ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

! – рассердился Ники. – Какой перст, обыкновенный. Одного значит оставил, без семьи. И не только меня, но и тебя тоже. Разве у нас есть теперь семья? Нету!
– Нету, – дрожащим голоском подтвердила Нуми.
– Ну ладно, ладно! Только мне не хватает, чтобы ты опять разревелась, – гневно вскричал он, потому что ему самому хотелось зареветь. – Я проголодался. Веди меня в ту кастрюлю, а то я с голоду помираю!
Он, разумеется, заставил Нуми погасить фонарик, когда они раздевались у котла с кашей.
– Нужно уважать обычаи и законы чужой цивилизации, – напомнил он ей.
Потом, когда они уже сидели в питательном растворе, погрузившись в него по шею, он принялся рассуждать в темноте:
– То, что мы сейчас делаем, похоже на симбиоз. Симбиозом называют такое состояние, когда два живых существа совсем различных видов живут вместе или одно в другом. Вот и мы сейчас вроде микробов. Так же, как они живут и питаются в наших телах, так и мы живем и питаемся в Мало. Только ведь есть микробы вредные, а есть и полезные. Полезные тоже живут в нас, но они приносят нам пользу – помогают переваривать пищу и всякое такое. А вредные приносят нам болезни. Так что же мы для Мало? Приносим ли мы ему какую-нибудь пользу?
– Не знаю, – откликнулась в темноте Нуми.
Ники вдруг стал отплевываться – каша чуть было не попала ему в рот.
– Не знаешь! Такие важные вещи и не знаешь! А если он от этого заболеет? Если умрет?
– Ты ведь сам говорил, что он бессмертный?
– Говорить-то говорил, но ведь, наверно, и пегасы, если они вообще когда-то существовали, повымирали от таких вот, которые ездили на них, когда им вздумается.
– Мой искусственный мозг ничего об этом не знает, – заявила Нуми. Похоже, она поторопилась спросить его об этом. – Случаи, подобные нашему, ему неизвестны.
– Вот видишь, – тоном наставника продолжил Николай. После того, как она рыдала у него в объятиях, как ребенок, к нему вернулось мальчишеское чувство покровительственного превосходства. – Ведь ты забралась в него, как вирус. Когда вирусы попадают в клетки нашего организма, они меняют их настрой как программу. Вот и ты изменила его программу, потому он тебя и слушается. А для него самого это может быть болезнью. Может, это причиняет ему боль. Нет, мы тоже должны сделать для него что-нибудь.
– Но что?
– Ты лучше знаешь.
– Я же говорила тебе, что ничегошеньки о нем не знаю. Просто я представляю себе то, что мне хочется, а он или выполняет это желание, или нет. И мне внушает, что делать.
– Тогда представь себе, что бы нам хотелось для него сделать.
– А тебе что хочется? – спросила Нуми, согласившись с его предложением.
– Еще не знаю, – смущенно промямлил Ники.
– Вот видишь, и ты не знаешь, – торжествующе заявила девочка. – А мне хочется его погладить, сказать ему что-нибудь хорошее, но я это уже не раз делала и знаю, что он вовсе не нуждается в этом.
– Надо подумать, – с пущей важностью заявил Ники, желая скрыть охватившую его тревогу за судьбу Мало, которая теперь была и их судьбой.
Он поднялся и стал вылезать из котла.
– Эй, вирус, что-то ты очень быстро наелся! – весело крикнула ему Нуми, которую, похоже, их судьба вовсе не тревожила.
Конечно, Ники еще не успел насытиться, но ему надоело мокнуть в этой теплой каше. От тревоги и голода в животе у него, казалось, скреблись «сомо кусапиенсы», но он решил не злоупотреблять таблетками, хотя в темноте спокойно мог бы незаметно проглотить одну. Ведь неизвестно, сколько они еще пробудут в космосе. А вот одну жевательную резинку он все же засунул в рот. Ему удалось переложить в карманы скафандра все свои жвачки вместе с остальными вещами: носовым платком, ручкой и альбомом, который дала ему Даниэла; он положил туда и разноцветный стеклянный шарик, и целую пригоршню скобок для рогатки, которую Мало не признал оружием. А одежда ему, очевидно, еще не скоро понадобится.
Сейчас, беззвучно жуя, он пробирался вслед за Нуми по кишкам-коридорам и старался запомнить дорогу, потому что теперь и ему это будет необходимо. А еще он пытался представить себе, как стал бы вести себя на его месте вирус. Ему это нужно было понять, чтобы научиться управлять программой Мало, и потом суметь вернуться на Землю.
Однако человеку очень трудно вообразить себя вирусом. Тот, кто пробовал, несомненно подтвердит это. Хотя, с другой стороны, вокруг нас полно людей, которые ведут себя именно как вирусы: они изменяют программу своих близких, доводят их до болезней, замучивают до смерти.
Когда они снова очутились в зрачке Мало, их ждал новый сюрприз. Перед ними росла, приближаясь, большая красивая планета, окутанная нежной голубовато-розовой вуалью и рваными клочьями облаков. Среди них виднелась сама планета – где зеленая, где голубая, где коричневая.
– Очень походит на Землю, – радостно воскликнула Нуми.
– Это не Земля, – возразил Ники, мысленно представляя глобус в кабинете географии. – Континенты другой формы. Может, это твоя Пирра?
– Нет, и не Пирра. Ты знаешь, мне кажется, что эта планета вертится не так, как наши, а в обратную сторону.
– Что ж тут такого! Я где-то читал, что и в нашей солнечной системе есть планеты с обратными орбитами.
– А что если мы попали в систему, целиком обратную нашей?
Он никогда не слышал о таких системах, зато читал о куда более страшных вещах.
– В антивселенную? С антивеществом? При соприкосновении с ними наша Вселенная и все ее вещество просто взорвется и исчезнет.
– Нет, антивселенная – это совсем другое. А в обратных системах вещество то же самое, только вращение электронов происходит в обратную сторону. У нас они вращаются справа налево, – сказала Нуми. – Вполне возможно, что в космосе существуют целые такие системы, вращающиеся в противоположную сторону по сравнению с нашими, правда? До сих пор мы их не встречали и поэтому вообще не знаем, как они выглядят и как мы себя в них будем чувствовать.
Ники не остался в долгу.
– Э-э, – насмешливо протянул он, – я-то думал вы все знаете. Наговорила целый короб ученых слов, а что выходит… Нормально себя будем чувствовать, будь спокойна! Раз Мало доставил нас сюда… Он-то знает, что к чему. Пошли собираться, а то у меня уже ноги по ходьбе плачут.
– Как это они у тебя плачут? – удивилась девочка с Пирры, но так и не увидела никаких слез, потому что в зрачке Мало стало совсем темно.
– Плачут, конечно. Мы тут все лежим или сидим, а им побегать хочется, – засмеялся Ники, исполненный самых радужных надежд перед встречей с красивой планетой, на которую они уже спускались.

2. Мало бросает своих пассажиров. В какой мере человек должен быть чувствительным

– Странно, – сказала Нуми, когда они выбрались наружу. – Не улавливаю никаких излучений. Ни радио, ни телевидения, как на вашей планете. Если здесь живут люди, то как же мы выучим их язык?
Ники это ничуть не обеспокоило, потому что ноги его уже радостно хохотали, подминая настоящую зеленую траву, а воздух был таким же вкусным, как в пионерском лагере во время утренней поверки. И вроде как ничто не вертелось в направлении, противоположном земному. Ники проскакал по поляне по кругу, потом прошелся зигзагами, словно спущенная с поводка охотничья собака. Он с удовольствием и повалялся бы в траве, но ему было стыдно перед пирранской девочкой.
А та с беспокойством осматривалась вокруг, желая как можно скорее отправиться на поиски людей.
– Иди сюда! – прикрикнула она на него. – Давай сверим компасы и часы. Хватит тебе скакать, как зампа!
Ники остановился возле нее, запыхавшись от бега.
– Как кто?
– Как зампа, – ответила она и, заметив, что он готов обидеться, поспешно добавила: – Это очень милое существо, все на Пирре его очень любят.
Тем не менее Ники почувствовал себя задетым.
– Если ты – экспериментальная, то я – нет, и мне хочется побегать, как нормальному человеку, а не как какому-то там животному, ясно тебе?
– Мне тоже хочется побегать, но сначала нам надо решить, что делать. Дай, я поставлю твой компас и часы.
Он протянул ей левую руку, на которой был ремешок с приборами. Нуми подкрутила верхнее кольцо компаса, задав направление светящейся стрелке, глянула в сторону Мало, чтобы проверить, правильно ли она определила направление, и испуганно вскрикнула.
Ники тоже обернулся, но крик застрял у него в горле. Длинный, как желтый перезрелый огурец, Мало висел в ста метрах над поляной и поднимался все выше.
– Позови его! Быстро!
Прижав палец к уху, Нуми отчаянно зашевелила губами в немом призыве, однако Мало не прореагировал. Через несколько секунд он и вовсе исчез в голубизне чужого неба. Словно никогда его и не было. Даже трава под ним ничуть не примялась.
– Он сказал тебе что-нибудь?
Глаза Нуми были полны слез.
– Нет.
– Вот видишь? Он просто бросил нас, чтобы избавиться, как от вредных вирусов. Надо было нам сделать для него что-нибудь… Вот, и учебники мои унес, и портфель…
– Я звала его. Представляла, как он снова прилетает и снова забирает нас, и мы летим к другим мирам…
– Может, твое желание не было достаточно сильным? – с сомнением в голосе произнес Ники. Лично он пока не чувствовал особой охоты отправляться к другим мирам.
Поляна и холмистые возвышения на горизонте, нечто похожее на речку, и лес рядом с ней – все это выглядело настолько земным, что, пожалуй, можно будет и кое-какую еду раздобыть.
– Не знаю, – ответила Нуми дрожащим голосом.
– Ничего, и без него справимся! – заявил Ники, не столько чтобы утешить ее, а чтобы подавить собственный страх.
– Я чувствую, что он вернется.
– Эх, знала бы ты, сколько я всего перечувствовал за свою жизнь,
– сказал Николай с таким видом, будто прожил по меньшей мере сто лет.
– Пошли!
– Куда?
– Ты скажешь, куда, ты ж умнее, у тебя два мозга.
– Ты на меня сердишься? Почему?
– А кто захотел сюда прилететь?
– Неужели вы, земляне, все такие – несправедливые? Я… я…
– Ладно, хватит. Слезами горю не поможешь! Я предлагаю идти направо.
Личико Нуми просветлело.
– Мы с тобой думаем совсем одинаково. Я тоже решила, что надо идти направо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики