науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Если будут травмы, если кого-то придется снимать с игры… Однако лучше об этом не думать…
И вот в первой игре, во встрече с финнами Борис Михайлов, сильнейший наш нападающий, получает тяжелую травму.
Был небольшой консилиум. Пришел американский врач, пришел врач шведской команды. Посмотрели, пощупали, повздыхали сочувственно: «Очень жаль, очень. Но играть не сможет. Разве что через месяц, не раньше…»
Заходил взволнованный Чернышев, заходил Тарасов.
Анатолий Владимирович озабоченно спрашивал:
– Олег, что будем делать? Ты же знаешь, какая складывается ситуация…
А ситуация складывалась такая, что чехи отставали всего на одно очко. А что такое одно очко в олимпийском турнире для чешской команды, вам, надеюсь, объяснять не надо, и в каждой игре нам нужна была только победа. Кто мог поручиться за то, что не произойдет случайности? Играть надо было только на победу. А без Михайлова играть и победить нам было бы трудно. Понимали это все. И прежде всего сам Борис.
– Месяц не для меня, – говорил он. – Мне надо играть. Надо.
А колено разбухло и болело так, что не помогала новокаиновая блокада.
Что же оставалось делать?
Я врач, мне и решать.
Взял его, помню, к себе в номер, где жил с нашим массажистом Георгием Лавровичем Авсеенко. Делаем Борису инъекции, массажи, блокады, проводим физиотерапевтическое лечение.
Живет Борис с нами. Ходит по номеру, хромая. Быстро устает нога. Обеды то мы, то ребята приносят ему в номер. Не хочется, чтобы в общей столовой, где обедают спортсмены всех команд, шли лишние разговоры о болезни Михайлова. И так газеты полны сообщений о том, что сильнейший русский игрок травмирован и играть не сможет.
Пропускает одну игру…
Тарасов советуется со мной:
– Олег, как будем вводить Михайлова? Завтра играем с поляками.
– Думаю так. Пусть покатается в третьем периоде. Посмотрим, как будет себя чувствовать. И как будет вести себя колено.
– Хорошо. Пусть будет по-твоему.
Борис не только «откатал» третий период с поляками. Он сыграл его пусть не в полную силу, но сыграл.
А потом был тот незабываемый, решающий поединок с чешскими хоккеистами.
Еще увидев Михайлова в игре с поляками, журналисты и спортсмены не верили в то, что он выйдет на игру с чехами.
А он вышел. И сыграл. И как сыграл! Он с такими ногами, в таком состоянии забивает очень важную для нас шайбу.
Вы помните, мы стали чемпионами Олимпийских игр
1972 года, выиграв эту встречу с командой Чехословакии со счетом 5: 2.
А знаете ли вы, чего стоила Борису Михайлову эта победа?
Боль на протяжении всей игры была такая, что ни бешеные скорости, ни чудовищное напряжение – ничто не могло избавить его от холодного, именно холодного пота.
Потом месяц в больнице…
Так как же насчет спорта во имя здоровья? А разве мужество – это не здоровье духа, в конце концов делающее здоровым и тело?
Час прощания со спортом… Час ухода в большую жизнь…
Что поделаешь, наступит время, и мы постареем. Здоровье будет не то. Силы будут не те.
Но сила духа остается в человеке надолго. Она долговечнее физической силы. И именно ей предстоит вести борьбу на всем протяжении нашей дальнейшей жизни. До конца.
В становлении этой внутренней силы, остающейся в нас на всю жизнь, вижу я особый смысл этих усилий.
В этом я вижу основной смысл «двух минут чистого времени»…

Несколько слов после финального свистка

Конечно же, эти записки не вместили в себя и десятой доли того, чему я стал свидетелем за долгие годы работы. Дело даже не в тех или иных конкретных фактах или событиях. Скорее в тех идеях, чувствах, впечатлениях, которыми наполнена жизнь в большом спорте. Тем более что спорт необыкновенно подвижен, динамичен, события, в нем происходящие, сменяют друг друга почти мгновенно. Росчерком ярких звезд возникают и исчезают на его небосклоне имена и рекорды. Но общее движение неизменно вверх, неизменно по возрастающей…
А если ты не выбыл из игры и сейчас, если и сейчас продолжаешь работать в этом мире скоростей, секунд и дистанций, еще острее чувствуешь эту быстротечность. И действительно: настоящее, еще, казалось бы, не успев стать настоящим, уже становится прошлым. А уж о прошлом и говорить нечего.
Вроде бы совсем недавно начиналось для нас с Севой Бобровым спортивное детство на сестрорецкой «бочаге», вроде бы еще вчера видел его стремительные прорывы на стадионах страны, а сегодня развернул «Вечерку» и читаю:
«Наследники В. Боброва».
А дальше строчки газетной хроники, каждая из которых наполнена и грустью и гордостью:
«В прошлом сезоне (это о сезоне 1980 года) участники чемпионата СССР впервые разыграли учрежденный Гостелерадио СССР приз памяти (уже памяти) замечательного спортсмена и тренера, капитана сборных команд страны по футболу и хоккею В. М. Боброва…»
Эта награда, учрежденная в память моего друга, предназначалась самой результативной команде. И было необыкновенно приятно и даже символично, что в тот день в Лужниках приз имени Всеволода Михайловича Боброва вручался представителям армейского клуба. Клуба, которому было отдано столько сил, сердца, времени и нервов.
Все в этот день выглядело очень торжественно. Перед началом матча ЦСКА – «Спартак» на арене появились мои давнишние друзья по спорту, по клубным и сборным командам заслуженные мастера спорта, олимпийские чемпионы Александр Иваницкий и Евгений Майоров. Они держали в руках переливающийся в лучах прожекторов приз. Приз, предназначенный спортсменам моего клуба. Моего и его клуба…
Смотрю на Женю Майорова, смотрю на бессменного капитана армейцев Борю Михайлова, принимающего кубок, вижу их улыбки и вижу в них отсвет его улыбки. Ведь Всеволод Бобров был их тренером и наставником в часы их высокого взлета. Спартаковец Женя, например, завоевал свою золотую медаль, когда их команду тренировал Бобров, а Борис дважды завоевывал призы на первенстве мира и Европы, когда Всеволод Михайлович руководил сборной.
Смотрел на ребят. Думал. О нем. О них. Время вносит свои коррективы. И ничего не попишешь. Но есть непреложный закон непрерывности живых нитей жизни, опыта, традиций. Смотрю на своих цээсковцев и думаю о главном: они остаются верны глазному завету своего старого бомбардира – побеждать!
Как-то в автобусе, везущем нас в гостиницу, я оказался рядом с Андреем Петровичем Старостиным. С тем, что из поколения «стариков». Славного поколения. И вдруг слышу слетающие с его губ стихи: «Выходит возраст мой на линию огня. Как дом с порога. Как роман с пролога. Газету начинаю с некролога. Живых друзей все меньше у меня…»
Что ж поделать? Приходит возраст и вот – «газету начинаем с некролога». И все же больше думаем о будущем. О наших ребятах. И спрашиваем себя: передали ли мы им свое мироощущение, научили ли их тому особому критерию правды и справедливости, которым обладали сами, заразили ли их своим оптимизмом, стремлением бороться и побеждать, которое владело нами?
Потому что их победы – это наши победы. Их неудачи – наши неудачи.
С какой же иной целью писались эти записки, если не с целью видеть эту непрерывность жизненной связи?

Приложение










































































1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики