ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ты видел, как его следует надевать?
– Видел, – соврал Ники. – Ты ведь не будешь поворачиваться?
Нуми засмеялась, но и вправду повернулась к нему спиной. Она не надела только перчатки, которые свисали из рукавов.
Николай потянулся было за своей одеждой, но тут увидел рядом с ней блестящий скафандр и не смог побороть искушение. Скафандр был похож на комбинезон из плотной, будто металлической ткани. Ноги Ники, хотя и мокрые, сравнительно легко вошли в штанины, и странная ткань тут же плотно прилипла к ним. Он просунул руки в рукава, а вот со спинным «горбом», довольно-таки тяжелым, пришлось повозиться. Грудь и живот Николая остались открытыми, потому что он не нашел на скафандре ничего похожего на пуговицы или застежки. Но в таком виде он уже смело мог обратиться к Нуми за помощью.
Нуми с веселым смехом обернулась к нему. Она схватила оба борта скафандра над его животом, потянула их, наложила один на другой, и они прилипли друг к другу, словно застегнутые невидимой молнией или заклеенные лейкопластырем. Затем поднесла руки к его груди.
– Тесноват немного, но ничего. Слишком у тебя грудь широкая.
– Я культуризмом занимаюсь, – задыхаясь, похвастался он.
– А что это такое? – спросила Нуми, но тут же, подобно многим земным девочкам, еще не дождавшись ответа, заговорила о другом: – А почему у тебя так сильно бьется сердце?
И она с прежней бесцеремонностью положила ладонь точно над сердцем, отчего оно, естественно, заколотилось еще сильнее, подскакивая, как консервная банка по булыжной мостовой.
– А что, у всех землян так бьется сердце?
– По-разному, – прохрипел Ники. – Иногда оно колотится сильнее, иногда слабее.
– И от чего это зависит?
– Ну… когда бежишь, например, оно бьется чаще. А иногда зависит от чувств.
– Так у тебя сейчас чувства? – спросила она вполне резонно, потому что не видела, чтобы он бегал. – И что ты сейчас чувствуешь?
Ники оттолкнул ее руку.
– Слушай, какой из твоих мозгов задает такие глупые вопросы?
Он ухватился за борта скафандра и в ярости так потянул их, что тут же застегнул.
– Вот видишь. Я и сам могу справиться.
– Но почему я не должна тебе задавать вопросов, Ники? Я ведь еще очень многого не знаю о людях Земли. Вся моя информация из радиопередач. Да и что это за передачи… одна музыка. Да, кстати, нашла твой портфель. Потом я покажу тебе, как обращаться со шлемом, а ты мне покажешь, что у тебя в портфеле. Хорошо?
Прежде чем согласиться на это, Николай перебрал в уме, что у него может быть в портфеле такого, чего нельзя показывать девчонкам. Кажется, на этот раз ничего такого там не было.
Скафандр превратил его в красивого космонавта. Ну, а если надеть еще и шлем… Да, игра становилась все более интересной. Пусть даже ему запишут сегодня в классный журнал несколько прогулов – игра того стоила. К тому же не так уж много уроков он прогулял, чтобы ему могли снизить оценку за поведение. Конечно, классная не преминет заявить: «Николай, ты снова решил оправдать свое прозвище? Не стоит так уж усердствовать, мы тебе верим!» А весь класс будет злорадно хихикать. Ничего, посмотрим, что они скажут, когда он поведает им о своих приключениях. Небось языки проглотят…
– А разве можно проглотить свой собственный язык? – удивленно спросила его Нуми с планеты Пирра.
– Слушай, – угрожающе напомнил он ей. – Ты ведь обещала не включать свой искусственный мозг?
– Не буду, не буду, – покорно произнесла она и поспешно протянула руку к уху.
Ники тем не менее не был вполне уверен, что она выключила свои удивительный мозг, и сказал себе, что впредь ему надо следить за своими мыслями. От этого настроение у него резко испортилось.
Посудите сами, разве может быть что-нибудь неприятнее чувства, что кто-то непрестанно читает твои мысли. Что же тогда останется от свободы человека, и без того ничтожной, если ему и в мыслях нужно следить за собой, как он должен следить за собой в школе или на улице: не попасться бы на глаза классной или директору, не толкнуть бы кого случайно, не перейти дорогу на красный свет. А так по крайней мере хоть в мыслях своих человек может переходить улицу при каком угодно свете и толкать кого угодно и что угодно. А что может быть лучше?

8. На одних таблетках не проживешь. Чья цивилизация выше. Нужно уважать вкусы других

Устройство шлема показалось Ники куда сложнее, чем устройство скафандра, хотя и о нем он не знал ровным счетом ничего. Лишь гораздо позднее он узнал, каким замечательным изобретением был скафандр.
Прямо у рта торчали четыре трубочки, которые при необходимости можно было приводить в действие языком. Через первую и вторую прямо в рот подавались лекарства – из одной обезболивающие и для повышения тонуса, из второй – против заразных болезней и для снятия температуры. Из третьей поступала вода, а из четвертой – пища в виде таблеток. Кроме того, в шлеме был предусмотрен уловитель наружных шумов и передатчик, настроенный на волну скафандров, производившихся на Пирре.
– Можно я попробую эти таблетки? – спросил Ники, убедившись, что третья трубочка действительно впрыскивала в рот самую настоящую, хотя и несколько сладковатую воду.
– Неужели ты все еще голоден? – с изумлением спросила Нуми. – Не может быть! В твоем теле сейчас есть все необходимые питательные вещества.
– Кто его знает, что там есть, – ответил Ники. – Желудок у меня пустой.
– Подожди минутку, я подумаю!
Нуми нажала пальцем на кнопку за ухом и сосредоточенно замолчала. Очевидно, она спрашивала свой искусственный мозг, что это за странное явление. Ники в свою очередь постарался в это время ни о чем плохом не думать.
Через несколько секунд Нуми отняла руку от головы и открыла большую блестящую коробку, которую на выставке выдавала за переводческий аппарат. Она была наполнена разными блестящими металлическими предметами. Нуми развинтила одну из капсул и вытряхнула из нее на ладонь крошечную таблетку.
– Вот, проглоти это. Не трать те, что в скафандре. Они нам понадобятся, когда мы выйдем на какой-нибудь планете. Глотай. Только предупреждаю, что больше одной таблетки на… ну скажем, сто часов по-вашему, я тебе не дам. Мы должны беречь их, теперь-то нас двое.
Ники показалось, что скафандр его наполнился муравьями, которые вдруг забегали по телу, – это у него от страха поползли по телу мурашки. Хотя и любой землянин на его месте похолодел бы от ужаса, предложи ему кто-нибудь вместо нормальной еды давать раз в… сто часов – это же почти целых пять дней! – какую-то таблетку.
– Но я просто умру!
Экспериментальная девочка была неумолима:
– Не умрешь. Я проконсультировалась с искусственным мозгом. Просто твой желудок привык к большим количествам еды. А иначе в клетках твоего тела предостаточно питательных веществ. Ну давай, глотай!
– А может это…
– Как ты можешь такое обо мне подумать! – с искренним возмущением воскликнула девочка, и он поспешил проглотить таблетку.
Проглотил и принялся ждать. Через некоторое время он вдруг почувствовал, что его желудок чем-то наполнился. Ощущение было знакомым: когда-то его кишечник просвечивали рентгеном и тогда заставили перед процедурой выпить какую-то кашицу. Однако от голода, кошками царапавшего у него в желудке, не осталось и следа.
– Ну что, все еще голоден?
Ники прислушался к желудку, так же как она прислушивалась к своему мозгу. Потом робко ответил:
– Нет, но только рот мой все еще просит еды.
– Буф-ф! – воскликнула пирранская девочка. – Где я тебе найду еду для рта?
Ники протянул руку к куртке, которая совсем уже высохла. Он вспомнил, что положил в карман несколько жевательных резинок. Нуми, которая не поняла его намерений, остановила его.
– Не надевай свою одежду. Может, нам придется проходить подпространство.
Он снисходительно ухмыльнулся, но уже не так уверенно, как раньше, потому что многие из чудес, о которых она рассказывала, выглядели совсем реальными.
– А там, в подпространстве, жвачку жевать можно?
– Что – жевать?
Он протянул ей пластинку в красивой обертке.
– Только сначала разверни! А то как я на тебя смотрю, ты запросто с фольгой ее сжуешь!
– Но я ничего не хочу жевать!
– Попробуй. Я же попробовал твоих таблеток. Это, по крайней мере, вкусная штука.
Нуми с опаской сняла обертку, осмотрела пластинку, понюхала ее и осторожно положила на язык. Пару раз сжала зубами и тут же выплюнула в пригоршню.
– Какая гадость!
Земной мальчик обиделся.
– Больно разбираются твои мозги в жвачках!
– На, возьми ее, раз уж она такая драгоценная. Мы на Пирре привыкли уважать вкусы других. Извини, что я так сказала. У меня это вырвалось невольно.
Ники завернул жвачку в мятую фольгу. Ничего, надо ее только вымыть и она еще сгодится. И чтобы показать Нуми, как следует жевать резинку, он энергично задвигал челюстями.
Через несколько секунд резинка была уже достаточно мягкой. Тогда он тщательно разгладил ее языком за зубами, вытянул губы и осторожно подул. На губах у него вздулся маленький белый пузырь, который тут же начал расти.
– Что это? – изумленно воскликнула пирранская девочка.
Ники чувствовал себя на вершине счастья. Никогда еще ему не удавалось выдуть такой большой пузырь. Однако больше рисковать не стоило, и он языком собрал его обратно в рот. И только, когда жвачка опять превратилась в маленький шарик, ответил:
– Ваша цивилизация может делать такие штуки?
– Нет, – сокрушенно призналась маленькая пирранка.
– Что, выкусила?! Так что нечего тут из себя строить!
– Что – нечего?..
– Буф-ф, – с насмешкой повторил он ее восклицание. – Строить из себя, форсить, фасонить, выпендриваться…
– Ничего не понимаю, Ники! Я включу свой мозг.
– Не надо! Я просто хотел тебе показать, что и мне непонятно многое из того, что ты говоришь.
– Но почему ты не позволяешь мне включить мозг? С его помощью я понимаю тебя гораздо лучше, нежели просто так.
– Неприлично читать чужие мысли.
– Неприлично думать о неприличном, – возразила Нуми, но затем согласилась с ним. – Значит, тебя это пугает? Знаешь, других это тоже пугает.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики