науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

он просто барабанил по колену.
Прошло десять секунд. Пять. Еще пять. Тримейн чувствовал, как в этой ледяной коробке лицо его заливает горячий пот. В душу вползал страх, тот панический страх, от которого теряешь голову, страх, которого он не испытывал никогда в жизни. Даже не знал, что такое бывает. И тут он каким-то шестым чувством ощутил, как что-то переломилось: Карпентер прекратил барабанить по колену.
Он поймал цель. Точнее он ее почувствовал, угадал, где именно гора должна быть. А потом постепенно, едва ощутимо она стала приобретать зримые, а не воображаемые очертания, материализоваться из небытия. И вдруг, совсем неожиданно, ясно мелькнула гладкая поверхность почти вертикального склона горы и тут же пропала, нырнула во тьму. Карпентер удобно уселся в кресло, оставив окно открытым, и нажал кнопку связи.
— Сержант Джонсон? — Слова звучали глухо и неровно — не оттого, что командир волновался; просто его оледеневшие губы с трудом их выговаривали.
— Сэр? — Даже в этом лаконичном отзыве, искаженном передатчиком, слышалось достаточно тревоги.
— Мне больше нравится обращаться к вам по должности, а не по званию — штурман, — уточнил Карпентер.
— Сэр?
— Расслабьтесь. Я вижу гору. Можете спать дальше. Он отключил связь и нажал другую кнопку, у себя над головой. Над люком в отсеке фюзеляжа зажегся красный свет.
Сержант-стрелок взялся за ручку дверцы.
— Минуту, джентльмены. — Он рванул дверцу на себя, поставил на зажим. — Когда зажжется зеленый…
Он не закончил — отчасти потому, что его и так поняли, отчасти, чтобы не напрягаться зря, потому что слов почти не было слышно в реве моторов и свисте ветра.
Все молчали — все равно голосов было не услыхать. Парашютисты просто обменялись взглядами, которые говорили красноречивее слов: если тут, в кабине, творится черт знает что. каково же будет в воздухе? По сигналу сержанта они цепочкой двинулись к выходному люку.
Первым шел Хэррод, с лицом мученика-христианина, идущего ко рву со львом. Своим первым и последним львом. «Ланкастер», похожий на гигантского черного птеродактиля, несся вдоль гладкого обледеневшего бока Вайсшпитце, почти касаясь его крылом. Тримейну, заглянувшему в открытое со стороны Карпентера окно, казалось, что крыло самолета буквально царапает поверхность горы. Он по-прежнему чувствовал, как пот стекает у него по лицу, а губы пересохли. Украдкой — так, чтобы Карпентер не заметил, облизал их, но это не помогло, они остались сухими.
А вот у Хэррода, на которого обрушился снежный шквал, губы не пересохли. Во всем остальном его мысли и чувства были очень близки тем, что теснились в голове и груди Тримейна. Он стоял перед открытым люком, упираясь руками в борт фюзеляжа, чтобы удержаться на ногах. И под натиском ветра его лицо сохраняло выражение полной невозмутимости. Он смотрел вперед, как будто гипнотизируя глазами пространство, где крыло бомбардировщика, казалось, вот-вот заденет склон горы.
Над дверцей все еще горел красный свет. Сержант-стрелок ободряюще похлопал Хэррода по плечу. Тот не сразу очнулся от своего гипнотического состояния и, отступив на полшага внутрь отсека, отвел руку сержанта.
— Не толкайся, приятель! — Ему пришлось кричать, чтобы быть услышанным. — Если мне суждено покончить жизнь самоубийством, позволь сделать это по старинке, своими руками. — И он занял прежнюю позицию.
В эту самую секунду Карпентер еще раз взглянул в боковое окно и подал сигнал, которого ждал Тримейн, — легкий жест левой рукой. Тримейн тотчас накренил бомбардировщик и сразу же его выпрямил.
Склон горы медленно удалялся. Самолет лег на курс, выбранный Карпентером, и шел вдоль узкого плато. Командир в последний раз высунулся в окно и левой Рукой медленно — невыносимо медленно, как показалось Тримейну, — нащупал кнопку над боковым окошком, немного подождал и нажал ее.
Сержант Хэррод, задрав голову кверху, увидел, как красный свет сменился зеленым, вобрал голову в плечи, зажмурился и, конвульсивно дернув руками, бросился в снежную мглу.
Причем не так, как полагается. Вместо того, чтобы прыгнуть, он просто сделал шаг вперед — и его при раскрытии парашюта все еще крутило в воздухе. Следующим прыгал Шэффер — он выполнил это образцово, чистенько, прижав ступни и колени. Потом вниз пошли Каррачола и Смит.
Смит взглянул вниз и сжал губы. Едва различимый в серой мгле, Хэррод болтался, как шут на проволоке. Стропы парашюта переплелись, и чем отчаяннее сержант пытался их расправить, тем больше они запутывались. Радиста уносило влево. Смит наблюдал за его быстро исчезающей из виду фигурой и молил Бога, чтобы он не угодил в пропасть. Слава Богу, с другими все было в порядке. Кристиансен, Томас и Смит расположились в небе рядом. чуть ли не касаясь друг друга. Вполне нормально спускались.
Еще до того, как последний из парашютистов, Торренс-Смиз, выпрыгнул из самолета, сержант-стрелок кинулся в хвост самолета. Он быстро подбежал к ящику для багажа, стащил с него брезент, и извлек оттуда скрючившуюся фигурку. Это была маленькая девушка с огромными темными глазами и тонкими чертами лица, закутанная в кучу всякого тряпья, под которым оказался непромокаемый костюм. За плечами — парашют. Она совсем закоченела, и едва могла двигаться. Но у сержанта были на ее счет свои инструкции.
— Скорее, мисс Эллисон: — Он обнял ее за талию и подтолкнул в сторону люка. — Нельзя терять ни секунды.
Он почти протащил ее вдоль фюзеляжа, мимо механика, который готовился выпихнуть вниз второй парашют с поклажей. Мэри Эллисон полуобернулась к нему, словно желая что-то сказать, но вместо этого рванулась к люку и выпрыгнула во тьму. Контейнер со снаряжением последовал за ней.
Некоторое время сержант смотрел во тьму. Потом потер ладонью подбородок, недоверчиво покачал головой, отступил вглубь отсека и потянул на себя тяжелую дверцу люка. «Ланкастер» нырнул в снежную мглу. Спустя несколько секунд гул его моторов растаял в ночном небе.
Глава 2
Смит подогнул колени, свел вместе ступни и так, сгруппировавшись, ушел ногами в глубокий снег. Ветер неистово рвал шелк парашюта. Он быстро собрал его, скрутил и закопал в снег, примял для верности тяжелым тюком, который снял со спины.
Здесь, на твердой поверхности, пусть и на высоте больше двух тысяч метров снегопад был не таким сильным, как метель наверху, но видимость оказалась ничуть не лучше, потому что резкий ветер поднимал сухой снег и крутил его в воздухе. Смит оглянулся вокруг, но никого и ничего не увидел.
Замерзшими, неслушающимися руками он с трудом достал из кармана фонарь и свисток. Повернувшись поочередно на восток и на запад, он свистнул и посветил фонарем. Первым на сигнал явился Томас, затем Шэффер, через две минуты подошли остальные. Все, кроме сержанта Хэррода.
— Складывайте парашюты сюда и притаптывайте, — приказал Смит. — Зарывайте их поглубже. Хэррода на земле кто-нибудь видел?
Все молча покачали головами.
— Последний раз я его заметил, когда он в воздухе пронесся мне наперерез, как эскадренный миноносец в бушующем море, — сказал Шэффер.
— Да, я помню, — кивнул Смит. — У него стропы перепутались.
— Было дело. Но, по-моему, ему ничего не грозило, он находился почти у самой земли, — добавил Шэффер.
— Где он мог приземлиться, по-вашему?
— Да тут где-нибудь. Не волнуйтесь, майор. Что с ним могло случиться! Ну, коленку вывихнул, шишку набил.
— Зажгите фонари, — оборвал его Смит. — Рассредоточьтесь, надо найти его.
Группа цепью пошла на поиск, светя перед собой фонарями. Смит явно не разделял оптимизма Шэффера.
Он был сосредоточен и угрюм.
Вскоре его позвал Каррачола. Он стоял на краю голого утеса, с которого ветром смело весь снег, и светил фонарем прямо перед собой. В снежной постели, полузанесенный белым покрывалом, лежал распростертый на спине сержант Хэррод с открытыми глазами. Похоже они уже не чувствовали, как их засыпает снег.
Смит опустился на колени, подсунул руку под плечи Хэррода и приподнял тело. Голова сержанта свалилась набок, как у тряпичной куклы. Смит опять опустил его на снег и попробовал нащупать пульс на шейной артерии.
— Мертв? — спросил Каррачола.
— Да. Шею сломал. — Лицо Смита было непроницаемым. — Должно быть, запутался в стропах и неудачно приземлился.
— Бывает, — сказал Шэффер. — Я слыхал про такое. — И, помедлив, добавил: — Я возьму рацию, сэр?
Смит кивнул. Шэффер стал на колени и принялся нащупывать пряжку ремня, на котором держалась рация. Смит остановил его:
— Нет, не там. Ключ у него на шее, а застежка — на груди.
Сняв рацию, Шэффер поднялся, держа ее в руках, и взглянул на Смита.
— Поздно, наверное, спохватились. Такое падение, должно быть, и передатчик повредило.
Смит молча взял рацию, поставил на землю, вытащил антенну. Замигал красный глазок передатчика, показывая, что все в порядке. Смит включил приемник, повернул ручку настройки, послышалась музыка. Он выключил рацию и отдал Шэфферу.
— Ей больше повезло, чем сержанту Хэрроду, — коротко сказал он. — Пошли.
— Надо бы его закопать, — предложил Каррачола.
— Нет надобности. — Смит покачал головой и жестом показал на падающий снег. — Через час его покроет снег. Давайте лучше поищем снаряжение.
— Только Бога ради не выпустите веревку, — возбужденно сказал Ли Томас.
— Беда с вами, кельтами, — успокаивающе отозвался Шэффер.
— Никому у вас веры нет. Чего зря волну гнать! Ваша жизнь в надежных руках Шэффера и Кристиансена. Не робейте. Мы вас не отпустим до последней минуты. Рухнем, если что, все вместе.
Томас в последний раз опасливо заглянул в чернеющую перед ним бездну и потихоньку начал спуск. Склон плато, на котором они высадились, был почти вертикальным. Черная отвесная поверхность поблескивала льдом. Обследовав ее с помощью фонаря, Томас убедился, что зацепиться здесь решительно не за что.
Когда его подняли, он с досадой пнул ботинком лыжи, торчащие из кучи снаряжения.
— Они тут очень кстати, — угрюмо прокомментировал он. — Ну прямо в самый раз, кататься с этих горок.
— Что, так круто? — спросил Смит.
— Чистая вертикаль.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики