науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


К тому же, корреспондента «Свободы» не ставили в известность о намечавшихся больших переменах в техническом оснащении боевиков, и поэтому у Мужицкого росли опасения, что с начала вооруженного конфликта между метрополией и взбунтовавшейся провинцией он занял не ту сторону.
– Любой народ имеет право на создание своей страны, – заявил британец, почти дословно повторив изречение дедушки Ленина о «самоопределении».
Мужицкому захотелось напомнить своему куратору о палестинцах, басках, курдах и северных ирландцах, имеющих не меньше прав обретение собственных государств, чем чеченцы, но журналист сдержался. Говорить такое при кадровом сотруднике МИ-6 было, по меньшей мере, нетактично. Особенно про ирландцев.
– И способы борьбы народ выбирает соответствующие моменту, – подданный Ее Величества Елизаветы Второй сделал глоток сдобренного сливками чая. – Мы не можем их осуждать за... некоторую дикость, если можно так выразиться.
– Это просто особенности горского менталитета, – удачно вставил Мужицкий.
– Верно, – взгляд британца потеплел. – Традиции, менталитет, условия жизни – это правильное направление для объяснения побудительных причин поступков наших друзей. Очень маленький народ в войне с большим народом имеет большую свободу действий, чем его противники...
– Но намеки на применение оружия массового поражения..., – протянул корреспондент «Свободы», напомнив куратору о многочисленных заявлениях главарей банд насчет наличия у них боевых отравляющих веществ и активных биологических компонентов. – Это просто опасно...
– Вы имеете в виду «зеркальный ответ» Москвы? – куратор помрачнел.
Согласно международным нормам, страна, против которой применено оружие массового поражения, имеет полное право ответить тем же. Причем ответить не обязательно другому государству, но и группе лиц типа террористической организации.
Россия подписала конвенцию о запрещении боевых химических и биологических веществ, и выполнила договоренности об уничтожении их носителей. Так что единственным ОМП, коим она обладала, являлось ядерное. В суматохе развала СССР, построения «однополярного» мира во главе с США и их союзниками, и разжигания пограничных конфликтов на дальних российских рубежах, об этом несколько подзабыли, а, когда спохватились, было уже поздно. Нормы «зеркального ответа», выработанные, в основном, под нужды Вашингтона и Лондона, стали всеобщими.
И угроза термоядерного удара в ответ на химическую или биологическую диверсию, несмотря на слабость Москвы, была весьма реальна. У Кремля просто не останется иного выбора, кроме как начать долбить гнезда террористов тактическими стокилотонными боеголовками. Благо, недостатка в них российские вооруженные силы не испытывают.
Хватит и на Чечню, и на Саудовскую Аравию, и на Пакистан с Турцией, и еще останется.
Развитие подобного сценария прорабатывали аналитики в НАТО. И каждый раз приходили к весьма неутешительным для западного сообщества выводам – если Россия вздумает действовать подобными методами, то остановить ее будет некому.
Даже в случае атомного удара по члену НАТО Турции.
США мгновенно отойдут в сторону, по обыкновению «кинув» своих союзников, и ограничатся «выражением недовольства» со стороны Госдепартамента.
Германия и Франция ссориться с Москвой тоже не станут, избрав тактику осторожного политического осуждения. Мол, «так, конечно, нельзя, но в сложившейся ситуации Россию можно понять...».
Крики мелких европейских стран никто даже слушать не будет.
Великобритания сделает вид, что ее происходящее не касается...
Однако объяснить сию сложность межгосударственных отношений лидерам бандформирований и главам поддерживающих террористов фондов не представлялось возможным.
– У нас есть рычаги влияния на Кремль, чтобы предотвратить негативное развитие ситуации, – после минутного молчания сказал британец. – А вам я советую этой темы не касаться. Не нужно нервировать наших партнеров на Кавказе. У них и так много своих проблем...

ГЛАВА 1
И ГЛЯДЯТ УНЫЛО ДЕВКИ ИЗ КУСТОВ...

Ночью был мороз, под утро температура поднялась выше нулевой отметки, потом снова опустилась до минус пяти, и глазок, расчищенный вчерашней сменой на заиндевевшем стекле, исчез. Так что вести наблюдение пришлось в открытую форточку.
Это было не очень удобно, однако выбирать не приходилось.
Старший сменного наряда ОПС <Оперативно-поисковая служба ФСБ, занимающаяся преимущественно наблюдением за объектами.> капитан Константин Зимородок соорудил пирамиду из двух столов и кресла, оделся потеплее и даже накрылся пледом с головой. Шесть часов зимой у открытой форточки – это не шутки, без соответствующих мер предосторожности к концу дежурства наблюдатель обретет бронхит вкупе с насморком.
И это в лучшем случае.
В худшем – свалится с двухсторонней пневмонией.
Так что Зимородок берег себя вполне сознательно.
К тому же, у него не хватало людей.
Недокомплект личного состава был настолько хроническим и давним явлением, что воспринимался уже как само собой разумеющееся. Желающих рисковать своими здоровьем и жизнью за зарплату, эквивалентную ста-ста пятидесяти долларам США в месяц, находилось немного...
Константин был человеком среднего росточка, жилистым, с лицом сухощавым и властным, но неброским. В «наружке» яркая "афиша <Афиша – лицо (жарг.).> " только вредит.
На службу в ОПС Зимородок перешел из контрразведки, «спасаясь от изнурительного умственного труда», как он сам любил говорить. Птичья фамилия капитана многих вводила в заблуждение: каждый высокий начальник непременно указывал ему на недопустимость представляться оперативным позывным. А позывной-то у него была совсем другой, нежный – Клякса. До прихода в ФСБ Клякса с отличием закончил пограничное училище, проехал страну вдоль и поперек, был дважды ранен и в свои тридцать с половинкой лет обладал вполне приличным иконостасом боевых наград, которые, впрочем, никогда не носил.
Он сидел, умело расслабившись, чтобы не затекали мышцы и, особенно, шея, курил, автоматически прикрывая тлеющий огонек сигареты в сложенной ковшиком ладони, и мозолил веки резиновыми уплотнителями окуляров двенадцатикратного бинокля.
Кира на кухне варила кофе.
Уже час, как шла Кирина смена, но Зимородок жалел своего заместителя. Она была самым опытным сотрудником и единственной женщиной в группе.
Кира внесла сервированный поднос, остановилась у порога, хмыкнула:
– Ты как пограничник Карацупа в засаде. Не хватает только верного пса и ржавой «трехлинейки» с примкнутым штыком и зарубками на прикладе...
– Не в засаде, но в секрете, – меланхолично поправил Константин, ни на миг не прерывая наблюдения. – И зарубки на прикладе погранцы не ставят. Это снайперский прикол. А я не снайпер...
Они давно работали вместе и Кира понимала оперативную обстановку по тону и прибауткам своего боевого начальника.
Сама она свой век прожила в Питере, была женщиной домовитой, рассудительной и хозяйственной. Особенно маскироваться ей было без надобности – лишь параноик в период обострения своей мании заподозрил бы в скромненькой простушке оперуполномоченного с почти двадцатилетним стажем. Только серые глаза иногда выдавали ее – внимательные, усталые и, как у многих опытных «наружников», печальные.
Не к месту были такие глаза для ее круглого и конопатого миловидного лица.
– Чья квартира-то? – деловито спросила она, поставив поднос, уперев руки в бока и оглядывая углы.
– А что? – капитан затушил окурок в блюдце.
– Кресло вон взгромоздил… полировку поцарапаешь. Куришь в комнате…
– Я в форточку, не затягиваясь. – буркнул Зимородок и беззлобно добавил. – Мужа учи.
– Он уже ученый, курит на лестнице.
– Сочувствую… Квартира-то… помощника одного. Он в санатории… Дедок старый… Мы ему путевку, он нам квартирку. А то мерзли бы сейчас на улице, как валенки Брунса <Брунс – капитан Сомов, один из сотрудников сменного наряда ОПС УФСБ по СПб и Ленинградской области, на замену которому прибыла группа капитана Зимородка. См. роман Д. Черкасова «Головастик. Свой среди своих» (прим. редакции).> . Похвалила бы своего начальника за сообразительность...
– Умница ты наш, Кляксонька. Что бы мы без тебя делали? Пропали бы, – напевно выдала Кира и фыркнула.
– Пропали бы, факт. И не ерничай с начальником. Начальство этого не любит…
Последние слова Зимородок произнес задумчиво и все тише, внимательно припав к биноклю.
Кира тотчас насторожилась и встала у окна, приложив руки козырьком к глазам, пытаясь хоть что-то разглядеть через расписанные ледяными узорами стекла. С минуту в комнате стояла тревожная тишина. Потом Клякса перевел дыхание, чуть откинулся в кресле:
– Так о чем мы?
– О тебе, любимом. О том, какой ты мудрый, благородный и заботишься о личном составе.
– Ложная скромность мне не присуща, все воспринимаю за чистую монету… А в процессе подхалимажа надо тонко чувствовать меру… Иначе звучит как издевательство. Начальство этого не любит…
– Ты это уже говорил.
– Говорил, – согласился капитан. – Я вообще говорлив не по годам. И умен.
– И откуда столько умища? – Кира разлила кофе по чашкам.
– Богатый армейский опыт… Еще часик поторчим – и отправлю тебя на базу. Сегодня получка, кто-нибудь из управы нагрянет, а у нас там бардак. А начальство…
– Начальство этого не люби-ит! – в тон ему пропела Кира.
– Ох, Кобра, – Зимородок назвал заместителя по оперативному позывному, – и всё-то ты знаешь...
– Опыт семейной жизни. Не меньше твоего армейского.
Капитан посмотрел на фосфоресцирующие стрелки наградных «командирских» часов, которые ему вручили семь лет назад за успешное задержание двух контрабандистов, повадившихся пересекать российско-финскую границу верхом на специально приученных к упряжи кабанах. Хрюкающий гужевой транспорт за раз перетаскивал, помимо седоков, по сотне килограммов груза, чем сильно подрывал чухонскую систему налогообложения крепкой алкогольной продукции. Ибо, как и двадцать, и тридцать лет назад, в Финляндию тащили водку.
Ночь задержания двух смышленых "контрабасов <Контрабас – контрабандист (жарг.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики