науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Номер один, — удовлетворенно констатировал он. — Ваза для фруктов, дрезденский фарфор. Надеюсь, — добавил он, — никто сейчас не справляет нужду в сортире, который я начинил взрывчаткой.
Смит открыл было рот, чтобы прервать это словоизлияние, но Шэффер уже стоял на кровле верхней станции. Смит неуклюже, опираясь на здоровую руку, перекинул тело через подоконник и посмотрел на Мэри. Она ободряюще улыбнулась ему, но глаза выдавали тревогу: за ее спиной стояли лицом к стене, сложив руки на затылке, трое мужчин. Довершал картину Карнаби-Джонс, державший их на прицеле, причем видно было, что он сам до смерти боится своего оружия.
Смит присоединился к Шэфферу на крыше станции. Оба старались вжаться в кровлю, чтобы быть как можно незаметнее. Возле стены крыша была совсем плоской, а дальше шел резкий скос под углом градусов в тридцать. Смит задумчиво оглядел его и сказал:
— Что-то не хочется еще раз испытать приключение, которое нас тут поджидало в прошлый раз. Нужно подобрать надежный крюк и вбить для страховки прямо в стену.
— Не надо никаких крюков. Взгляните-ка сюда.
Шэффер голыми руками поскреб ледяную корку; обнажилась металлическая сетка, крепившаяся на железных прутьях, а под ней — стеклянный люк.
— Это, кажется, называется «световой люк». А прутья выглядят вполне надежно.
Они попробовали согнуть один из них, но он не поддался. Шэффер удовлетворенно улыбнулся и закрепил на нем веревку. Смит схватился за веревку, но Шэффер твердой рукой разжал его кулак.
— Нет уж, — сказал он, глядя на раненую руку Смита: от повязки остались одни лохмотья, сквозь которые сочилась кровь.
— Если вы задумали получить за этот переход Крест Виктории, забудьте. Шансом воспользуюсь я. — И добавил, покачав головой: — Сам не знаешь, чего болтаешь, Шэффер.
Лейтенант ухватился за веревку, сполз по склону кровли до края, перевернулся головой к краю и дальше передвигался уже медленно, сантиметр за сантиметром.
Заглянув вниз, он обнаружил, что оказался прямо над одним из тросов лебедки фуникулера. А с левой стороны поисковая группа с собаками, утопая в глубоком снегу, карабкалась вверх по откосу в сторону. главного входа в замок. Видно, всех подняли по тревоге — либо тушить пожар, либо искать поджигателей. Следовательно, заключил Шэффер, люди из внутренней охраны проверили обстановку под окнами радиорубки и обнаружили там девственно чистый, нетронутый снег…
Он посмотрел вверх. Оттуда никакой опасности не грозило: видно, хозяева Шлосс Адлера решили — какой смысл ставить часового снаружи, когда враг явно не покидал стен замка. Шэффер сдвинулся вниз еще на расстояние ладони. Теперь проблема была в одном. Есть ли охрана на станции, и если есть, то удастся ли ему, Шэфферу, удержаться на веревке с помощью одной руки, а второй вытащить «люгер» и снять часового? Конечно, ему грех жаловаться — он прошел отличную школу, но из него же готовили не акробата на проволоке. В горле у него пересохло, и сердце стучало как бешеное. Шэффер изогнул шею и заглянул внутрь станции. Там никого не было, а если кто и был, то так надежно спрятался, что Шэфферу было не видать. Логика, однако, подсказывала, что прятаться там глупо; скорее всего, дежурившего на станции часового отозвали в замок на пожар. Насколько он мог видеть, на станции не было ничего подозрительного, только вагончик, машинный механизм подъемника и батареи аккумуляторов. Опасностью не пахло. Но вот что его сильно огорчило. Оказалось, что попасть внутрь станции можно было только одним способом, причем, отнюдь не по веревке. Дело в том, что станцию выстроили в типично альпийском стиле: крыша метра на два спускалась ниже уровня пола, прямо в пропасть. Выход был один: вскарабкаться по стальному тросу фуникулера на крышу вагончика и уже оттуда спуститься на пол станции. Шэффер не стал тратить время на раздумья о том, насколько это физически возможно. Это должно было стать возможным. Все равно иначе на станцию не проникнуть.
Шэффер не без труда отполз от края крыши, опять перевернулся, теперь ногами в сторону ската и посмотрел вверх. Смит весь напрягся в ожидании, и только лицо его было как всегда бесстрастным. Шэффер жестом показал, что начинает действовать, и заскользил по склону, пока ступни его не нащупали стальной трос.
Он обхватил трос ногами и руками, повис и начал карабкаться вверх. Это удавалось ему плохо. Поднявшись сантиметров на двадцать, он тут же сползал вниз на десять. Трос, натянутый под углом сорок пять градусов, был покрыт ледяной коркой и промаслен, поэтому, чтобы хоть чуть-чуть продвинуться по нему вперед, надо было до боли в мышцах сжимать его пальцами. Такой способ передвижения был просто самоубийством для Смита с его раненой рукой и абсолютно невозможен ни для Мэри, ни для Карнаби-Джонса. И самому Шэфферу подъем давался нелегко. Теряя силы, он представил себе, что будет, если он сорвется. Мысль об этом и вид зияющей под ним бездны, от которого закружилась голова, заставили Шэффера сделать невозможное. Через десять секунд он, обливаясь потом и дыша как бегун-марафонец на финише, влез на крышу вагончика.
С минуту он пролежал не шевелясь, восстанавливая пульс и дыхание. Потом вытащил «люгер», снял его с предохранителя и спустился на пол. намереваясь окончательно убедиться в том, что станция пуста. И хотя здравый смысл подсказывал, что это чрезмерная осторожность — кто бы тут ни прятался, он обязательно обнаружил бы себя с появлением Шэффера — инстинкт самосохранения и воспитанный тренировкой рефлекс заставили его обшарить все закоулки. На станции действительно никого не было.
Теперь следовало выяснить обстановку поблизости от нее. Тяжелая железная дверь в начале туннеля была отворена. Вторая — в конце туннеля — тоже. Стараясь держаться в тени, Шэффер вышел во двор замка и осторожно осмотрелся. Посмотреть было на что. Во дворе царила лихорадка, которую они видели из окна, только теперь беготня приобрела осмысленный и упорядоченный вид. Повинуясь командам начальства, множество солдат разматывали пожарные шланги, таскали ведра с песком и огнетушители. Между тем главные ворота оставались без присмотра — охрану тоже привлекли к тушению. Но только самоубийца рискнул бы совершить побег через эти ворота на виду шестидесяти или семидесяти альпийских стрелков.
Слева во дворе стоял всеми забытый и бесполезный геликоптер. Пилот куда-то исчез. Грохот сильного взрыва донесся из стен замка. Шэффер поднял голову, чтобы определить — откуда именно, и, увидев дым, клубящийся из окна верхнего этажа в восточном крыле, прикинул, какой из его взрывпакетов сработал на этот раз. В тот же миг шестое чувство заставило его посмотреть вправо. Он замер. В воротах замка появились те самые люди с собаками, которых он видел сверху у подножия скалы. Из оскаленных пастей доберман-пинчеров вырывались клубы морозного пара. Шэффер инстинктивно отпрянул назад: с солдатами он так или иначе мог бы справиться, но собаки были ему не по силам. Он шмыгнул назад, под защиту железных дверей, закрыл их за собой и положил ключ в карман.
Неожиданно над его головой раздался треск. Битое стекло посыпалось на пол. Шэффер недоуменно поднял глаза кверху. Ствол «люгера» автоматически повторил траекторию его взгляда.
— Убери пушку, — недовольно сказал Смит, прижав лицо к металлическим прутьям. — Ты что, решил, что сюда Крамер с компанией пожаловал?
— Нервы, — сухо объяснил Шэффер. — Знали бы вы, что пришлось пережить лейтенанту Шэфферу. А что там у вас новенького?
— Каррачола с приятелями мерзнут носом вниз на крыше, Мэри со «шмайсером» за ними присматривает. Джонс еще наверху. Боится высунуться. Говорит, что не переносит высоты. Я устал его убеждать. А у тебя что?
— Тихо. Похоже, пока никто не собирается воспользоваться услугами фуникулера. Обе двери на замке. Они железные, и если кому-нибудь придет в голову их штурмовать, не сразу поддадутся. Кстати, босс, впорхнул я сюда как птичка. В буквальном смысле слова. Без крыльев тут не обойтись. Вам с вашей рукой этого пути нипочем не проделать. Мэри и старикан и пытаться не станут. А Каррачола и прочие — ну, впрочем, что о них беспокоиться…
— Сначала поставь рычаг электропитания подвесной дороги в положение «аварийное». Они наверняка отключат здесь энергию из замка.
— О'кей. Готово. Здесь еще кнопки «Пуск» и «Стоп», механический тормоз…
— Включай мотор, — приказал Смит. Шэффер нажал кнопку «Пуск», генератор загудел, быстро набирая обороты. — Теперь освободи тормоз и поставь передачу на передний ход. Если сработает, останови вагончик и попробуй задний ход. Шэффер снял тормоз и включил передачу. Вагончик послушно двинулся вперед. Шэффер остановил его, включил обратную передачу и вернулся в исходную точку.
— Гладко, да?
— Теперь подведи вагончик серединой под крышу. Мы спустимся по веревке на крышу вагончика, а ты доставишь нас внутрь.
— Здорово придумано! — с восторгом сказал Шэффер.
— Первыми я отправлю Каррачолу, Томаса и Кристиансена, — сказал Смит. — Сумеешь приглядеть за ними, пока мы не подоспеем?
— Оскорбление подчиненных не способствует укреплению их морального духа, — обиженно ответил Шэффер.
— Я и не знал, что он у тебя еще остался. А теперь я еще попытаюсь уговорить нашу Джульетту спуститься с балкона. — Смит пнул Каррачолу носком ботинка.
— Ты пойдешь первым. По веревке на крышу вагончика.
Каррачола посмотрел вниз.
— Не заставите. Ни за что, — он покачал головой, глядя на Смита полными ненависти глазами. — Лучше застрелите. Прямо сейчас.
— Застрелю, если попробуешь сбежать, — ответил Смит. — И ты об этом знаешь.
— Знаю, конечно. Но вот так, лицом к лицу, вы меня не пристрелите. Вы ведь с принципами, так, майор? Эдакий высокоморальный идиот, который готов рисковать жизнью, чтобы спасти вражеского солдата. Ну, что не стреляете?
— Просто нет необходимости. — Здоровой рукой Смит сгреб Каррачолу за волосы и сильно дернул назад, поднеся ему к лицу дуло «люгера». От острой боли, причиненной размозженной руке, его затошнило, но он даже не поморщился. — Я стукну тебя хорошенько на веревке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики