науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

…фуражка, фуражку, фуражка. Что ты молчишь?
Черепаха оторвал взгляд от города, залитого еще горячими лучами вечернего солнца.
– Говорю: фуражка.
Он наморщил мокрый лоб.
– Говорю: фуражку?.. Ты что? отключаешься?
– Жарко.
– Достал ты?
– Что?
– Фуражку, фуражку.
– Фу… жарко, голова трещит.
– Скоро поедем, а ты без…
– Трещит.
– …фуражки. Но радуйся, у земляка есть лишняя. Двадцать пять.
– Нету.
– Скостим: двадцать.
– Ни чека.
– Он возьмет часы.
– Да мне уже выдали одну… На кой черт еще…
– Ты, артиллерист, собираешься ехать в помидорной фуражке?
– Что в помидорной?..
– Ехать! В Союз Советских Социалистических Республик!!
– Думаешь, мы… выберемся отсюда?
– Ну, Корректировщик совсем раскис.

7

Хлеб и вино, тихо сказала она.
Хлеб и вино для тебя, тихо повторила она и встала.
Он со страхом смотрел на нее, не хотел повиноваться, но шел на блеск винных глаз, на черноту волос и запах смуглого тела.

8

Операция, операция, – в городе вновь заговорили об операции. Старшина выдал дембелям парадную форму, и они ее ушили и подправили на свой вкус, но – операция, операция, все заговорили об операции. У дембелей уже все было готово: альбомы оформлены, погоны проклеены и пришиты, значки обтянуты для пущего блеска целлофаном и прикручены к кителям, подарки уложены в кожаные чемоданчики, но – операция, операция, полк готовился к новой операции, а в небе все не появлялись тяжелые и громоздкие Ми-6, груженные новобранцами.
– Я же говорил вам, – сказал Черепаха после того, как командир полка, собрав дембелей на плацу, произнес речь, смысл которой заключался в следующем: Родине, ребята, необходимо… и я даю вам слово, что это будет ваша последняя операция.

9

Ее лицо, глаза, волосы, руки уже вновь были легки и светлы, она была молода.
Одевшись, она взглянула на него. Пойдем? Я готова. Он недоверчиво смотрел на нее. Она улыбнулась. Как тебя зовут? Меня?.. Он пожал плечами. Не знаю… А тебя? Утренняя Корова. Нравится мое имя? Он подумал и кивнул. Пойдем? Он поднялся с земли.
Они шагали рядом. Его тело лоснилось, на ногах переливались мускулы. Утренняя Корова шла босиком, но в какой-то одежде.
Он немного отстал. Что ты отстаешь? Он нагнал ее. И снова начал отставать.
– Зачем ты отстаешь?
Он смущенно молчал.
– Я тебе мешаю?
– Нет, – судорожно вздохнул он.
– Ах, ты следишь за мной, да? да? Я угадала?
Он кивнул, и она лизнула длинным мягким языком его в нос и потерлась щекой о его грязное плечо, щекоча шею концами волос, и его кожа стала пупырчатой.
– Я никуда не исчезну, – сказала она.
Он отвернулся.
– Почему ты отворачиваешься?
Он влажно засмеялся.
Они долго шагали.
– Отдохнем?
– Жаль, здесь нет деревьев, – сказал он, усаживаясь рядом с нею.
– Деревьев? – Она отерла ладонями лицо. – Деревья дают тень, но здесь нет солнца. Зачем тебе тень?
– Деревья дают ветер.
– Ах, да, я забыла: ветер дует потому, что деревья качаются.
– Росли бы они на севере равнины, и тогда дул бы северный ветер. Я люблю северный ветер.
– Да, – согласилась она, – это было бы замечательно. А еще лучше озеро или море впереди, и мы бы искупались. Я ужасно люблю купаться. Я купалась в озерах и реках и в нескольких морях. Но еще ни разу в океане. Наверное, страшно?
– В океане?
– Да, ведь ты не только лежал на песке и играл с крабом?
– Где?
– На берегу Восточного океана.
Он подумал и кивнул, устало опустил голову на скрещенные руки.
– Интересно, а мы идем на юг? на север? на запад?.. Или на восток?
– Не знаю, – откликнулся он, не поднимая головы. – Да и какая разница… грязи и лужам не будет конца.
– На востоке ты лежал на песке. Лежал на песке, играя с крабом.
Ее голос был странен, незнаком. Он оторвал голову от рук и взглянул на нее. Рядом с ним сидела совсем другая женщина.
– Это ты?.. Утренняя Корова?
Плавная улыбка растянула янтарные губы.
– У меня много имен… – Она выгнула гибкую спину, покосилась на него золотистым глазом. – Ну так что же? Идем? На восток.
– Да, пойдем… Откуда ты знаешь, где восток?
– У меня хорошее чутье, – ответила она, – хорошее чутье на большую воду.
– Хорошее чутье? – переспросил он.
– Да! хорошее, тонкое, – ответила она радостно.

10

Машины были загружены ящиками со снарядами, оружие вычищено, рожки и кассеты набиты патронами, баки грузовиков и тягачей наполнены бензином и соляркой, – батарея была готова к операции. Закончились приготовления и проверки и в других подразделениях, и однажды состоялся общий смотр. После смотра солдаты бездельничали. Дембеля, как всегда, прятались от зноя и мушиных роев в бане. Босые, по пояс голые, они сидели и лежали на длинных скамьях. Молчали. В сумраке висели тонкие табачные волны. Поскрипывало дерево, когда кто-нибудь вставал, гремела крышка, кружка с бульканьем опускалась в бачок, и затем вода звучно вливалась в пересохшее горло.
– Сколько времени?
– Пять.
Чирк! – вспыхнула спичка.
Молчание.
– Скоро ужин.
Молчание.
– Сколько там уже?
– Две минуты шестого.
Звенит крышка.
– Черт, упала.
Бульканье. Скрип лавки. Зевок.
– Сколько там?
– Там-там-тарам-па-па.
– Трудно на часы посмотреть?
– Волшебное слово.
– Па-шшел ты…
Молчание.
Чирк! Клуб дыма. Звон упавшей крышки.
– Черт, упала.
– Ты ее ногами снимаешь?
– Нет
– …
– Сколько там натикало?
– Волшебное слово.
– Па-шшел ты… Череп! Корректировщик!
– Чего?
– Не спи, дембель проспишь. Сколько на твоих музыкальных гонконгских?
– С вами поспишь… Четыре минуты шестого.
Молчание. Скрип. Шаги. Корректировщик-Черепаха постоял на пороге, щурясь. Ступил на землю. Горячая. Завернул за угол бани. Мраморно-брезентовый зыбкий город в желтом мареве. Застегиваясь, посмотрел на Мраморную, опустил глаза: свинарник, среди кустов верблюжьей колючки бродят свиньи, мощная волосатая гора, изукрашенная черными яблоками, – хряк лежит, отдыхает; у задней стены свинопас в ветхой выгоревшей одежде, панама надвинута на глаза. Корректировщик-Черепаха осторожно пошел, внимательно глядя под босые ноги – не наступить на ветку с колючками, на ржавый гвоздь, на скорпиона или фалангу.
– Под ним, наверно, уже лужа жира.
В заплывшей волнистой морде прорезались острые щелки, хряк посмотрел на него, и щелки слиплись.
Тонкая смуглая рука сдвинула потрепанную панаму: узкое темное лицо, белые брови, синие глаза, – свинопас улыбнулся расслабленно. Корректировщик-Черепаха сел рядом, предложил сигарету, свинопас отказался: бросил, – чтоб домой некурящим вернуться. Свиньи, мирно похрюкивая, бродили среди солнечных кустиков верблюжьей колючки. У нас, добавил свинопас, никто не курит.
Они долго молчали, глядя на город. Корректировщик-Черепаха курил.
Однажды, прервал молчание свинопас, меня засек старший брат, у соседа взял махры и заставил три цигары высмолить, – так я изблевался, вывернулся весь… Хорошо, еще брат засек, не дядья – те б шкуру спустили. Крутая у тебя родня. Да, строгая, согласился свинопас. И все здоровы, как не знаю кто… как буйволы, не то, что я. Охотники. Дуреют, как сезон открывается, на выходные с гончаками – пош-ли. Бегай по тем болотам. Другое дело с удочкой на Светлояре, сиди, поплевывай, жди поклевки… кто клюнет? щука или святой?
Хряк шевельнулся, тяжело поднялся, постоял, глядя на стадо, взглянул на людей акульими глазками и медленно пошел, скрылся за углом свинарника. Пить, видно, захотел, сказал, проводив его взглядом, свинопас. Корректировщик-Черепаха отщелкнул окурок. Но теперь они тебе что? Родня, что ли, моя? Ну да, ты же не школьник, солдат. Солда-а-т, свинопас, улыбаясь, постучал гладкой длинной палкой о стенку, – мое ружье, а вон – отделение, ххы. Ты сам это выбрал, заметил Корректировщик-Черепаха. Са-а-м? – переспросил свинопас. Зачем сам, не сам – Енохов заставил. Корректировщик-Черепаха взглянул на обожженное лицо с белыми бровями. Енохов? Свинопас кивнул: конечно, Енохов, а то б я разве?.. Да? А я все время думал… Свиней ведь привезли после той операции? когда мы деревню накрыли? – спросил Корректировщик-Черепаха. Ну, после той, откликнулся свинопас, подозрительно глядя на него. А чего мне та операция? Да я подумал… Думаешь, испугался? Да нет, просто показалось… Что тебе показалось? Что тебе не по нутру пришлось… Чегой-то мне не по нутру, мне все по нутру, правда, сперва с этими хрушками не хотелось возиться, а потом смотрю: чем плохо? смены, наряды побоку, сапоги месяцами не чисти… Свинопас вдруг осекся, повернул лицо к горе.
Две темные, почти черные в горящем небе, громоздкие машины вывалились из-за рогов Мраморной.

11

Ты ничего не слышала? Нет, ответила она. Ее голос был глух. Почудилось, пробормотал он. Я ничего не слышала, сказала она. Ее голос был густ и пахуч. Он взглянул на нее. По ее сумеречному лицу плыл пот, на губах мерцала улыбка, под мокрой материей грузно подрагивало, глаза были темны… Она шагала все медленней. Обернулась к нему, поправила спутанные жирно-черные волосы.
– Я, кажется, знаю… как тебя сейчас зовут, – не выдержав, проговорил он.
– Чего же ты ждешь?

12

Вертолеты доставили в город у Мраморной горы первую партию новобранцев. Все вздохнули с облегчением: наконец, – наконец-то все встанет на свои места, все займут надлежащие ступени на казарменной лестнице. Орелики, прилетели, где ж вы пропадали?! – кричали дембеля. Бывшие чижи, а ныне полноправные фазаны с жадными улыбками разглядывали новичков. Здесь у нас хорошо кормят, много солнца, имеются бассейны, спортплощадки, – ворковали замполиты. Грузины, азербайджанцы, армяне, казахи, туркмены, киргизы, узбеки, таджики, чеченцы искали земляков. Клуб имеется, по вечерам демонстрируются фильмы… Бывшие чижи улыбались. Имеется также прекрасная библиотека. Деды меняли свои ремни, сапоги и панамы на все новое, скрипучее, невыгоревшее. В просторных ленинских комнатах регулярно проводятся политзанятия, расширяющие кругозор;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики