демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Anita
«Когда распускаются розы»: Радуга; Москва; 2002
ISBN 0-373-19394-71
Оригинал: Patricia , “Hir Surprise Family”
Перевод: Э. Бряндинский
Аннотация
Одиночество. Что может быть для человека страшнее? Шелби Харрис испытала это в полной мере. Незаконнорожденная девочка не знала отца, от нее отказались мать, богатые родственники. Не имеющая семьи и собственного дома, Шелби казалась символом страданий. Но судьба сжалилась над ней. Прошло время, и она обрела свое счастье.
Патрисия Тэйер
Когда распускаются розы
ПРОЛОГ
– Рафаэле, сейчас же выходи из воды, – позвала Виттория своего десятилетнего внука, стоя на крыльце. – Ты же только что позавтракал, хватит плавать.
Худенький, долговязый мальчик вылез из большого плавательного бассейна, который его отец обустроил на заднем дворе на время жарких летних месяцев.
– Но я чувствую себя хорошо, бабушка, я хочу поплавать со своими друзьями.
– Ты можешь поплавать чуть позже. После завтрака это нежелательно.
– Но мне скучно, – запротестовал мальчишка, устроившись на одной из ступенек бассейна.
– Тогда поиграй со своей маленькой сестренкой. – Бабушка Виттория посмотрела на свою любимую черноволосую трехлетнюю внучку, которая беззаботно копалась в песочнице.
– Не пойдет, – сказал Раф. – Я не играю с девчонками.
Виттория скрестила руки на животе и строго посмотрела на мальчика. Она знала, что Рафаэле Марио Ковелли и его младший брат Рик любят свою сестренку и часто играют с ней. В чем же дело сейчас? Самое время рассказать одну историю.
Раф уселся по-турецки на своем полотенце, его темные глаза загорелись в предчувствии чего-то необычного.
– Расскажешь об Энрико и о том, каким он был героем?
Кивнув, Виттория мигом расстелила одеяло и уселась на нем. Чтобы посмотреть, что происходит, приковыляла маленькая Анджелина и вскарабкалась на колени к бабушке.
– Ты тоже хочешь послушать мою историю?
Анджелина сдвинула панамку на затылок и кивнула.
– Очень хочу, – сказала она.
Прежде чем бабушка Виттория начала, другой ее внук, Рик, и два его школьных товарища попытались удобно устроиться на одеяле.
– Много лет тому назад моя семья по фамилии Перрон жила в маленькой деревушке. Я была молоденькой девушкой в то непростое время. Война опустошила сельскую местность, но наша деревня в Тоскане, к счастью, оказалась сохранившейся. До тех пор, пока недалеко от нашего дома не разбился самолет.
– Это был дедушкин самолет, бомбардировщик Б-24, – объявил Раф.
Виттория кивнула.
– Да. Это был американский самолет. Он был подбит, но, несмотря на это, пилот старался довести его до базы на своей территории. Однако был вынужден совершить посадку на поле, недалеко от нашего дома на ферме. На следующий день я обнаружила сержанта американской армии Энрико Ковелли, который прятался в нашем сарае. Он был ранен в ногу и потерял много крови.
Виттория помнила все. Будто произошло это только вчера. Лицо Энрико было поцарапано при аварийной посадке самолета, искажено гримасой боли от полученных ран. При этом он казался самым красивым мужчиной, которого она когда-либо видела. Но он был и врагом. Врагом и одновременно человеком – она боялась, что он умрет, и не могла позволить, чтобы такое случилось на их ферме. Это грозило концентрационным лагерем.
– И ты спрятала его.
Поглощенная воспоминаниями, Виттория едва услышала голос внука.
– Я знала, что должна спрятать его, и сделала все необходимое, чтобы вылечить его раны. И скрывалась, ухаживая за ним, пока он боролся с лихорадкой. Затем он начал поправляться. Энрико был американцем, но разговаривал со мной по-итальянски, и я была очень удивлена, когда он сказал, что его полное имя Энрико Ковелли. Родители сержанта были родом из Рима. Да, собственно, какая разница. Я все равно не могла его выдать.
– Да, бабушка, – сказал Раф, покачав головой. – Ясно, ты прятала его хорошо.
Виттория посмотрела на других мальчишек, которые согласились с этим утверждением.
– Я все время боялась, что его найдут.
Кроме того, Виттория знала, что полюбила американца. Потом была незабываемая ночь. Энрико признался ей в любви. Он не хотел покидать ее, но должен был возвращаться к союзникам. Виттория и Энрико оба были в опасности. Господи, если бы его схватили...
Бабушка продолжала рассказывать:
– Я в то время слышала о подпольщиках, переправляющих военных в безопасное место. И я нашла таких людей. Энрико ушел, но обещал, что вернется после войны. Он заявил, что хочет жениться на мне, забрать в Америку. Я сказала, что люблю его и согласна. Затем он поцеловал меня на прощание и исчез.
Раф взволнованно наклонился к бабушке.
– Могу я показать кое-что?
Через несколько минут он вернулся с коробочкой ручной работы и передал ее бабушке. Она открыла бронзовый замок, порылась внутри, достала медаль. Раф показал ее всем.
– Мой дедушка был награжден медалью «Пурпурное сердце» за ранение.
Все замерли в восхищении.
– Долгое время я ничего не знала об Энрико. Остался ли он жив? Прошел еще год, война окончилась. – От воспоминаний ее глаза наполнились слезами. – Честно говоря, я думала, что он погиб. Не хотелось в это верить. Тем более что он обещал никогда меня не забывать.
– Но ведь он не погиб! – воскликнул Раф.
Виттория взяла своего внука за руку.
– Нет. Но я не получила от него ни одной весточки и все ждала. А мой отец не захотел ждать, потребовал, чтобы я вышла замуж за Джованни Валенте.
Глаза Рафа сузились.
– Но ты не хотела выходить за него замуж.
– Нет, Рафи, я не любила Джованни. Но моя семья настаивала на этом замужестве, потому что Джованни был богат. Даже во время войны семейству Валенте удалось сохранить свои виноградники. У нас же не было ничего ценного, кроме пары колец с рубинами, которые должны были достаться мне после замужества. И мой отец уже передал эти кольца Джованни.
Ее до сих пор расстраивало это воспоминание. Но утешало другое. Белый шелк от парашюта Энрико она использовала для своего свадебного платья – в память о своей первой любви.
– Но ведь дедушка вернулся, чтобы спасти тебя?
Виттория улыбнулась. Как часто она рассказывала эту историю своим детям, а теперь уже и внукам!
– Да, он вернулся за неделю до моей свадьбы.
Женщина прекрасно помнила тот день. Она едва не лишилась чувств, когда Энрико появился перед ней. Он обнял ее, поцеловал. И это был не сон. Энрико вернулся, как и обещал.
– Ваш дедушка просил тогда разрешения жениться на мне, но мой отец твердил, что я уже обещана другому. Однако это не остановило Энрико. Мы вместе отправились к семейству Валенте объясниться. Джованни пришел в ярость, узнав, что я не могу выйти за него. Но потом в конце концов смирился, освободил меня от всяческих обязательств. Правда, при этом поклялся, что никогда не полюбит другую, и отказался вернуть одно кольцо. Надел его на свой мизинец, давая тем самым понять, что у него украли невесту.
Затем мать Валенте прокляла оба кольца, объявив, что, пока они не соединятся, жизнь супругов Ковелли и их детей не будет счастливой.
Все эти годы Виттория носила в глубине души свою боль. Она вновь и вновь открывала коробочку и вытаскивала оттуда свое кольцо. Ее обожаемый Энрико никогда не верил в силу проклятий, но Виттория чувствовала: что-то пыталось уничтожить их любовь многие годы. У нее были проблемы с вынашиванием детей, правда, наконец она родила двух сыновей. Однако один из них даже не надел обручальное кольцо, стоя у алтаря со своей невестой Марией. Было ли проклятие тому причиной?
– Могу ли я посмотреть на загадочное колечко? – спросил Раф.
Виттория открыла ящичек, чтобы показать уникальное ювелирное изделие с большим кроваво-красным рубином, обрамленным бриллиантами.
– Ух ты, я думаю, оно стоит, по крайней мере, миллион долларов.
– О, Рафаэле, ты не прав, это кольцо – символ любви, и оно бесценно в плане денег. Настоящая любовь – вот единственная вещь, которая может разрушить проклятие и объединить людей навсегда.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Поместье «Стюарт», несмотря на свой более чем столетний возраст, выглядело еще вполне прилично.
Раф Ковелли подогнал свой грузовик к воротам из кованого железа и начал разглядывать трехэтажный дом. Много лет назад это было одно из самых солидных зданий в Хэйвен-Спрингс. Даже отсутствие некоторой части черепичной кровли на крыше и облезающая краска на стенах не могли испортить впечатление.
Дом восхищал Рафа, когда он был еще ребенком. Мальчишкой он подъезжал к поместью на велосипеде и с интересом рассматривал большой дом, казавшийся убежищем призраков. Раф представлял, каково же жить в таком месте. Воображение рисовало разные потайные ходы, таинственные комнаты и блуждающие в ночи привидения. Но, конечно, все это было чепухой.
Огромный дом построили для богатого бизнесмена Вильяма Стюарта, который был мэром города Хэйвен-Спрингс на переломе столетия. Однако в поместье жил его сын, Вильям-младший, с женой и единственной дочерью Ханной. Раф помнил приятную мисс Ханну, которая так и не вышла замуж и жила в этом доме до самой смерти. В мир иной она отправилась три года назад.
Недвижимость унаследовал кузен, но он не хотел содержать большой дом и выставил его на аукцион. Поместье было продано, и теперь здесь собирался жить, естественно, кто-то другой.
Раф заметил женщину, стоящую на пороге дома. Новую обитательницу городка Хэйвен-Спрингс звали мисс Шелби Харрис.
Захватив сумку, Раф вылез из кабины грузовика. Он поднялся на крыльцо, при этом смяв несколько высохших сорняков на ступенях.
– Мисс Харрис? – Он приподнял свою кепку с надписью «Ковелли и сыновья». – Я Раф Ковелли.
Женщина кивнула.
– Благодарю вас, что приехали, мистер Ковелли.
– Нет проблем. Я как раз работал в этом районе. Мы реставрируем здесь фасады домов.
От взгляда Рафа не ускользнуло, что женщина почти одного с ним роста. Шелби Харрис была достаточно высокой особой с длинными, стройными ногами в прекрасно сидевших джинсах. Затем взгляд мужчины скользнул по ее тонкой талии, полной груди, обтянутой хлопчатобумажной майкой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики