науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ты был вредный, потому что заболел. Я тебя накормлю целебной кашей из семян горных трав. Правда, я еще их не собрала, но как соберу, сразу накормлю.
– Спасибо, Чхина. Ты не будешь возражать, если сюда придут мои друзья?
– Это «итальянец» и Говинд? Пусть приходят. Я их привораживать не буду, они боятся меня. Знаешь, Пхунг, я многих приворожила, но все боятся меня. А там, где страх, любви не бывает. А ты, должно быть, ничего не боишься, не умоляешь монахов и лекарей.
Я попросил подробнее остановиться на моей смерти.
– Разве ты не знал? – удивилась она. – Колода обязательно отнимет у тебя силу, а потом жизнь. Вы, иностранцы, к колодам почему-то непривычные. У вас такие нежные шеи, даже смех берет, как вы с такими шеями живете. Я много говорю, да? Я сама удивляюсь – столько лет молчала, а тут разговорилась, и слов ведь не забыла. Будто кто-то вместо меня разговаривает. У тебя так не бывает?
– Ты начала про шеи…
– Иностранцы с колодами долго не жили, кровь у них портилась. Один был такой хорошенький, косматенький, волосы желтые, а глаза голубые, как у индийского бога. Придет, бывало, и жалобно просит хлеба, он так опиум называл.
– И много их умерло?
Она посчитала в уме, шевеля блестящими губами.
– Шесть! Шестой был очень важный, толстый. Нанял слона и поехал на охоту, ему говорили, нельзя, а у него много денег, думал, что здесь, как там, у вас, в Вашем Времени… Убил пятимесячного тигренка, а на него – колоду, деньги не помогли. Потом сам князь его простил, когда он уже стал худой и совсем не важный.
– Так все-таки один выжил?
– Нет, Пхунг. Его сердце не выдержало радости, разорвалось. И всего-то два месяца в колоде пробыл.
Она заметила, что я скис.
– Может быть, я тебя вылечу, Пхунг. Я ведь многое умею. Ты не веришь? Смотри!
Она показала пальцем на короткошерстную кошку с грязным бантиком, которая дремала на плоской подушке, изредка поводя ушами. Женщина преобразилась – лицо напряглось, потеряло женственность, и снова – прежний демонический взгляд, но теперь вонзившийся не в меня, а в животное. Кошка более энергично встряхнула ушами, потом вскочила, выгнулась и с громким отчаянным шипением начала отбиваться когтистой лапой неизвестно от чего. От взгляда Чхины? Или от видения чего-то страшного? Чхина втянула демонический взгляд в себя, будто спрятала клинок в ножны, и стала прежней раскрасневшейся простушкой.
– Теперь ты веришь, что я могу тебя вылечить? Какая связь между испуганной кошкой и моим здоровьем, я не мог себе представить.
– Потрясающе, – сказал я. – Ты можешь выступать в цирке. Ты была когда-нибудь в цирке?
– Была, – она опять обиделась и стала надменной. – Когда ты поймешь, Пхунг, я не простая крестьянская женщина! Я знаю старинные буквы, я ездила по многим странам. Во мне осталась сила богини, которой я была много лет! Все это знают, поэтому все меня боятся…
Видел я изваяние этой богини, оригинальна, так сказать, в местном храме. Подвергшееся тлену тело женщины с ожерельем из человеческих черепов. Богиня разрушения и созидания, смерти и любви. Страшное и прекрасное были слиты в ней воедино…
– Ну почему ты все время обижаешься? С тобой невозможно разговаривать. Или ты желаешь, чтобы я видел в тебе богиню? Чтобы только поклонялся, только говорил тебе приятное? Ты никак не можешь расстаться с мыслью, что давно уже не богиня. Ну а я никаким богам не поклоняюсь, тебе не повезло. Надо было сначала узнать, кого привораживать.
– Что ты на меня кричишь? Кто ты такой? Посмотри на себя! Тощий, грязный, некрасивый преступник, на тебе колода и то красивей! Скоро умрешь, а кричишь! Убирайся отсюда, не буду я тебя лечить! Не хочу тебя больше знать!
В то время, когда мы с Говиндом убегали от «пылесоса», трубные звуки с башен позвали совершенных на совет. Впрочем, только один был в отлучке, тот самый отшельник, на которого я набрел в джунглях. Услышав зов, он
Пришел и рассказал, что видел тэу. Совсем недавно они бродили вокруг его хижины, когда он смотрел на огонек светильника и был погружен в медитацию. Тем не менее он мог рассказать, как они выглядят: массивное косматое тело без головы, а глаза, губы, нос – на животе или чуть выше. Их было двое или трое. Они не посмели убить монаха, когда он был погружен в созерцание божественного… Рассказывая об этом, Говинд не удержался от благоговейного восклицания:
– Какое высокое совершенство! Никто никогда не видел тэуранов, не видел даже их следов, а Хранитель Подвалов, находясь в медитации, увидел!
Я не удержался, фыркнул. И Говинд, и Джузеппе чуть ли не с кулаками накинулись на меня.
– Как же ты можешь не верить этому? Насчет следов убедился? Летающий предмет видел? – Это Говинд.
– Совершенные видят то, чего не видим мы даже через стекла очков! – Это Джузеппе. – И не зли меня, Пхунг! У меня и так нервы ни к черту!
– Оставим тэуранов в покое. Я видел проволоку, я влепил пулю в зеленый цилиндр, и он чуть не брякнулся. Тут никакой мистики…
– А крестообразное тело?! – завопил вне себя итальянец. – Все же видели крестообразное тело! И ты видел! На Нем были вот такие глаза! – Он сделал из пальцев кольцо.
Его с трудом успокоили и начали говорить о тиграх. Почему совершенные решили, что Желтый Раджа остался один во всем заповеднике, а значит – и во всем мире?
– Потому что совершенные – это совершенные! – начал снова заводиться Джузеппе. Страх перед новым наказанием заметно повлиял на его психику.
– Подвалы монастыря набиты не только книжной мудростью. – Я резко повернулся к Джузеппе, он отпрянул от моего хомута. – Вы, конечно, систематизировали для них данные по следам и маршрутам Желтого, те, которые мы выявили?
– Да, они меня подробно расспрашивали… Но Духовный Палач и без того больше меня знает.
– К чему ты ведешь, Пхунг? – недовольно спросил Говинд.
– Разве непонятно? Они заложили в компьютер все данные и получили ответ с высокой степенью вероятности: кроме Желтого, тигров в заповеднике не осталось… Потом осмыслили какие-то другие данные и получили другой ответ: Желтого невозможно спасти…
Оба моих друга смотрели на меня с таким видом, будто я нецензурно выражался по адресу совершенных. Господи, и это ученые с именами! Или я болван, ничего не понимаю, и мистика уже стала истиной?
Джузеппе протяжно вздохнул.
– Я вынужден признаться, что… – Он замялся. – Что вывод насчет невозможности спасти Желтого не совсем точен… Конечно, королевские горные не имеют потомства с другим видом тигров – тут все справедливо, и наших славных кошечек… – Он сглотнул горький комок. – Наших славных кошечек уже не будет на земле! Подумать только!
Я похлопал его по руке:
– Вы сбились с мысли, Джузеппе.
– Да… я о том…
– Что вывод не совсем точен, – мрачно подсказал Говинд.
– Благодарю… Популяция королевских горных обречена, но не сам Желтый. Он может жить еще какое-то время. И если ему сейчас пятнадцать лет и он в расцвете сил, то у него в запасе еще по крайней мере лет тридцать.
– Я с вами не согласен, синьор Чезарини, – нахмурился Говинд. – Совершенно! Желтый обречен. Вы забыли, что королевские горные никогда не покидают лесов Ярамы. Вспомните, границы заповедника были установлены именно по границам их охотничьих территорий. Желтого могло бы спасти единственное – уничтожение врожденного рефлекса охотничьей территории.
Джузеппе и не думал спорить. Он вдруг приободрился, в его голосе появилась сила.
– Я тоже думал о рефлексе территории, который невозможно уничтожить, не разрушив мозг тигра. Не надо уничтожать рефлексы, они нужны, если их создала природа. Вот отнимите у меня хоть самый незначительный из врожденных или условных, и я почувствую себя самым последним уродом и нищим.
– Не отвлекайтесь, пожалуйста, дружище, – сказал я. – Вернемся к Желтому. Если нельзя уничтожить рефлекс, то как заставить его покинуть территорию монастырских владений?
Мы долго, до поздней ночи, перемывали косточки Желтому. Постепенно вылепилась дикая идея: нужно возбудить центр его самосознания. Оказывается, у многих зверей в мозгу есть крохотное светлое пятнышко, чудесное пятнышко – вертикальная цепочка из уплотненных светлых нейронов. В процессе эволюции он превращается в активный центр самосознания. Нет пятнышка – и человек не способен ощущать себя личностью. Я где-то читал, что при социальных, семейных и прочих длительных скандалах белые нейроны, образующие Светлое Пятно, способны исчезать. По-видимому, превращаются в обычные нейроны. Психическая суть уравниловок?
Желтый считался одним из умнейших среди королевских горных тигров. Может, поэтому его до сих пор не смогли подстрелить? Так что нужен лишь слабый импульс энергии в светлое пятно, чтобы оно хотя бы на короткий период «функционально гипертрофировалось», чтобы Желтый хоть на мгновение осознал бы себя, грубо говоря, личностью. А в соединении с той поразительной интуицией на опасность, которой обладают все тигры, возбужденная «самость» заставит его перешагнуть черту, отделяющую его от спасения. По глубокому убеждению Говинда, такое можно сотворить с любым животным, способным к экстраполяции событий, счету, зачаточной логике.
– Нам могут помешать совершенные, – сказал я. – Или тэу.
– Или Чхина, – сказал Говинд. – Не думай, что ты отделался от нее, вынудив прогнать тебя. Ты ее совсем не знаешь.
Втроем мы обошли всех оставшихся в живых участников последней экспедиции. Каждый из них в силу своих возможностей нарисовал на листке то самое крестообразное тело, которое с шумом вырвалось из зеленой стены и взорвалось. Последним свидетелем был Духовный Палач. Он изобразил волнистыми линиями что-то невообразимое – впрочем, многие изображали невообразимое, – и спросил с доброй улыбкой, зачем все это нам.
– Чтобы понять, что это было, о мудрейший, – сказал я тоже с почтением, но в чрезмерной дозе, потому что монах посмотрел на меня очень внимательно.
– Я же помог, нарисовал.
– Нужно заложить эти рисунки в компьютер, который находится, по-видимому, в Подвалах…
Забавное личико старца тотчас посуровело.
– Кто тебе сказал про Машину?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики