науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его сопровождали трое солдат: двое по бокам и третий – сзади.
– Жаль, нельзя сбросить эту штуку в канаву, – пробормотал себе под нос Эдраии. – У меня от нее мороз по коже.
Ехавший рядом Ирок молча кивнул. Однако Орм возразил:
– Лучше держите язык за зубами, если вам дорога собственная шкура. Эта штука прежде была братом-близнецом нашего лорда.
В течение двух дней войску попадались собственные следы: темные шрамы костров, похожие на клейма, оставленные на теле земли. Трава росла с поразительной быстротой. К утру второго дня она уже скрывала копыта лошадей. Часто встречались лоси, жадно щиплющие молодую зелень, и тощие, изголодавшиеся олени. На вторую ночь люди разбили лагерь рядом с небольшой рощей.
– Я помню это место, – сказал Хью. – Здесь мы убили варгов.
В эту ночь Соколице приснился сон. Она бежала через высокие сугробы. Ей не удавалось изменить форму. Во сне у нее было две здоровых руки, но это не имело значения, поскольку тот, кто ее преследовал, постепенно приближался. Она знала, ее поймают… жгучий воздух обжигал горло. Холод коснулся ее кожи, и, зарычав с яростью обреченной, женщина обернулась и увидела жуткое уродливое существо с кроваво-красными глазами.
– О, сестрица, – проскрипело оно, – вот ты где… И метнулось к ее горлу.
Соколица проснулась в поту. Тело тряслось от пережитого ужаса. В палатке пахло дымом и солью. Она услышала голос Хью. Юноша шепотом, снова и снова, повторял ее имя. Он крепко держал ее, стараясь не задевать сломанную руку.
Почувствовав, что Соколица не спит, воин стал отодвигаться.
– Все в порядке, – сказала лучница. – Останься.
Утром четвертого дня Карадур их покинул. Он коротко поговорил с капитанами, затем отошел подальше от лагеря и изменил форму. По невообразимой дуге он взмыл в небо, трижды облетел лагерь, всякий раз поднимаясь все выше и выше, а потом скрылся на юге. Шем, сидевший на плечах у Хыо, поднял маленькое личико к солнцу.
– Дракон ушел, – серьезно промолвил ребенок. Весь день они посматривали на небо, но видели лишь серых гусей и куропаток, а однажды пару золотых орлов. Когда в полдень объявили привал, Соколица устроилась отдохнуть возле нагретого солнцем камня. Рядом послышались шаги, она подняла голову и увидела Азила Аумсона.
– Ты можешь его найти? – спросил певец.
Как и в тот раз, в темнице, Соколица открыла свой разум, стараясь найти росчерк далекого пламени. Ей попадались другие разумы, как людей, так и животных, но она не обращала на них внимания. Однажды ей показалось, что она коснулась разума Медведя… Соколица потерла виски.
– Нет, не могу. Наверное, он слишком далеко.
На закате армия остановилась. Шем, крепко вцепившись в пальцы Хью, ковылял по лагерю, показывая на юг.
– Дракон идет, – важно сообщил он.
– Ты уверен? – с любопытством спросил Хью. – Я его не вижу.
– Шем уверен, – торжественно заявил ребенок. – Дракон идет.
Все ждали. Огромная золотая птица парила над степью. Солнце, точно расплавленная медь, блестело в размахе могучих крыльев. Дракон приземлился и изменил форму. Воины приветствовали его с некоторым смущением, чувствуя присутствие чуждого существа, таящегося в мерцающих глазах.
Этой ночью большинство солдат предпочли спать под открытым небом. Карадур и Азил сидели рядом возле костра. Небо, чистое, как проточная вода, сияло множеством звезд.
Звук шагов заставил их повернуть головы. Появился Хью с Шемом на руках.
– Прошу меня простить, милорд, – сказал лучник. – Малыш чем-то встревожен. Никак не хочет спать, пока не увидит вас.
Карадур протянул свои большие руки, и Хью вложил в них Шема.
– Ну, детеныш, вот ты и снова со мной, – серьезно сказал лорд-дракон. – Что с тобой? Ты напуган? Или тебе холодно?
Ребенок покачал головой.
– Шему тепло. – Теперь он стал говорить охотнее, – Дракон ушел. Куда ушел?
– Дракон летал, детеныш, далеко-далеко. – Карадур провел пальцем по блестящим волосам мальчика, которые спадали почти до плеч. – Но дракон всегда будет возвращаться.
Маленький мальчик доверчиво прижался к плечу под темным плащом.
– Дракон, иди, – твердо сказал Шем. – Найди папу.
Трос мужчин обменялись быстрыми взглядами. Карадур тихо ответил:
– Мне очень жаль, Шем. Я не могу вернуть тебе отца. Он ушел туда, куда даже драконы не залетают. – Лицо мальчика побледнело. – Оставь его со мной, – сказал лучнику лорд-дракон и накрыл Шема полой своего плаща. – Послушай, детеныш. Хочешь, я расскажу тебе о том месте, куда мы направляемся? Это большой дом, дом Дракона. Ты его уже видел. Тогда ты подружился с поварами и даже слал в большом котле. Помнить? – Светлые глаза мальчика широко раскрылись, он неотрывно смотрел на лорда-дракона.
И Карадур неторопливо рассказал молчаливому ребенку о конюшнях, собаках, обеденном зале и высоком пламени, танцующем в камине, кухнях, где полно замечательно вкусных вещей… Глаза Шема закрылись, напряженное тело расслабилось.
Посреди ночи Шем проснулся. Под плащом было тепло, но еще больше тепла исходило от мужчины, лежащего рядом. От мужчины с низким голосом и руками, сияющими огнем: Дракон . Была ночь, и яркие костры горели совсем рядом. Звезды над головой образовали огромную белую дугу, похожую на лук Хью. Но внутри у малыша образовалось пустое пространство, и туда забрался холод. Мама ушла. Красноглазое чудовище, которое делало ему больно, обидело маму, сделало так, что она больше не встала с земли. Шем видел, как мама лежит на снегу. Его отец сражался с врагами, а он был сильный, очень сильный, сильнее любого чудовища… Отец тоже ушел. Шем чувствовал, как внутри у него разрастается пустота, пока ему не показалось, что он сейчас лопнет.
На следующее утро в полях солдаты увидели множество оранжевых бабочек.
– Посмотри, – сказал Карадур мальчику, в глазах которого застыло отчаяние.
Он посадил Шема на плечо и зашагал в сторону поля. Бабочки окружили мужчину и мальчика мерцающим оранжевым облаком. И они увидели тысячи белых цветов, укрывших землю, точно прекрасное кружево.
Весь день Шем оставался хмурым и молчаливым. Ему нужно поплакать, – сказал Азил.
Однако Шем не плакал.
В тот же день они наткнулись на место, где лежали тела троих детей. Карадур приказал остановиться и позвал солдат с лопатами. Они выкопали могилу и осторожно уложили в мягкую землю маленькие трупы.
На следующий день они въехали в сожженную деревню. Почерневшие стропила затягивала зелень: повсюду виднелись побеги василистника и иван-чая. Здесь им также пришлось копать могилы. К югу над равнинами вздымались горные кряжи, среди которых выделялись три пика: Белый Шип, Ежевичник и самый высокий – Глаз Дракона, вершина которого скрывалась за облаками. Наконец они остановились в Ашвике, деревне, где их дожидались очередные мертвецы. Трупы лошадей пострадали довольно сильно, но тела людей остались почти нетронутыми. Всадники Герагина взялись за лопаты. Их лица посуровели, но работали они дружно.
А после наступления сумерек Азил снова пел: но не погребальную песнь, а старую балладу, в которой рассказывалось про лучника Тириона, отправившегося на охоту в ночь Весенней Луны. Он повстречал могучего черного оленя – никогда прежде ему не доводилось видеть столь величественное животное. Он позвал собак и стал его преследовать, но всякий раз, когда охотнику казалось, что он заманил оленя в ловушку, тот ускользал от него.
И поклялся тогда Тирион:
«Я поймаю сто до рассвета».
Но прорвался олень,
Да, пробился олень
И умчался на волю, как ветер!
Тирион продолжал его преследовать. Он бежал все дальше и дальше, через поля, холмы и реки, и весна превратилась в лето, лето в осень, осень в зиму, но олень по-прежнему ускользал от Тириона. Однако сердце Тириона горело жаждой погони, и он не мог повернуть обратно. А в ночь Весенней Луны, ровно через год после того, как началась охота, собаки загнали черного оленя к краю скалы. И тогда Тирион выстрелил; но древко стрелы загорелось в полете, да и все остальные стрелы в колчане вспыхнули, а огромный олень превратился в гигантского рогатого человека, пристально смотревшего на лучника огненными глазами.
И Тирион упал на колени, он понял, что олень, которого он преследовал, на самом деле был Имарру Охотник, повелитель всех охотников. Имарру засмеялся и простил Тириона.
«Никогда так упорно не гнался за мной
Ни единый охотник на свете».
Но прорвался олень,
Да, пробился олень
И умчался на волю, как ветер!
На следующий день они перешли перевал, ведущий к Иппе.
Подъем был трудным; теперь он показался им куда более сложным, чем две недели назад, когда они только отправлялись в долгий путь. Стало тепло, но скалы покрылись влагой, безжалостные ветры норовили столкнуть зазевавшегося путника в пропасть.
– Хорошо еще, варгов нет, – рассудительно заметил Эдраин.
– Нагруженные куда меньше – не нужно было тащить дерево, без которого все замерзли бы холодными зимними ночами – кони легко шагали по узкому проходу. Люди двигались медленнее. Соколица ругалась себе под нос. Из палаточного шеста Хью вырезал для нее посох. Это помогло, но сломанная рука и нехватка обзора превращали дорогу через перевал в пытку.
Перед тем как преодолеть самую высокую точку перевала, Карадур подозвал к себе Герагина.
– Я хочу отдать моего брата ветрам, – спокойно сказал лорд-дракон. – Ты мне поможешь?
Они вдвоем подняли носилки, на которых лежало тело Тенджиро Атани. Узкая тропинка уходила в сторону от того места, где они разбили лагерь. Они двинулись по ней дальше. Тропинка уходила на восток, а потом вновь свернула на юг, пока не закончилась пятью широкими ступенями.
– Вверх, – коротко бросил Карадур. Они поднялись по лестнице, протиснулись между двумя огромными валунами и оказались на небольшом заросшем травой плато. – Хорошее место.
Он взял хрупкое тело близнеца, перенес его через небольшую лужайку и уложил в заросшую папоротником впадину.
Ветер, словно невидимый великан, ударил ладонями о скалу. Казалось, гора содрогнулась. Высоко над ними парил черный кондор, всадник смерти, описывая один круг за другим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики