ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Они одновременно двинулись с места и пошли… в противоположные стороны.
– Ты куда? – Ники остановился, почувствовав, что девочки нет рядом.
– А ты почему туда пошел?
Тут они разом захохотали. Ведь они стояли лицом к лицу, и когда пошли направо… Всем известно, в природе нет «лево» и «право», это человек их определяет в отношении себя.
Желая показать себя кавалером, Николай вернулся назад, и тут ему в голову пришла прекрасная идея. Он вытащил из кармана скафандра лезвие.
– Покажи мне, как работает эта штука. Мы поставим здесь большой знак-отметину, чтобы знать, где были. А потом придем сюда и будем ждать Мало.
– Ты – молодец! – похвалила его Нуми. – Только не надо быть несправедливым. Обещай мне, что никогда больше не будешь несправедливым. Мне от этого стало так больно. Вам, очевидно, не больно, раз вы так…
– Почему, и нам больно, – смущенно отозвался земной житель.
– Тогда почему…
– У нас на Земле все очень непросто. Сейчас нет времени тебе объяснять. Давай лучше очертим здесь круг и снимем дерн.
На приборе для резания была кнопка, передвигавшаяся взад-вперед, совсем как на земных электрических фонариках. Чем дальше вперед ее передвигаешь, тем глубже режет невидимое лезвие. Похоже все-таки, это был лазерный или какой-то другой луч, потому что лезвие разрезало почву в мгновение ока, словно бы расплавляя ее.
Они очертили большой, довольно кривобокий круг и начали резать, двигаясь друг другу навстречу. Затем нарезали круг на квадраты и принялись выворачивать толстые куски дерна и складывать из них пирамиду, которую можно было заметить издалека. Всякий раз, когда они отваливали очередной кусок дерна, из-под него в паническом страхе разбегались в разные стороны мелкие букашки. Одни прятались в соседней, не потревоженной еще траве, другие зарывались в глубь черной земли.
– Вот видишь, мы сейчас тоже поступаем несправедливо, – заметил Ники. – Ведь все эти букашки ни в чем не повинны, а мы, может, и убили кого-нибудь из них, сами того не желая.
При этих словах Нуми сразу же перестала вспарывать землю.
– Я это только так сказал – для примера, чтобы ты убедилась, что не все так просто.
Однако она отказалась продолжать работу, и Ники сам построил пирамиду. Осмотрев ее, он очистил перчатки от земли и великодушно предложил:
– Говори теперь – где право, а где лево.
Неуверенно, словно забыв, куда надо идти, она подняла правую руку.
– Хорошо, туда и пойдем, – согласился Ники, хотя до этого намеревался идти в противоположном направлении.
Держась рядом, ребята молча зашагали к неизвестности. Их шлемы, откинутые на спину, беззвучно покачивались в такт ходьбе.
– Я так проголодался, – признался Ники, когда они прошли сотню шагов, – что готов хоть траву есть.
– Проглоти одну таблетку, – великодушно предложила Нуми.
– Нельзя. Сейчас, когда с нами нет Мало, кормить нас некому. Но если ты не возражаешь, жвачку я бы…
– Хорошо, я не буду на тебя смотреть.
– Почему не будешь на меня смотреть?
– Потому что когда ты жуешь, у тебя отвратительный вид, – чистосердечно призналась она, и Ники не посмел достать жвачку из-за уха.
Из-за этого у него испортилось настроение, и он решил, что больше не скажет ни слова. Прекрасная поляна все не кончалась, а сердиться на кого-нибудь и молчать даже в мыслях ужасно трудно. Одним словом, шагов через сто Николай снова не выдержал.
– Если ты устала, давай отдохнем.
– Я не устала, – коротко ответила девочка.
– Ты все еще сердишься на меня? – спросил Ники, забыв о том, что это ему полагалось быть сердитым.
– Нет, но мне горько.
– Отчего?
– Потому что мы были несправедливы. Я не знала, что от этого тоже бывает горько. Думала, что только тогда, когда к тебе несправедливы…
– Слишком ты чувствительная!
– А это плохо?
Что на это скажешь? Действительно, хорошо или плохо быть чувствительным? Вероятно, многие сталкивались с этой проблемой, и всякий раз оказывались в затруднительном положении.
– Это очень сложный вопрос. Иногда это хорошо, иногда – нет.
– А сейчас – как? – Нуми, видимо, решила не оставлять его в покое, постоянно задавая свои глупые, как ему казалось, вопросы.
– Сейчас это плохо. Мы не знаем, где находимся и что нас ждет…
– Тогда я не буду. Постараюсь не быть чувствительной.
Он с удивлением взглянул на нее и, смягчившись, сказал:
– Женщина всегда должна быть чувствительнее мужчины. Это ей идет.
– А на сколько чувствительнее?
– Ну и вопросы ты задаешь! Спроси что-нибудь полегче.
– Если тебе неприятно, я не буду больше спрашивать!
Нет, с этой девчонкой все-таки что-то происходит. Такая стала послушная, что дальше некуда. Может, она признала его превосходство? Или просто испугалась после того, как Мало их бросил? Так храбро себя вела с «сомо кусапиенсами», а тут?.. Ну, конечно, просто она испугалась! Сколько бы мозгов ни было у девчонки, а все-таки в храбрости ей с мальчиком не сравниться. Потому-то она сейчас и подчиняется ему с такой готовностью.
Признаться, от этой мысли Ники и сам немного струхнул – ведь теперь он должен быть предводителем, теперь ему и за нее надо отвечать! Он даже вспотел в скафандре. Хотя, может, это чужое Солнце уж слишком негостеприимно жгло их обнаженные головы.
– Нет, я не против твоих вопросов, – сказал он, чувствуя себя намного старше из-за ответственности за их судьбу. – Раз ты из другой цивилизации, то должна задавать вопросы, иначе как ты сможешь нас понять? Только сейчас не время. Давай-ка лучше включи свой второй мозг. Пусть он наблюдает, пусть записывает, может, и подскажет нам, что делать.
Она послушно нажала кнопку, а он постарался больше не отвлекаться по пустякам.
Это удалось ему без труда, так как странного вида куча, которая маячила вдали, вроде как зашевелилась и вполне могла оказаться кучей живых существ. Ники быстро достал из кармана газовый пистолет, так как одной рогаткой со скобками тут явно было не управиться.
– Что ты делаешь! – тихо вскрикнула Нуми. – Ты их обижаешь!
– Как это я могу их обидеть, когда я даже не знаю, кто это!
– Вот именно. Ты еще их не видел, а уже считаешь их врагами.
– Слушай, – тоже шепотом отозвался он, хотя незнакомые существа были еще далеко, – ты ведь обещала быть менее чувствительной? Так что теперь будешь слушаться меня! Я подчинялся тебе, пока мы были в Мало, а здесь позволь распоряжаться мне.
Да, издалека эта планета действительно не была похожа на земной глобус, но все, что Ники на ней увидел, очень походило на земное, и от этого он чувствовал себя увереннее. И если те существа впереди окажутся овцами, несмотря на странный оранжевый цвет, значит, все в порядке.

3. Знакомство с Цуцу. Какой вкус у апельсинов, поджаренных на машинном масле

И все же что-то было не так. Там, где у земных овец были головы, у этих животных висели толстые оранжевые хвосты. Зато на месте хвостов торчали головы. Сбившиеся в круг животные встретили их хвостами наружу. Встретили полным молчанием. Очевидно, хвостами они блеять не умели. Головами же уперлись друг в друга и словно перешептывались о чем-то.
Городской житель Николай Буяновский овец кроме как по телевизору никогда не видел и потому сразу подумал, что они действительно попали на планету, где все наоборот.
Внезапно рядом со стадом поднялась огромная грязно-оранжевая копна, странно похожая на человека. Однако ребятам трудно было понять, действительно ли это человек, так как лица его они не видели из-за низко надвинутого на голову мохнатого капюшона, от которого до самой земли спускалась такая же лохматая и толстая бурка. Похоже, она была сделана из шерсти этих обратных овец. Но вот странная копна выпростала руку из-под бурки и немного приподняла капюшон. Показалась морковно-красная борода, над которой все же имелось нечто похожее на нос и глаза.
– Кажется, он весьма учен, – сказала Нуми, смерив взглядом оранжевого пастуха. – Он сразу же догадался, откуда мы. В мозгу его появились звезды.
Капюшон склонился в глубоком поклоне. Ники в ответ тоже поклонился. Несколько поколебавшись, Нуми тоже поклонилась. А потом шепотом сказала:
– Нам не следовало этого делать. В мыслях у него появилось смятение.
Оранжевая копна что-то пробормотала.
– Постарайся выучить его язык, – шепнул Ники девочке, а вслух произнес: – Добрый день. Мы – пришельцы из другого мира. Из двух других миров. А как называется ваша планета?
– Он испугался, – тихо сказала Нуми и шагнула к пастуху.
Она несколько раз ударила себя рукой в грудь и произнесла:
– Я – Нуми. Он, – Нуми указала на Ники, – Ники. – Потом отважно прикоснулась к бурке пастуха. – А вы?
Из-под капюшона донеслось нечто вроде «цуцу».
– Цуцу?
– Цуцу! – более внятно подтвердил пастух.
Воздев руку к Солнцу, Нуми сказала:
– Солнце.
– Додо. Додо! – донеслось из щели между огромной бородой и низко надвинутым капюшоном.
– Он понимает, – радостно объявила Нуми. – Я выучу его язык. Ты займись пока чем-нибудь.
Легко сказать: займись! Единственно, чем Ники хотелось бы сейчас заняться, так это чего-нибудь пожевать. Но только не жвачку, от которой еще больше терзал голод. Кроме того, оказывается, жвачка делала его уродливым. Интересно, а эта трава съедобна? Хотя овцы ее не едят…
– Цуцу! – обратился Ники к пастуху и, показав пальцем на свой рот, принялся усиленно жевать, затем погладил себя по животу.
Пастух, перед которым ребята казались совсем крошками, проворно вытащил из-под бурки какой-то жирный шар желтоватого цвета и протянул его Ники.
Ники поднес шар к носу. Он был мягким на ощупь и издавал весьма странный запах.
– Чем пахнет? – заинтересованно спросила Нуми.
– Апельсинами, поджаренными на машинном масле и приправленными крысиным ядом.
– Не могу себе представить этот запах.
– Я – тоже, – признался Ники.
– Не ешь это. Еще заболеешь.
Однако у Ники челюсти сводило от голода. Впервые за столько времени он держал в руках нечто, предназначенное для еды.
– Если только он не завертится направо, я его съем за милую душу.
Он отщипнул от шара маленький кусочек и засунул его в рот.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики