девять-два.
Тримейн произвел соответствующую корректировку. Он уже не смотрел ни на пульт управления, ни на боковую панель, целиком сосредоточившись на трех объектах: компас, высотомер, Карпентер. Возьми он сейчас всего на один градус южнее, чем нужно, и «Ланкастер» врежется в склон горы; если он снизит высоту на какой-нибудь десяток метров, произойдет то же самое; если пропустит вовремя поданный Карпентером сигнал, операция закончится прежде, чем начнется. Его юное лицо застыло, тело окаменело, и он вел «Ланкастер» с точностью, какой еще никогда не достигал в управлении. Только глаза выдавали напряжение: машинально они перебегали с одного объекта на другой: компас, высотомер, Карпентер — компас, высотомер, Карпентер, нигде не задерживаясь дольше секунды.
Карпентер в очередной раз открыл окно и выглянул наружу. Он опять ничего не увидел, кроме серой мутной мглы. Продолжая всматриваться, он поднял левую руку и сделал движение ладонью вверх. В тот же миг рука Тримейна двинула ручку скорости. Грохот двигателей перешел в мерный гул. Карпентер как ни в чем не бывало уселся на место, продолжая тихонько насвистывать. Он спокойно, даже беззаботно посмотрел на приборную доску, потом, обернувшись к Тримейну, как бы между прочим, спросил:
— Вы там, в летной школе, слыхали что-нибудь про такую странную штуку, как критическая скорость полета?
Тримейн торопливо бросил взгляд на приборную доску и тут же увеличил скорость. Карпентер улыбнулся, взглянул на часы и дважды нажал кнопку связи.
Над головой сержанта-стрелка, стоящего у выходного люка, зазвенел звонок. Он посмотрел на застывшие в напряженном ожидании лица готовых к прыжку людей и кивнул.
— Осталось две минуты, джентльмены.
Он попробовал приоткрыть дверцу, чтобы убедиться, что ее не заклинит в нужный момент. В отсек сразу ворвался рев двигателей, а с ним свистящий порыв ледяного ветра. Парашютисты обменялись взглядами, в которых прочитывалось беспокойство, не укрывшееся от сержанта, и он сказал, прикрыв дверцу:
— Да, джентльмены, в такую погоду и собаку за порог не выгонишь.
Командир Карпентер, опять высунувшийся из окна, вполне разделял это мнение. Пять секунд на этом арктическом холоде под снежным обстрелом — и лицо покрывается ледяной коркой, пятнадцать секунд — и кожа теряет чувствительность, которая с адской болью возвращается, когда снова окажешься в относительном тепле кабины. Но Карпентеру пришлось терпеть, чтобы углядеть Вайсшпитце. Он прилежно тер замшей защитные очки и терпеливо, немигающим взглядом всматривался в серую мглу, надеясь увидеть цель раньше, чем самолет врежется в гору.
А глаза Тримейна двигались все по тому же маршруту: компас, высотомер, Карпентер — компас, высотомер, Карпентер. Правда, теперь Тримейн чуть дольше задерживал взгляд на Карпентере, ожидая сигнала. Левая рука Карпентера была в постоянном движении, но это не был ожидаемый сигнал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики