науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Меч не размышляет, правильно ли он поступает. Он для удара выкован, закален. Впрочем, возможно, и не так? Быть может, и оружие страдает, когда рука воина направляет его на неправое дело? Кто скажет?
Счастье. Была ли она счастлива? Была. Вспышка чувств, наслаждение? Это было. Может, это и есть счастье? Мечты, ожидание, беззаботность. И вечерами встреча с ним. Магические очи, пылкие объятия, гипнотические слова, возносящие ее в недостижимые высоты. Кружилась голова, захватывало дух от тех глубин, куда она заглянула. Так было долго. Или нет? Кто измерит? Она не ведала раньше ничего подобного. Не было с чем сравнить. Она принимала все как откровение, как единственный свет, без коего нет жизни. И вот теперь - потеря. Навсегда. Но ведь не напрасно? Другие будут иметь это счастье вечно. Придут иные поколения, будут рождаться другие девушки, они не забудут подвиг Гледис, и в их слезе грустной радости будет ее любовь.
Плывут воспоминания. Последний день прощания. Кареос почти не говорил, только смотрел в ее глаза, держа в сухих ладонях руку девушки. Лицо его осунулось, под глазами залегли темные круги. Он гладил зеленоватые волосы любимой, касался горячими пальцами нежной щеки. Она принимала его нежность и ласку словно во сне. Что-то неведомое пролегло между ними, разделившее миры его и ее. Она уже принадлежала смерти. Он оставался владыкою планеты. Кареос словно читал в ее душе, потому она была - благодарна Правителю за его молчание. Вечером он повел девушку в сферический зал, попросил сесть в кресло. Включил стереопроектор.
- Смотри, - как бы ответил Кареос на ее вопросительный взгляд.
Перед нею оживали кадры древнейшей хроники. Девушка ужаснулась. Фильм открывал чудовищные бездны социальных катаклизмов, терзающие человечество в прошлом. Темницы, где десятилетиями изнемогали лучшие люди планеты. Эшафоты, где они в конвульсиях завершали свою героическую, страдальческую жизнь. Застенки, забрызганные кровью расстрелянных, горы трупов казненных мятежников. Баррикады и сырые, наполненные грязью блиндажи, усталые, равнодушные солдаты и веселые сборища бунтарей, голодные толпы детей - истощенных, несчастных, заплаканных - и матери с потухшими от слез глазами, нивы с ничтожными урожаями, выжженные нещадными лучами Голубого Светила, примитивные избушки в поселениях, похожие больше на кучи навоза, нежели на человеческие жилища. Приходили все новые и новые герои, чтобы освободить людей из неволи, но все они умирали на кострах, в застенках, на виселицах.
Гледис изнемогала. Слезы душили ее, спазмы перехватывали дыхание. И тогда Кареос выключил проектор. Немного погодя на экране возникли картины современной жизни Ораны.
Нежно-зеленые волны океана в мареве предрассветного тумана. Дети бегут по песчаной отмели к прозрачным водам. Они ныряют в аквамариновую волну, визжат от восторга, а над ними кружат розовые диски биостражей, охраняющие юные жизни от несчастных случаев.
Величественные строения мегалополисов на берегах рек, озер, морей. Широкие путепроводы, а по сторонам - сады и леса. Детские площадки развлечений, универсальные школы, ухоженные поля. Всюду - гармония, веселье, толпы счастливых людей.
Юные влюбленные пары. Никто их не насилует браком, когда-то искажавшим священное чувство любви. Объединенное человечество так высоко поднялось в достижении изобилия, обеспеченности, комфорта, в удовлетворении духовных потребностей, что освобождало индивидов от личных обязанностей по воспитанию детей.
Еще плыли картины обновленной жизни планеты, но Гледис уже не смотрела на них. Она закрыла глаза. Все верно! Все справедливо. Уничтожить прекрасное видение, бросить родную Орану в бездну прошлого? Чтобы снова умирали голодные дети на пыльных дорогах, чтобы снова погибали мятежники на баррикадах? Этого жаждет Корсар? О нет! Тысячу раз нет!
Гледис больше не сомневалась.
Только откуда же тревога? Почему? Она еще не осознана, непонятна. Что-то вторгается в сердце, незримые сигналы волнуют сознание. Какая сила пытается пошатнуть ее искреннее решение?
Из забытья ее вырвали резкие аварийные сигналы. Гледис раскрыла глаза. Над нею стоял Торрис, на посеревшем лице отражался ужас.
- Что случилось? - прошептала девушка пересохшими губами, хотя уже догадывалась о причинах тревоги.
- Смотри сама, - сказал командир.
Гледис взглянула вокруг. Стены корабля стали прозрачными - Торрис велел включить оптический инвертор. Звездолет "Ара" окружало звездное великолепие Космоса. Но не это удивляло Гледис и даже астронавтов: они ведь не первый раз в полете и величие галактической бездны знакомо им. Внимание всего экипажа приковал небольшой объект, быстро передвигавшийся между бриллиантовыми искрами астероидного потока. Космокрейсер Ораны тоже приближался к этому опасному поясу.
На экране сфокусировалось изображение объекта, увеличилось. То был крейсер высокого класса - астролет для звездных экспедиций. Он шел наперерез "Аре".
Космонавты молчали. Торрис тихо спросил, ни к кому в отдельности не обращаясь:
- В этом поясе есть наши исследовательские лаборатории?
- Нет, - послышался ответ.
- Стартовал ли какой-либо крейсер с Ораны вместе с нами?
- Нет.
- Тогда это Корсар.
Сердце Гледис екнуло. Было такое ощущение, будто она летит в пропасть, потеряв вес. Свершилось! Свершилось! Свершилось...
Замирают звуки, мгла затуманивает глаза. Что это с нею? Что-то произносит Торрис, бегают возле приборов астронавты, багровыми огнями пылают экраны на стенах.
Уходит стена тумана. Заострился разум. Спокойствие, сосредоточенность. Выдержка и осознание реальности.
Торрис уже спокоен. Только уста словно закаменели. Глаза вспыхнули грозными огоньками. Он сказал лишь два слова, но эти слова - так показалось девушке - откликнулись эхом во Вселенной:
- К бою!
Бой? Они приготовились к бою? Конечно, "Ара" имеет оружие защиты. Тогда, быть может, крейсер победит? И не надо будет идти на последний чудовищный шаг? Можно вернуться на родную Орану, в объятия уютной атмосферы, под ласковые лучи милого Светила. Но почему же Правитель ничего не сказал ей о возможности битвы? О перспективе победы? Быть может. Корсар непобедим? И если вспыхнет бой, то погибнет "Ара" и она исчезнет раньше, чем увидит мятежника...
Багровый панцирь энергозащиты окружил крейсер. Яростно пылают экраны, показывая немыслимое напряжение силовой станции корабля. Вдруг ярко вспыхнул командирский стереоэкран над пультом. На нем появилось изображение человека. Сухощавое тело облечено в черное трико. Темно-бронзовое лицо аскета. Коротко стриженные седые волосы. Гледис взволнованно поднялась. Неужто это Корсар? Такой старый? Ведь они ровесники с Правителем Ораны. А этот человек на несколько поколений старше.
- Внимание! - звонко, почти юношеским голосом произнес неизвестный. Экипажу звездолета "Ара" братское приветствие!
Астронавты переглянулись. Торрис желчно спросил:
- Кто вмешивается в наш полет?
- Люди Астероида Свободы.
- Ты хочешь сказать - люди Звездного Корсара?
- Слова не имеют значения, - возразил неизвестный. - Наш брат не боится этого имени. Он охотно принимает его.
- Зато Орана не принимает. Корсар и его люди вне закона.
- Правду молвишь, - странно улыбнулся неизвестный. - Мы в самом деле вне действия вашего закона. Потому оставим напрасные споры. Прошу ответить на несколько вопросов...
- Разве мы обязаны отвечать? - вызывающе спросил Торрис.
- Можете не отвечать. Но мы будем поступать в соответствии с вашей реакцией. Итак, мы желаем знать - куда направляется звездолет?
- Это галактическая экспедиция. Маршрут - созвездие Руа, красный гигант, вторая планета. Там предвидится развитая жизнь. Орана стремится к контакту с иными разумами...
- Контакт? - сурово спросил неизвестный. - На какой основе? Каков критерий такого контакта? Орана на данной стадии цивилизации не получит права на выход за пределы региона. Астероид Свободы приказывает: возвращайтесь назад.
- Почему?
- Космос не для дискуссии. Правитель Кареос ведает о причине. Повторяю приказ: возвращайтесь назад!
- Вы считаете себя людьми Свободы, - горько отметил Торрис, - а действуете как пираты. Кто позволил вам пресекать стремления иных людей? Мы тоже хотим свободных действий.
- Вы - марионетки Кареоса, - сухо ответил неизвестный. - Освободитесь от власти деспота и тогда летите для космического контакта. Астероид Свободы не позволит разносить бациллы деспотии в далекие миры. Таково веление космического организма. Возвращайтесь назад!
- Мы пробьемся с боем! - грозно предупредил Торрис. - Я сказал!
- Хорошо, - миролюбиво ответил неизвестный. - Мы учитываем предупреждение. Решайте!
Световой куб стереоэкрана угас. Астронавты бурно заспорили.
- Надо в самом деле вернуться!
- Ни один крейсер не прошел в этом Поясе!
- Зачем чудовищный риск?
- Кареос приказал пробиться любой ценою! - сказал Торрис. - Достаточно разговоров. Готовьтесь к бою!
Все замолчали. Магическое имя Правителя заткнуло рты. Гледис перевела дыхание. Крейсер "Ара" обречен. Кареос направил большую группу астронавтов на погибель, словно это были бездушные механические биостражи. Только Гледис несет в себе страшное знание причины. Несет и не может сбросить его с плеч.
Чужой корабль приблизился, закрыл собою несколько ярких созвездий. В лучах Голубого Светила обшивка его переливалась темно-синими искрами. Торрис замер около пульта. Еле шевеля губами, сказал:
- Левая квантопушка - удар!
В иллюминаторах сверкнула чудовищная молния: ослепительная, фиолетово-призрачная, поражающая своей мощью. Гледис вздрогнула, затаила дыхание. Сейчас! Что произойдет?
Исполинская шаровая молния встретилась с кораблем пиратов. Но взрыва не было. Заряд расплескался на мириады брызг, голубой пеленою охватил поверхность крейсера и распылился в беспредельности пространства.
- Правая квантопушка - удар! - яростно заорал Торрис.
Снова апокалипсическая молния. И снова - неудача! Гледис была поражена. Астронавты растерянно переглядывались.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики