ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Когда в конце концов я покинул капитанский мостик и отправился в свою каюту, чтобы немного отдохнуть, мне приснился странный сон, в котором прошлое и будущее сплелись воедино. Главным действующим лицом в нем, пожалуй, был древний Византии, Новый Рим, окруженный тремя линиями могучих стен. Город, которому ещё почти тысячу лет предстояло в одиночку противостоять диким ордам варваров, после того как ночь раннего средневековья опустилась на страны Западной Европы.
Я снова был солдатом и офицером, вернувшимся в город после долгой и тяжелой кампании. Варвары, подобно горной лавине нахлынувшие из Центральной Азии, уже успели покорить несколько древних провинций Восточной Римской империи. Даже такие крупные города, как Антиохия, Пергам и Эфес уже находились под их властью.
Моя когорта в течение нескольких месяцев вела тяжелые кровопролитные бои, с трудом сдерживая натиск свирепых степных кочевников. Грустно было видеть сожженные деревни, разграбленные города, поруганные соборы. Наше отступление сопровождали столбы черного дыма, подымавшиеся к безоблачному голубому небу, своеобразные погребальные костры Великой империи. Их дым сопровождал нас повсюду, словно память тысяч невинных жертв, тщетно взывающих о справедливом возмездии.
В конце концов нам удалось закрепиться на восточном берегу пролива, отделяющего Европу от Азии. Немногое удалось нам спасти от ещё недавно необъятной империи, но мы готовы были довольствоваться и малым. Великий Византии по-прежнему оставался свободным.
Отступление стоило нам жизней нескольких тысяч хороших солдат. От моей когорты осталась едва ли одна манипула. Но как бы ни велики были наши потери, нам не в чем было упрекнуть себя. Варвары были истощены так же, как и мы, а их потери ещё значительнее.
Сражение прекратилось, по крайней мере на какое-то время, и я получил возможность вернуться в Византии для лечения и отдыха. Изможденный, с болью в сердце и наконечником стрелы в правом бедре, я въехал в город на старой лошади, измученной не меньше меня. Мои немногочисленные пожитки были приторочены к луке седла у меня за спиной.
Стража у городских ворот едва ли заметила меня, да и кого мог заинтересовать возвращающийся из армии солдат; все её внимание было приковано к богатому купцу, ехавшему на породистой лошади впереди большого каравана тяжело нагруженных мулов. Несомненно, стражники рассчитывали на получение хорошей взятки за право беспрепятственного допуска каравана в пределы столицы.
Я медленно ехал по кривым улочкам старого города, смакуя его неповторимые запахи, вслушиваясь в звуки его шумных улиц, радуясь оживленным лицам случайных прохожих.
Уличные торговцы наперебой расхваливали свои товары. Владельцы крупных лавок степенно беседовали с солидными клиентами о последних ценах и о погоде. Дурманящие ароматы жареной баранины, лука и заправленного пряностями вина приятно щекотали ноздри.
Над низкими крышами домишек рыночного квартала парил в голубом небе величественный купол храма.
Я направил к нему свою усталую лошадь.
Если все равно я должен возблагодарить Создателя за счастливое избавление от многочисленных опасно-военного похода, почему бы мне не вознести сваи в самом большом и знаменитом храме? – подумал я.
Правда, где-то, в самой глубине моего сознания, меня продолжал точить червячок сомнения, происходит все это со мной наяву или я вижу волшебный сон, находясь совсем в ином месте. Но это обстоятельство не слишком беспокоило меня.
В самом деле, какая разница, решил я. Я жив и обязан принести мои молитвы Господу и Его Святым за все, что они сделали для меня, и за упокой души моих павших товарищей.
Наконец я выехал на широкую, вымощенную брусчаткой площадь перед собором.
– Эй, ты, не смей привязывать свою клячу здесь! – услышал я неприятный дребезжащий голос.
Я оглянулся и увидел тощего грязного старикашку в мерзких лохмотьях, грозившего мне высохшим кулачком.
– Эта коновязь предназначена для благородных господ, родителей и гостей жениха и невесты. Найди для своего коняги другое место.
Что и говорить, стоявшие у входа в храм холеные лошади были не чета моему бедному старому коню, у которого можно было пересчитать ребра.
– Эти проклятые солдаты думают, что им все дозволено, – не унимался старый хрыч. – Сражались бы лучше с варварами, а не лезли туда, куда их не просят.
Не сказав ни слова, я отвел своего скакуна к самой дальней коновязи и привязал его там.
– Мою лошадь и пожитки я оставляю на твое попечение, старик, – сказал я, вернувшись к главному входу и наполовину вытаскивая из потрепанных ножен мою добрую саблю с эфесом, украшенным драгоценными камнями, пожалуй, единственную ценную вещь, имевшуюся в моем багаже, за исключением вот этого клинка. – Он пролил кровь большего числа варваров, чем имеется волосинок в твоей поганой бороденке. Если по возвращении из храма я не найду моего коня и вещей, я познакомлю тебя с ним.
Глаза старого пройдохи сверкнули от злости, но на, «тот раз он благоразумно придержал язык. Я повернулся и вошел в храм. Внутри было холодно и темно, освещен был только один из боковых приделов, где происходило бракосочетание. Там стояли хорошо одетые люди, по всей видимости, хозяева тех лошадей, что я видел снаружи.
Преклонив колени на каменном полу, я едва мог видеть огромную мозаичную фигуру Христа, выложенную на внутренней поверхности центрального купола. Тусклый свет падал на неё сквозь цветные стекла многочисленных окон.
Справа от главного входа, рядом с массивной мраморной купелью, стояла статуя Святой Софии. Как ни странно, но черты лица Святой, вырезанные умелой рукой художника из потемневшего от старости дерева, показались мне на удивление знакомыми. Я припомнил, что уже видел их однажды у другой статуи в Афинах. Та статуя, изваянная рукой знаменитого языческого скульптора, была посвящена Афине Палладе, покровительнице знаменитого города древнего мира.
И хотя облачение обеих статуй было совершенно различным, я без труда узнал её характерные черты.
Мне показалось, что она улыбается мне, наполняя блаженным теплом мое истерзанное сердце.
Я не стал долго задерживаться в храме. Произнеся короткую благодарственную и чуть более пространную поминальную молитву Спасителю, я вышел из собора, опасаясь за судьбу своих пожитков и лошади. Физиономия старого хрыча не внушала мне особого доверия.
Мои опасения оказались напрасными. Старикан стоял на прежнем месте, наблюдая за лошадьми богатых прихожан. Рядом с ними мой собственный конь выглядел и впрямь не слишком прилично.
– А что, солдаты теперь не платят людям, которые сторожат их лошадей? – проворчал он, когда я проходил мимо.
– У солдат не бывает денег, пока им самим не заплатят, – огрызнулся я, – а никто из нас не видал и медной монеты с того времени, как мы покинули этот город несколько месяцев тому назад.
– Скажи это кому-нибудь другому, – фыркнул он, явно не поверив ни одному моему слову.
Меня поставили на постой в семье, жившей за пределами городских стен. Трудно было ожидать, что лица хозяев расцветут от радости при моем появлении. Я был для них лишним ртом или, скорее, даже двумя, если принимать в расчет моего коня. Семья и без того едва сводила концы с концами, воспитывая пятерых детей, старшему из которых минуло чуть больше десяти лет.

Глава семьи оказался лудильщиком, зарабатывавшим в базарные дни себе на хлеб ремонтом старых горшков и других изделий из меди. Он сразу дал мне понять, что денег, отпущенных ему армией за мой постой, явно недостаточно и на многое мне рассчитывать не приходится.

Зато мальчишки сразу окружили меня, засыпав градом вопросов о войне и о землях, в которых я побывал. Они с любопытством разглядывали мое лицо, и я не сразу догадался, что мои многочисленные шрамы поразили их ещё детское воображение.
Их мать умерла от лихорадки, эпидемия которой опустошила город полтора года назад, и хозяину пришлось нанять молоденькую служанку, крепкую рыжеволосую северянку, которая готовила обед и присматривала за детьми. Ко всему прочему, она была довольно миловидна, с чистой белой кожей, ещё не успевшей огрубеть от тяжелой работы.
Меня невольно заинтересовали её взаимоотношения с ещё не старым вдовцом.
Двое старших парнишек помогли мне распаковать мои нехитрые пожитки и перенести их в дом, после чего занялись моей лошадью.
Во время ужина они настойчиво продолжали расспрашивать меня о сражениях и победах, но все, о чем я мог им рассказать, были битвы, заканчивавшиеся нашим поражением и отступлением под натиском безжалостного противника. Отец мальчишек ел свой ячменный суп с черным хлебом и угрюмо молчал, лишь сердитого ворча всякий раз, когда хорошенькая служанка улыбалась мне.
– Сколько язычников ты сам убил? – спросил меня старший мальчуган.
– Слишком много, – ответил я, – но все равно недостаточно.
– А что испытывает человек, когда убивает себе подобных? – поинтересовалась служанка.
– Лучше убить самому, чем позволить врагу убить тебя, – ответил я не думая. Она покачала головой.
– Я знаю, что Святая Церковь благословила войну против них, но все же Христос учил нас, что убивать грешно, не так ли?
Ее явное неодобрение разозлило меня.
Я мог бы рассказать ей, что делали язычники с христианками, когда брали их в плен, описать сожженные деревни, где женщин сначала насиловали, а затем вспарывали им животы на глазах их собственных детей, судьба которых порой бывала и того хуже.
Но я не сказал ничего, потому что неожиданно мне стало стыдно.
Мои собственные солдаты проделывали то же самое, когда мы захватывали деревню варваров.
– Все они язычники, – вступился за меня старший парнишка, – слуги антихриста. Убивать их совсем не грех, как говорят отцы Церкви. Они вообще не люди.
– У них такая же красная кровь, как и у нас, – проворчал я себе под нос.
– Ну и что с того. Пролей её столько, сколько сможешь.
Что тебе делать здесь? Возвращайся на войну как можно скорее, – фактически хотел сказать он мне. И я решил последовать его совету. Это не мой дом, и он никогда не будет моим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики