ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Каждого павшего стражника сменял другой. Каждый выбитый из руки меч
находил замену. За спинами у нас не было ничего, кроме воздуха, и поэтому
мы не могли отступить.
Каким-то образом, я думаю, чистой силой воли, мы стали теснить
стражников.
Мы толкали их назад, наши мечи мелькали и сверкали на солнце, наш
боевой клич звучал редко, когда мы отвлекались только для того, чтобы
поддержать боевой дух.
Многие из людей-автоматов пали.
Никто из наших воинов не получил серьезных ран, если не считать
пустяковых царапин. Каким-то образом мы уцелели против мощи
Людей-Превратившихся-В-Машины.
Но мало-помалу они окружили нас и придавили друг к другу, так что не
осталось ни малейшего места для боя.
А затем они взяли нас в плен, но не убили, как я ожидал, а
разоружили.
Что же собирались теперь с нами делать?
Я поднял взгляд на наши корабли. Что они сделают с ними. С
привезенной нами исцеляющей чуму водой?
Я гадал, неужели в Кенд-Амриде никогда не воцарится мир и
спокойствие?



18. НАДЕЖДА ДЛЯ БУДУЩЕГО

Нас заточили в такой же камере, где мы уже были ранее.
Здесь нас было много, а камера была тесной. Я никак не мог понять,
почему нас не убили на месте, но решил принять это без объяснений и
попытаться продумать средство убежать.
Я обследовал нашу камеру. Она была сделана добротно и спроектирована
специально для заточения людей - редкий случай на Марсе, где обычно сама
эта мысль вызывает отвращение.
Затем я вспомнил про тонкий кинжал, подаренный мне Фасой,
девушкой-кошкой.
Я вытащил его из-за ремней и подумал, как его можно использовать к
нашей выгоде.
Существует лишь ограниченное число способов сбежать из тюрьмы, если
она спроектирована с таким расчетом, чтобы позволять выходить и входить
только через дверь. Я перебрал все эти способы.
Особенно внимательно я размышлял над самым простым - через дверь.
Ее самым слабым звеном являлись петли. Я начал ковырять дерево
дверного косяка поблизости от петель, думая втащить дверь внутрь.
Должно быть, я работал несколько шати, поглощенный тем, что делал.
Наконец, у меня кое-что получилось. Затем Хул Хаджи, Дарнад и я
потянули дерево на себя. Она застонала, поддаваясь. Засов на другой
стороне с лязгом упал на пол.
Нас, казалось, никто не услышал.
Мы стали молча продвигаться к лестнице, ведущей на первый этаж
Центрального Места.
Как только мы добрались до коридора и надеялись, что сможем
как-нибудь проникнуть на крышу и воздушные корабли, если они еще там, я
услышал звук слева от меня.
Я стремительно обернулся с кинжалом в руке, пригнувшись и готовый
действовать.
Там стояла фигура с пустым лицом и деревянным телом.
- Первый! - воскликнул я. - Барани Даса!
- Я шел к камерам, - раздался холодный голос. - Теперь в этом нет
необходимости. Вы идти.
- Куда? - спросил я.
- К главный водохранилище Кенд-Амрида. Ваши баки там.
Удивившись, мы последовали за ним, все еще в неуверенности, все еще
считая, что это может быть какой-то ловушкой.
Мы последовали за ним по коридорам и переходам, приведшим, наконец, к
помещению с высокими потолками, где царил полумрак. Здесь сверкала вода
большого резервуара. На пересекающем водоем своеобразном молу стояли баки,
в которых мы привезли зеленую воду из Озера Зеленых Туманов.
Должно быть, Барани Даса каким-то образом сам перетащил их сюда.
- Почему ты выступаешь против Одиннадцати? - спросил я его, проверяя,
не испорчены ли баки.
- Это необходимо.
- Но когда я видел тебя в последний раз, ты был довольно нормальным
человеком. Что с тобой случилось?
Губы его на мгновение дрогнули, а в глазах появился слабый
иронический блеск.
- Чтобы помочь им, мы не должны нападать на них, - сказал он. -
По-моему, ты научил меня этому, Майкл Кэйн.
Я был поражен.
Этот человек притворялся, чтобы его реабилитировали, чтобы попытаться
изменить придуманное им самим вероучение. Мне оставалось только
восхищаться им. Я думал, что он может справиться с этой задачей, коль
скоро чума будет уничтожена навсегда.
- Но я все еще не могу полностью понять, зачем ты привел нас сюда, -
сказал я.
- По нескольким причинам. Ты спас жизнь моей племяннице, Але Маре,
пока был здесь. Это просто благодарность. Но ты также показал мне, как
лучше всего я могу воздействовать на преступление, которому сам положил
начало здесь.
Я протянул руку и пожал ему плечо.
- Ты - человек, Барани Даса. Ты обязательно справишься с этим.
- Надеюсь, что да. Теперь мы все должны заняться приготовлением
противоядия в водохранилище. Все машины нуждаются в горючем, - усмехнулся
он. - А машины в Кенд-Амриде должны пить.
Рассуждения его были здравыми.
Вскоре мы вылили в резервуар всю зеленую воду, и наша работа была
закончена.
Теперь Барани Даса предложил:
- Вы идти, - это он вернулся к своей первоначальной роли.
Мы последовали за ним по извилистым переходам.
Постепенно мы поднимались все выше и выше, пока, к моему крайнему
удивлению, так как я потерял всякую ориентировку, не оказались на крыше
Центрального Места.
А там все еще парили наши корабли.
Они находились там же, где мы их оставили.
Из гондолы моего воздушного корабля выглядывала Ала Мара с улыбкой
облегчения.
- Дядя! - взволнованно прошептала она, увидев Барани Даса. Но тот и
не взглянул на нее, сохраняя неподвижное выражение лица и прямое положение
тела. Он не сделал ей даже жеста.
- Дядя, - голос ее упал. - Неужели ты не узнаешь меня, Алу Мару, свою
племянницу?
Барани Даса оставался безмолвным.
Я сделал ей знак-жест, предназначавшийся для утешения, но она
зарыдала и отступила в гондолу.
- Почему они ничего не сделали с воздушными кораблями? - тихо спросил
я Барани Даса.
- Воздушных кораблей не существует, - так же тихо объяснил он.
- Так значит, они не могут увидеть их, или обманывают себя, думая,
что не видят их.
- Да.
- Для одного человека у тебя тяжелый бой впереди, - посочувствовал я
ему.
- Чума исчезнет, бороться будет легче, - ответил он. - Чума исчезнет
быстро, а остальное потребует немного больше времени.
- И ты победишь, если на это вообще способен один человек, - сказал я
то, что думал и прежде.
Я еще раз хлопнул его по плечу и полез по лестнице в гондолу. Мне
теперь нужно было утешить Алу Мару, рассказав то немногое, что я сам знал.
Вскоре все мы влезли в гондолы кораблей.
Наша основная задача была успешно выполнена, и прежнее приподнятое
настроение вернулось к нам.
Корабли поднялись в воздух и направились обратно к Варналю. Вскоре мы
стремительно пронеслись над озерами, краем цветов и зыбучими песками.
Мы летели домой. В некотором смысле мы уже были там, ибо на сердцах
наших было легко, а в разумах воцарился покой.
Мы вернулись в Варналь мирным утром, полным мягкого солнечного света.
Зеленые туманы изящно струились по городу, сверкали и блистали мраморные
башни, и весь город мерцал светом, словно драгоценный камень.
Издалека доносился слабый звук, похожий на детское пение, и мы знали,
что слышим песни Зовущих Холмов.
Весь Марс казался мирным. Мы долго и упорно боролись за этот мир, но
героями мы стали не из-за этого. Все, что мы сделали - это сделали героев
из тех, кто сражался вместе с нами.
И этого было достаточно.
Шизала ждала на центральной площади неподалеку от дворца. Она сидела
на широкой спине смирного дахара и держала рядом с собой другого
оседланного и готового к поездке скакуна.
Я не устал и знал, что она догадается об этом.
Я быстро слетел по веревочной лестнице и спрыгнул с последней
ступеньки на спину поджидавшего меня скакуна.
Я нагнулся и поцеловал жену, крепко прижав ее к себе.
- Все в порядке? - спросила она.
- В основном, - сообщил я. - Со временем не останется ничего, кроме
памяти о печали и тревоге. И это хорошо, что на Вашу будут такие
воспоминания.
- Да, - кивнула она, - это хорошо. - Поехали, давай прогуляемся к
Зовущим Холмам, как мы сделали это, когда впервые встретились.
Мы пустили своих дахаров вперед в тихое утро, проскакав по прекрасным
улицам к Зовущим Холмам.
Со скачущей рядом со мной моей прекрасной женой и вызванным
стремительной скачкой хорошим настроением, я знал, что нашел нечто
бесконечно ценное - нечто такое, чего никогда бы не имел, если бы не
прибыл на Марс.
Ноздри мои наполняли прохладные запахи марсианской осени, и я
предался радости истинного и простого счастья.



ЭПИЛОГ

Я с острым интересом выслушал рассказ Майкла Кэйна, и он тронул меня
куда более глубоко, чем я что-либо испытывал ранее.
Я понял, почему он казался теперь более расслабленным, чем был
когда-нибудь прежде. Он нашел нечто, что редко на Земле.
В этот момент у меня возникло сильное искушение просить его взять
меня на Марс вместе с ним, но он улыбнулся.
- Вы действительно хотели бы этого? - спросил он.
- Я... Я думаю, что да.
Он покачал головой.
- Найди Марс в себе самом, - сказал он. А потом усмехнулся.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики