науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пошевелилась. Жива!
Раскрыла глаза. Сумрак. Желтоватый свет. Неясные тени. Где она?
В сознание врывались образы, будто несущиеся в вихре листья: призрачная встреча с отцом, поездка в машине, чудовищный финал.
Она поднялась на ноги. Ухватилась за что-то твердое. Это была узенькая кровать, прикрытая жестким одеялом. Скорее! Надо действовать. Совершено преступление, и бандиты убили отца. Боже мой, скорее бы выбраться отсюда! Может быть, он еще живой!
Сквозь узенькое окошечко проникал предвечерний свет. Покачивалась зеленая ветка каштана. С противоположной стороны темнела узкая дверь.
Галя бросилась к ней, толкнула. Она не поддавалась. Девушка начала бить кулачками по дубовым доскам, окованным медью. Звук был невыразительный, глухой.
Обессиленно прижалась к двери. Что ж это такое? Неужели в нашей стране такое возможно? Какое-то злодейское подполье, темница? Хотя бы людей увидеть!
Послышались неясные звуки. Галя закричала. Снова тишина.
- Кто есть живой? - отчаянно заголосила девушка. - Люди!
Что-то зашуршало, дверь со скрипом открылась. На пороге возникла высокая женская фигура в черном. Она держала в руках кувшин с водою, краюху хлеба, еще что-то, завернутое в белый рушник. Женщина была спокойна, сосредоточенна, из-под черного платка на Галю смотрели огромные глаза, обрамленные темными ресницами. Казалось, что взгляд ее сияет в сумраке.
- Ты кричала, сестра?
- Я звала людей, - сдерживая рыдание, ответила девушка. - Меня подло выкрали, увезли сюда...
- Как? - удивилась женщина. - Ты не сама сюда пришла?
- Нет! Отца убили, а я оказалась в плену. Кто бы вы ни были, у вас доброе лицо. Позовите милицию! Выпустите меня!
- Сестра! - пораженно ответила женщина. - Тебя никто не держит. Мне велено накормить тебя, помочь. А милиция... что это?
- Как? - ужаснулась Галя. - Вы... не слыхали такого слова? Где же я? Неужто за рубежом? Тогда у вас есть полиция. Должен быть закон. Мне нужно к советскому послу или консулу...
- Не понимаю, - покачала головою женщина. - У тебя, вероятно, лихорадка. Вот возьми водички испей. Успокойся.
Девушка судорожно зарыдала, ломая руки. Потом вдруг заметила, что на ней тоже черная хламида.
- Взгляните, они меня даже переодели во что-то монашеское!.. Где я?
- Это православный монастырь, - удивленно произнесла женщина. - Я послушница.
- Монастырь? В каком городе?
- В Киеве.
- В Киеве? - обрадовалась Галя. - Где? Как он называется?
- Выдубецкий монастырь. Я думала - ты знаешь.
- Выдубецкий? - ужаснулась Галя. - Я там бывала. Монахов давно нет. Территорию занимает Ботанический сад. И еще Институт археологии. Старый-престарый священник иногда сидит на лавочке, а больше нет духовных лиц. Слушайте, добрая женщина, вы меня обманываете?
- Горюшко мое, - покачивала сокрушенно головою женщина, щупая Галино чело. - Что же это с тобою? Опоили зельем? Жару вроде нет...
- Не опоили. Я вечером возвращалась домой. Около подворья меня ожидал отец. Я его не видела несколько лет, он куда-то исчез. А тут появился... странный, больной. Рядом - машина.
- Какая машина? - не поняла женщина. - Странное глаголешь. Не слыхала.
- Вы что - никогда из монастыря не выходили? Тут и родились? - смутилась Галя.
- Отнюдь. Я родилась в дворянской семье. Катерина Самойленко. Духовное имя - Мария. Училась в пансионе. А слова твои - странные.
- Почему странные? Разве я говорю что-то неясное? Отец внезапно появился... и начал взволнованно рассказывать что-то о волшебной чаше. И я решила, что он...
- Погоди, - тревожно прервала ее монахиня. - Чаша. Ты сказала - волшебная чаша?
- Да.
- Вот как. Он мне рассказывал о ней...
- Кто?
- Ягу.
- Не понимаю.
- Страшный узел, - прошептала Мария. - Как он привез тебя? На чем?
- Я потеряла сознание. Затем ощутила, как меня перенесли из машины... Будто бы в самолет...
- Огненный вихрь, - сказала послушница.
- Сияние какое-то, полет, забытье, - устало промолвила Галя. - А потом здесь...
- Это он, - кивнула женщина. - Капкан захлопнулся.
- Что вы говорите?
- Погоди. Твои незнакомые слова. Названия. Где ты жила?
- В Киеве. Ведь это Киев?
- Так-то оно так. Но не тот Киев.
- А какой же? - насторожилась Галя.
- Иной. Чуждый тебе. Ты в каком году жила в Киеве?
- Странный вопрос. В тысяча девятьсот...
- Что? - отшатнулась от нее монахиня. - Иной век? Проклятый! Что ж это он учинил?
- А разве... что? Разве теперь не тот век?
- Нынче тысяча восемьсот восьмидесятый год.
- Как же это? - отчаянно всплеснула руками Галя. - Как это возможно? Кто он - мой насильник?
- Кто он - я уже знаю. - Послушница сурово смотрела на девушку. - А ты кто?
- Я Галя Куренная. Работала сестрою. Училась в медицинском институте.
- Это земное. Я спрашиваю о другом.
- О другом? - не поняла Галя. - О чем?
- Быть может, вспомнишь... может, в сновидении что-то показывалось? Система Ара, Голубое Светило, Ариман...
- Погоди, погоди! Григор мне рассказывал, - прошептала девушка. Только... откуда же ты знаешь эти названия?
- Григор? Кто он тебе?
- Мой... ну... любимый...
- И он рассказывал тебе об иных мирах?
- Да. Я тоже видела себя иногда на далеких планетах. Иные лица, полеты, непонятные приборы...
- Погоди, - дрожащим голосом отозвалась послушница. - Дай взглянуть на тебя. В глаза. Громовица? - тревожно воскликнула она. - Это ты?
- Громовица? - еле владея собою, переспросила Галя. - Почему ты меня так назвала? Григор называл меня таким именем. Будто бы там, в его видении, я была Громовицей...
- А он? Как он видел себя? Кем?
- Меркурий. Космоследователь...
- Меркурий! - радостно воскликнула Мария. - Все так. Не может быть случайности. Он же любил тебя там. Вспомни, вспомни!
- Будто в тумане все, - устало ответила девушка, прижимаясь к груди монахини. - Только ощущаю - родная ты.
- Я - Юлиана, - сквозь слезы промолвила Мария. - Уже давно вспомнила. Еще в детстве бредила Голубым Светилом. Жила какой-то двойной жизнью. Родители боялись, приглашали всяких врачей. Я ощущала себя в вечной темнице, под надзором. Устремлялась к волшебным мирам, звала друзей, умоляла, чтобы они пришли, откликнулись. Я мечтала о полете между звездами, читала сказки, легенды, фантастические рассказы. Но все было напрасно. Тупое окружение, насмешливые взгляды. Я ушла в народ, работала учительницей в богатых семьях. Меня побаивались, потому что я рассказывала детям о далеких, чудесных мирах. Родители разыскали меня. Затем - монастырь. Так велели врачи. Монастырь, или желтый дом. Меня считали сумасшедшей, бесноватой. О тебе тоже так велено говорить...
- Кем... велено?
- Матушкою Агафией. Она всех предупредила. Не обращать внимания на то, что ты будешь рассказывать. О подруга моя! Нас закрыли в страшный капкан!
- Неужели нельзя вернуться? - простонала Галя.
- Из тюрьмы можно уйти, из монастыря можно бежать, но из капкана времени? Куда? Мы бессильны. Друзья наши разбросаны в иных годах и веках. А Ягу и Ариман имеют страшную силу!
- Зачем мы им?
- Неужели не вспомнила? Зачем мы ушли сюда? Разве твой любимый не говорил?
- Рассказывал. Но я думала - сказка.
- Да. Страшная сказка. Но не печалься, сестра. Держись меня. Нельзя терять надежды.
- Иное время, - склонила Галя голову на руки. - Сон, бред... Я умру от тоски. Любимый там, за хребтом времени. Чем, как преодолеть чудовищную бездну?
Григор и Василий, одетые в монашеские рясы, вышли из машины, быстро шмыгнули в калитку Ботанического сада. Люди, коих в этот вечер не пускали в сад, перебрасывались репликами, смеялись.
- Неужто до сих пор монахи тут живут?
- Оставьте людей в покое. Это артисты!
- А, наверное, кино снимают! Какие-то аппараты странные поставили вокруг.
- И милиция охраняет. Окружили весь сад!
- Важнецкий, наверное, фильм!
- Исторический!
Григор краем уха слышал все эти слова, реплики, но они уже скользили по сознанию, не затрагивая чувств. Руководитель эксперимента провел их в заросли сирени, остановился на пятачке голой земли среди цветов.
- Вот здесь стойте. Сюда и вернетесь. Сверим хронометры. Так, Все отлично. Через пять минут - начало. Ну, счастливо! До свидания!
Он исчез. Над землею плыл вечер. В небе мерцал узкий серп Луны. Григор взглянул на него, вздохнул. Неужели правда? Неужели свершится?
Василий прикоснулся к его руке, отозвался дрожащим голосом:
- А что, если не выйдет?
- Тихо, Василий Иванович, - застывшими губами прошептал Григор.
Между деревьями видно было колокольню Лавры в ореоле электрических огней, на ее вершине мерцали навигационные красные маяки. В небе появился самолет, замигал разноцветными информерами. Где-то внизу, на Днепре, сигналили теплоходы.
Внезапно что-то случилось. Неуловимое. Почти неощутимое. Голубая волна прокатилась над ними. Василий воскликнул:
- Григор! Лавра!
- Что?
- Пропала!
Григор взглянул на фосфорические стрелки циферблата.
- Не пропала, Василий Иванович! - прошептал он. - Электричество исчезло. Мы уже там...
- Там, - повторил Василий Иванович слово во сне. - Дома!!! Боже святой! Не дай проснуться. Правда твоя. Цветы исчезли. Деревья не те. На Днепре огней нет. Гляди, гляди...
В самом деле, сумрак погустел. Не видать ни зги. Ни огонька, ни отблеска. Луна, как и прежде, плыла серебряной краюхой среди облаков. Где-то слышалось торжественное пение, протяжное, печальное.
- Вечерня, - дохнул Василий на ухо Григору. - У нас, в мужской обители.
- Пора, - решительно встрепенулся Григор. - Ведите меня к женским келиям.
Они побежали крутою тропинкой вниз. Асфальтовые аллеи исчезли, вокруг были густые кусты, рвы, сухие бурьяны. Остановились возле невысокого серого строения. Василий молча указал на узкие оконца, в некоторых мерцал слабый свет.
- Зайдешь в эти двери. Затем - налево. Третья по правую руку - келия Гали. А про ту, другую, у нее спросишь.
- А ежели там нет?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики