ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Восемь, – уверенно сообщил он. – К этой твоей мулфе надо прибавить восемь крак.
– Замечательно, – выдохнула Нуми с такой неподдельной радостью, будто она сама выдержала очень трудный экзамен. – Ты действительно умный.
Эти слова смутили Ники еще больше, чем сама задача.
– Пустяки! Детская задачка!
– Но я не смогла решить ее без помощи искусственного мозга.
– Так и я на «элке» могу решать куда более сложные задачи и гораздо быстрее.
– Что такое «элка»?
– Электронный калькулятор – сокращенно «элка». Вот такая маленькая штучка, – Ники показал ей свою ладонь. – Мой папа – инженер и он научил меня, как с ним обращаться.
– Значит и у вас конструируют искусственные мозги?
– А ты как думала! Конечно, – похвастался он от имени земной цивилизации. – Только мы не засовываем их себе в головы.
Но уже в следующую минуту ему пришлось испытать стыд за земною цивилизацию, потому что Нуми вытащила из портфеля альбом Даниэлы, который он вот уже месяц таскал с собой, но так и не придумал, что бы туда записать на память. Возможно, ему мешали насмешливые шуточки однокашников насчет того, что Даниэла дескать влюблена в него. Он поспешно объяснил:
– Это не мое. Одной девчонки из нашего класса.
– Ее Даниэла зовут? – Нуми прочитала имя на обложке альбома. – Красивое имя. Раз это чужое, значит, мне не следует его читать, да? А мне так хочется побольше узнать о земных девочках.
– Да ты ничего из него и не узнаешь. Она написала вопросы, а другие будут на них отвечать и напишут ей что-нибудь на память. Разные глупости, конечно.
Обложка и первая страница альбома были обклеены вырезками из журналов: рекламами легковых автомобилей, сигарет, ювелирных украшений, фотографиями кинозвезд. Нуми все эти вещи показались странными и чудноватыми, но, может быть, поэтому понравились ей.
– А что это за вопросы? – спросила девочка с Пирры, перевернув страницу.
Там стояло заглавие «Лексикон». Ниже шел долгий перечень вопросов, на которые должен был ответить каждый, прежде чем вписать в альбом свое посвящение. Вообще-то слово «лексикон» означает совсем другое, и большинство детей это знали, но вопреки всему называли так свои вопросники, следуя какой-то необъяснимой моде.
Первый вопрос непременно касался имени, даты рождения и класса, однако и большинство остальных вопросов были одинаковыми почти во всех таких альбомах.
– С помощью этих вопросов хозяин альбома хочет побольше узнать о своих одноклассниках или одноклассницах, – пояснил Николай.
Нуми стала читать вопросы. «Какой марки ваш автомобиль?», «Есть ли у вас музыкальная установка и какой марки?», «Джинсы какой марки вы предпочитаете носить?», «Были ли вы за границей?», «Виски какой марки вы любите?», «Какую марку жевательной резинки…»
Из всего этого Ники мог бы ответить единственно на вопрос о жевательной резинке. У него пока еще не было настоящих джинсов, и, сожалея об этом, а отчасти и досадуя, он до сих пор не заполнил отведенное для него место.
– Разве это самые важные вещи для людей Земли? – спросила девочка.
– Совсем даже не важные.
– Тогда почему она только об этом и спрашивает? Если бы я хотела узнать побольше о каком-нибудь человеке, я бы его спросила о другом…
Неизвестно отчего теперь пришла очередь Ники затаить дыхание, точно так же, как сделала недавно она, когда проверяла, справится ли он с задачей.
– Я, например, спросила бы этого человека, – задумчиво продолжила Нуми, – в какое время дня он больше всего любит наблюдать Солнце? На заре или на закате? Я бы спросила: чего он больше всего боится? Что его может обрадовать? Я бы спросила его о том, что ему необходимо более всего? И какое слово ему больше всего нравится. А еще я бы спросила, на что он способен ради другого человека – самый лучший и самый плохой поступок… И так далее.
– И я бы спросил его о том же, – с готовностью откликнулся Ники. И он не кривил душой. Хотя раньше ему не приходили в голову подобные вопросы, но, услышав их, он искренне поверил, что если бы решил завести себе альбом, то вписал бы в него именно такие вопросы, а не о разных там марках автомобилей и виски…
Нуми смотрела на него искрящимися от радости глазами, и он вдруг заметил, что она не только умнее Даниэлы, но и красивее ее. А сделав это открытие, почему-то покраснел.
Похоже, что и ей захотелось увидеть его более красивым, потому что она внезапно решила:
– Я попрошу Мало прежде всего найти где-нибудь воду. Не можем же мы явиться перед представителями иной цивилизации с немытыми физиономиями.
И она поднесла палец к уху.

ГЛАВА ВТОРАЯ


1. Трудно увидеть невидимую дыру, особенно когда ее вообще не существует. Закон Пирры

Да, он не мог не признать: эта девочка умела придумывать интересные игры! Сейчас вот, например, они вроде как пройдут через подпространство, чтобы скорее достичь нужной им солнечной системы.
– А переход под ним есть? – спросил сын инженера. – Кто его построил?
– Поверь мне, это отнюдь не безопасное дело, – серьезно предупредила его девочка. – Это настоящая смерть. Делай как я, иначе можешь вообще никогда не ожить.
И прежде чем он успел что-либо возразить, она нахлобучила ему на голову шлем, застегнула что-то на шее, потом ощупала весь его скафандр и только тогда занялась своим. Готовый к новым забавным приключениям, Ники корчил ей гримасы за стеклом шлема.
Сейчас ему дышалось четче, воздух в шлеме казался свежее и прохладнее, чем в чреве Мало. Нуми сообщила ему, что в ранце скафандра содержится огромное количество кислорода в неизвестном для землян сверхплотном состоянии.
– Ложись ничком! – внезапно прогремел у него в ушах ее голос, отчего Ники даже вздрогнул. – Не дыши!
Сама она уже лежала на полу и яростно тянула его вниз. Довольный шлемом и кислородом, которые превращали игру в настоящее приключение, Николай весело шлепнулся подле нее, и хорошо, что сделал это не особенно мешкая, потому что в следующий миг какая-то чудовищная тяжесть обрушилась на него. Останься он стоять еще немного, она бы распластала его на полу, как почтовую марку. У него было такое чувство, что на него свалился по меньшей мере четырехстворчатый шкаф.
Его тело вжалось в обмякший пол. Кровь отлила к ногам, которые стали тяжелыми и твердыми, будто были сделаны из железа – вот-вот оторвутся и полетят куда-то вниз! Сердце остановилось, а в ушах будто взревели одновременно десять мотоциклов без глушителей. Потом все внезапно исчезло – и ноги, и сердце, и голова, и ревущие мотоциклы. Будто он по-настоящему умер.
Вряд ли кто-нибудь знает, сколько длится смерть! Если умершего оживить, то только кто-нибудь другой может сказать ему, сколько длилось его состояние смерти. Может подтвердить ему, показав часы или свежую газету. Однако все это не даст воскресшему ощущение минувшего времени. Потому что там, где царит смерть, время останавливается. И наоборот. Выходит, смерть преспокойно можно было бы назвать и другим словом – например, «безвремие», по крайней мере, оно звучит не так ужасно.
Когда Ники ожил, он просто не помнил, что с ним случилось. Сначала его сердце сделало несколько робких ударов, чем ознаменовало возвратившееся к нему течение времени. Его сознание отметило еще несколько слабых толчков и встревожилось этой слабостью. И только тогда в нем возникло ощущение, что с ним случилось нечто невероятное. Однако он не мог понять, что именно. Тогда он сказал себе: «Убили! Я умер!» Это было единственное, что он мог подумать. Но раз мозг думает, значит, он жив. Однако мозг Николая не мог этого знать и не посмел приказать ему открыть глаза и посмотреть, куда попадают после смерти мальчишки по прозвищу Буян. Вправду ли в ад, которым частенько пугала Ники его набожная бабка.
Он открыл глаза только тогда, когда Нуми принялась стаскивать с его головы шлем. Перед глазами у него шли круги, а затылок сверлила тупая боль.
– Ты жив! – радостно кричала Нуми откуда-то издалека, хотя лицо ее было совсем рядом. – Правда, было страшно? Особенно страшно, когда это в первый раз. Но я тоже виновата. Забыла тебе сказать, чтобы ты хлебнул немного лекарства. Тогда бы легче перенес. Как ты себя чувствуешь?
– Как дохлая кошка, – ответил ей Николай Буяновский, который, как видно, снова воскрес в образе Ники Буяна.
– Не поняла. Как она себя чувствует?
– Откуда мне знать! Я никогда не был кошкой!
– Ну, раз ты способен шутить, значит, с тобой все в порядке! Пошли посмотрим, к какой звезде мы прилетели.
Он криво улыбнулся.
– Постой, дай дух перевести! Что же произошло?
– Мы прошли через подпространство. Иначе мы и за сотни лет не достигли бы далеких звезд, даже если бы летели с наибольшей скоростью.
– Как же это происходит? – с прежней недоверчивостью спросил Ники.
– Уж где я только не пробирался! Даже по трубам теплофикации, но чтобы такое…
– Я не знаю, как это совершается. Да и никто не знает. Мой искусственный мозг утверждает, что, вероятно, так можно пролететь через «черные дыры» и молниеносно выйти на другом конце Галактики близ какой-нибудь из звезд, откуда вытекает межзвездное вещество. Но все это фантазии пирранцев. Они даже близко не видели этих «черных дыр». Я вот другое думаю. Там, где нет пространства, нет и времени. А раз мы были в подпространстве, значит, были как бы вне времени. Или же оно было мертвым для нас. Равно как для покойника время останавливается, хотя наверху оно продолжает течь.
На Земле Ники тоже доводилось читать разные фантастические предположения о «черных дырах» в космосе. Одни ученые говорят, что эти дыры не что иное как сжавшиеся звезды, сила притяжения которых настолько велика, что она как бы «запирает» их излучение. Потому они невидимы. Другие же утверждают, что эти сжавшиеся до бесконечности звезды становятся настолько тяжелыми, что могут пробить пространство. И через эти вот дыры и вытекает межзвездное вещество. Однако никто из землян никогда не видел таинственных дыр. Даже в самые большие телескопы. Потому как трудно увидеть то, что невидимо. Особенно если его вообще не существует.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики