ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


И так же, как в случае с нами, собаколюди отступили от края, как
только последняя машина оказалась внизу. Я знал, что машины якша
достаточно прочны, чтобы получить повреждение от такого обращения с ними.
Затем я увидел вдали Первых Хозяев, подлетавших и спускавшихся в яму,
словно стервятники на труп.
На мгновение всех их скрыли от наших взоров стены ямы, затем они
снова взлетели, хлопая крыльями, в обратном порядке, воспарив в воздухе
над Хрустальной Ямой, пока не образовали круг.
Они принялись исполнять странный воздушный танец, ритма и смысла
которого я не мог уловить.
Танец продолжался, становясь все более исступленным, но Первые
Хозяева сохраняли свой порядок даже в воздухе.
В этом танце было что-то почти жалкое, и не в первый раз уже я опять
почувствовал сочувствие к давно потерянной ими способности размышлять.
Танец Первых Хозяев все продолжался, становясь все более и более
исступленным, и все же, сохраняя свой порядок, как бы быстро не летали его
участники. Все быстрее и быстрее кружились в воздухе Первые Хозяева. Было
ли это ритуальное поклонение машинам, или танец ненависти - мне уже
никогда не узнать.
Однако, некоторые из их нечеловеческих эмоций передались мне, и я
трепетно следил за разворачивающимся действием.
Наконец, один из танцующих спикировал в яму. За ним последовал
второй, затем еще один, и так до тех пор, пока все они не скрылись от
наших взоров.
Я полагаю, что они включили какие-то машины.
Внезапно в Хрустальной Яме произошло извержение, огненный столб
поднялся на сотни футов воздух.
Атмосферу разорвал громкий пронзительный рев. У собаколюдей не
нашлось времени отступить на достаточное расстояние. Всех их поглотила
вспышка энергии из ямы.
Несколько мгновений огненный столб продолжал подниматься все выше и
выше, а затем он опал.
Воздух снова был недвижим.
Ничто не двигалось.
Зафа и другие кошколюди ничего не сказали. Мы просто обменялись
взглядами, показывавшими наше глубокое замешательство тем, чему мы только
что стали свидетелями.
Больше не существовало ни единой возможности выяснить, является ли
одна из тех машин лекарством от чумы. Приходилось просто надеяться, что
нужная мне - если она еще существовала - уцелела где-то в другом месте.
Первые Хозяева погибли, прихватив с собой большинство своих слуг.
Вернувшись в деревню своих людей-кошек, мы рассказали народу Пурхи об
увиденном нами.
Потом в деревне воцарилась атмосфера тихого торжества, хотя кошколюди
оказались достаточно умными, чтобы поразмыслить о значительности того, что
мы им рассказали - хотя до истинного значения этого было трудно
докопаться.
В Первых Хозяевах вырвалась наружу какая-то жажда смерти, какой-то
древний инстинкт, приведший их к собственному уничтожению.
Круг, казалось, замкнулся. Я чувствовал, что лучше всего будет забыть
про это.
Моей последующей целью стало отыскание Багарада.
Там должны были быть украденные ранее машины. Я очень надеялся на
это.
Там я, возможно, найду то, что ищу.
Я обсудил это с кошколюдьми, и они сказали, что считают своим долгом
отправиться со мной в Багарад. Я был рад их обществу, особенно потому, что
я все еще скорбел о гибели Хул Хаджи. Однако, мне не хотелось втравливать
своих друзей в схватки.
- Позволь уж нам решать, следует ли ввязываться в бой, или нет, -
ответил со спокойной улыбкой Зафа.
Тут заговорила Фаса.
- Я отправилась бы с тобой, Майкл Кэйн, но в данный момент мне трудно
уехать. Возьми однако вот это, и будем надеяться, что удача не покинет
тебя.
Она вручила мне тонкий, как игла, кинжал, который можно было заколоть
за пакапу. В некоторых отношениях он напоминал тайный нож для снятия шкур
у мендишаров.
Я принял его с благодарностью, отметив изящную отделку оружия.
- Немного отдыха, - сказал я, - если можно, и мы отправимся искать
Багарад...
Старый мудрец Слурра принес мне несколько табличек, о которых
рассказывал ранее.
- Вот единственная карта, которая у нас есть, - сказал он. - Она,
вероятно, неточная, но все равно подскажет тебе, какое взять направление,
чтобы добраться до страны варваров.
Я принял ее с тем же чувством благодарности, но он поднял руку.
- Не благодари нас, позволь нам отблагодарить тебя, чтобы мы могли
расплатиться за все, что ты для нас сделал, - сказал он. - Я только
надеюсь, что ты однажды вернешься в Пурху, когда все успокоится.
- Это будет одним из первых моих дел, - пообещал я, - если я
когда-нибудь достигну своей цели и останусь в живых.
- Если это возможно, Майкл Кэйн, то ты это сделаешь и выживешь, -
улыбнулся он.
На следующее утро я, Зафа и отряд людей-кошек отправились в Багарад,
лежавший к югу от страны кошколюдей.
Наше путешествие оказалось долгим, так как мы преодолевали горный
хребет, где, к нашей печали, мы потеряли одного члена нашего отряда.
На другой стороне перевала мы вступили в страну дружественных,
занимавшихся фермерством людей, добровольно давшим нам дахаров в обмен на
кое-какие изделия кошколюдей, прихваченные ими с собой именно для этой
цели.
Кошколюди не привыкли ездить верхом, но их быстрый ум и чувство
равновесия помогли, и вскоре мы скакали, как заправские кавалеристы.
Несколько дней прошли для нас без приключений, пока мы не добрались
до страны болот и низких облаков. Здесь у нас возникли трудности по выбору
пути.
В этой стране постоянно моросил дождь и было намного холоднее.
Я все ждал, когда мы покинем этот район и вступим в более приятные
земли.
Пока ехали, мы мало разговаривали, сосредоточившись на выборе пути
для дахаров через болота.
К вечеру третьего дня нашего путешествия в этой низменной местности
мы впервые обнаружили, что за нами следят.
Зафа, со своим острым кошачьим взглядом заметил это первым и подъехал
предупредить меня.
- Я их видел только мельком, - сказал он. - Но там, в болотах,
прячутся множество людей. Нам лучше иметь в виду нападение.
Тогда и я заметил их и почувствовал себя неуютно.
Лишь только наступила ночь, они появились вокруг нас и двинулись к
нам. Это были высокие люди, хорошо сложенные, за исключением голов,
которым следовало бы быть больше по сравнению с пропорциями тела.
Они держали в руках мечи - тяжелые клинки с широкими лезвиями,
которые нам пришлось отражать своим более легким оружием.
Мы сумели защитить себя достаточно хорошо, но в темноте у них было
преимущество в хорошем знании болот.
Я разил вокруг себя, держа их на расстоянии, а мой дахар вставал на
дыбы и делался трудноуправляемым. Ими вообще управлять было труднее, чем
теми, которые я знал на юге Марса, поэтому часть моего внимания
приходилось отдавать скакуну.
Я почувствовал, как клинком царапнуло мою руку, но не обратил на рану
особого внимания.
Я видел мельком сквозь сумрак своих сражающихся товарищей, и время от
времени один из них падал мертвым или раненым. Поэтому я решил, что лучше
всего будет попытаться прорваться, надеясь, что нюх животных выведет нас
на твердую почву.
Я крикнул об этом Зафе, и он согласился со мной. Мы подстегнули своих
дахаров и поскакали галопом.
Мы скакали всю ночь, молясь, чтобы не попасть в трясину. Напавшие на
нас люди, похоже, очень скоро прекратили погоню, и вскоре мы смогли
замедлить скачку. Мы решили, что поскольку луны взошли, мы должны
продолжать свой путь, а не останавливаться на привал и рисковать снова.
К утру мы были в безопасности, хотя раз или два чуть не заехали в
топь и очень устали.
Рана моя немного побаливала, но я вскоре перевязал ее и забыл о ней.
Мы теперь находились неподалеку от края болот и уже видели перед собой
твердую почву.
Увидели мы также и нечто другое, что-то похожее на строения, но было
трудно решить, город это, или нет.
Зафа предложил приблизиться к этому месту осторожно и, если оно
окажется необитаемо, то можно будет разбить лагерь в безопасности.
Приблизившись к зданиям, мы заметили, что они на самом деле
представляют разрушенные дома. На улицах росла трава. Все выглядело так,
словно город давным-давно уничтожил пожар.
Но когда мы приблизились, то заметили на западе отряд всадников. Те
скакали к этому месту во всю прыть с обнаженным оружием - главным образом
мечами и топорами. Это были желтокожие люди, одетые в яркие плащи и сильно
разукрашенные пакапу. Цвет их кожи не походил на цвет кожи народов
Востока, и был более глубокий, более яркий, что-то вроде цвета лимона.
Откуда-то из развалин до нас донесся крик, голос одного человека, и
мы сообразили, что это его атаковали всадники.
Мы не знали, что нужно делать, какая сложилась ситуация, и решили
подъехать ближе, чтобы рассмотреть, что происходит.
Затем я увидел человека, которого с такой яростью атаковали воины. Я
не мог поверить собственным глазам.
Это был ни кто иной, как Хул Хаджи!
Синий гигант выглядел усталым и измотанным. На плече у него виднелась
полузажившая рана, но он держал большой широкий меч того же типа, который
я заметил у желтокожих воинов.
Когда всадники устремились к Хул Хаджи, я издал громкий крик и бросил
в галоп своего дахара.
Зафа и его люди последовали за мной, и вскоре мы оказались лицом к
лицу с желтыми воинами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики