ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Врежь ему еще, Эдди! — крикнул еще кто-то.
Смущенный и злой, Нат вдохнул и потряс головой, стараясь прийти в себя. Все случилось так быстро! Только что он тихо-мирно занимался своими делами, и вот теперь этот дурацкий англичанин хочет втоптать его в землю — и за что? Только за то, что он отказался от выпивки?
— Вставай, Нат!
Этот приказ заставил Ната посмотреть влево, и он слегка приободрился при виде жены, Шекспира и Джорджа. Уинона держала его «хоукен».
— Вставай, Убивающий Гризли! — взревел Джордж. — Покажи этому выскочке, за что тебе дали такое имя!
Оттолкнувшись от поросшей травой земли, Нат встал и сердито посмотрел на Малхара.
— Хочешь снова попытать счастья? — спросил тот.
— С радостью!
На этот раз, вместо того чтобы неподвижно стоять на месте, Нат стал отступать и уворачиваться, отражая сыпавшиеся на него удары; потом отпрыгнул влево. Ловкость Малхара невольно произвела на него впечатление, и он подумал — а не был ли англичанин профессиональным боксером? Нат читал в газетах о школе бокса, открывшейся в Лондоне в 1719 году и выпустившей немало отличных бойцов…
Из-за этих размышлений он едва не пропустил сокрушительный удар в лицо, который наверняка уложил бы его на месте, если бы достиг цели.
Наблюдавшие за дракой трапперы разразились криками: каждый подбадривал одного из бойцов, но большинство восторженных криков было адресовано Малхару.
Нату с огромным трудом удавалось держаться. В детстве ему, конечно, приходилось драться, но, став взрослым, он никогда ни с кем не дрался на кулаках. Нат решил, что его единственная надежда заключается в непрерывном движении; если он будет постоянно двигаться и уворачиваться, его будет труднее ударить. После многих недель, проведенных в седле, его ноги были далеко не в лучшем состоянии, и все же он делал что мог.
Англичанин начал выходить из себя, видя, что ему не удается быстро уложить соперника. Чем дольше они дрались, тем злее становился Малхар, его удары были уже не такими точными. Он принялся бормотать под нос проклятия.
Уворачиваясь от кулаков Малхара, Нат не замечал ничего вокруг и даже не подозревал, что опасность может поджидать с другой стороны. И вдруг кто-то поставил ему подножку, заставив упасть на четвереньки. Молодой человек, мельком заметив стоящего в первых рядах зрителей Гиганта, сразу все понял, но не успел ничего предпринять: Малхар быстро шагнул вперед и попытался пнуть его в голову.
Этот номер у него не прошел: Нат нырнул под мокасин англичанина, перекатился на бок, поймав другую ногу Малхара, и, дернув что было сил, опрокинул его навзничь. Тот быстро вскочил, но Нат тут же нанес противнику два мощных удара в лицо, справа и слева, заставив Малхара распластаться на земле.
— Хорошо сработано, Нат! — закричал Шекспир.
— А теперь откуси ему нос! — добавил Безумный Джордж.
Ната так и подмывало пнуть лежащего англичанина, но он справился с собой и шагнул в сторону, позволяя Малхару встать.
— Ты заплатишь за это, дьявол! — прорычал тот.
— Ты сам начал драку, — заметил Нат. — А я собираюсь ее закончить.
— Мечтать не вредно, мальчик!
Это презрительное замечание заставило Ната безрассудно ринуться в бой. Ему удалось еще дважды ударить англичанина, но недостаточно сильно, чтобы уложить на месте, зато сам он в ответ получил выворачивающий внутренности удар в живот. Следующий удар был направлен ему в лицо, однако Нат сумел увернуться.
— Проклятие! Стой на месте и дерись как мужчина!
— Может, мне еще дать себя связать? — с издевкой спросил Нат.
Отбросив всякую осторожность, Малхар снова устремился в атаку; издевательская усмешка исказила его лицо, пот выступил на лбу, крепкие руки так и мелькали.
Нат проворно уклонялся, подставляя под его кулаки предплечья, надеясь, что противник откроется, а он воспользуется этим. И вот наконец англичанин замахнулся правой рукой, держа левую у талии, и оставил открытым подбородок. Нат сделал правый хук, вложив в удар весь вес своего тела. Малхар тяжело рухнул на спину.
Зрители исступленно завопили.
До боли сжав кулаки, Нат подошел к противнику. Малхар со стоном сел, явно ошеломленный; струйка крови стекала из уголка рта. Потом англичанин издал короткий рык, затряс головой и поднялся.
Кто-то прокричал несколько слов по-французски.
Нату не терпелось закончить битву. Не теряя времени, он попытался пробиться сквозь защиту шатающегося Малхара, чьи движения теперь стали медленными и неуклюжими.
Англичанин почувствовал, что проигрывает, и в его глазах мелькнул страх. Это добавило Нату уверенности, он стиснул зубы и нанес противнику сокрушительный удар в нос. Колени Малхара подогнулись, шатаясь из стороны в сторону, он все же каким-то чудом сумел удержаться на ногах.
— Нет, — слабо пробормотал он.
— Да! — заявил Нат и нанес ему в лицо еще один удар правой. Потом еще левой и снова правой. Левой, правой, левой, правой — он бил и бил, смутно сознавая, что на его одежду брызжет кровь и что все зрители смолкли.
Нат не прекращал работать кулаками до тех пор, пока Малхар внезапно не рухнул… Но и тогда молодой человек продолжал стоять над поверженным врагом в ожидании, когда англичанин поднимается.
— Все кончено!
Это голос Шекспира?
Нат медленно приходил в себя, алый туман ярости перед глазами рассеялся, и Кинг уставился на окровавленное лицо Малхара, с трудом веря, что смог победить в таком бою.
— Нат?
Нехотя юноша опустил ноющие руки и обернулся. Шекспир и Уинона стояли рядом, глядя на него с уважением и участием.
— Как ты? — спросил траппер.
— Я в порядке, — пробормотал Нат и посмотрел на Малхара. — Во всяком случае, лучше, чем он.
— Никто еще не побеждал этого поганца в кулачном бою, — заметил Шекспир. — Наконец-то он получил по заслугам.
На Ната вдруг навалилась смертельная усталость. Он облизнул губы, чувствуя, как ноет все тело, как боль пульсирует в руках. Больше всего ему сейчас хотелось лечь и проспать целую неделю.
— Я слышал, что этот Малхар несколько лет занимался боксом в Англии, — сказал Шекспир. — Один раз он почти убил человека. А когда он напивается, то становится просто бичом божьим.
Уинона шагнула вперед и нежно приложила ладонь к щеке Ната; ее глаза светились любовью.
Ната окружили шумные смеющиеся трапперы, хлопая его по спине и сердечно поздравляя с победой.
— Хорошо сделано, Убивающий Гризли! — восхитился какой-то бородач. — Ты не посрамил своего имени! Проворный, как дикий кот, а уж какой крепкий!
— Точно! — вставил другой. — Благодаря тебе я только что выиграл сорок долларов.
— Меня зовут Свенсон, — сказал третий. — Заходи в мой лагерь, когда захочешь. Мне бы хотелось послушать истории о том, как ты убивал медведей.
Еще несколько минут Нат выслушивал похвалы, улыбался, кивал и что-то бормотал в ответ, смущенный таким вниманием. У него наконец появились друзья, целая дюжина, но какой ценой!
Когда толпа начала рассеиваться, он заметил, что его жена и лучший друг по-прежнему стоят рядом, с гордостью глядя на него.
— Нынче вечером о тебе будут говорить у всех лагерных костров, — предрек Шекспир.
— Значит, я везунчик.
Оглянувшись, Нат увидел, что Гигант и Лаклед уводят Эдварда Малхара, поддерживая его под руки. Шекспир проследил за взглядом друга:
— У Клеру ничего не вышло.
— О чем ты?
— Ты же не думаешь, что драка началась случайно? Все это было подстроено.
— Как? — спросил Нат.
Усталость притупляла его мысли, делала вялым и сонным.
— Малхар и Гигант — старые друзья. Не сомневаюсь, что Клеру уговорил англичанина затеять с тобой драку, — мрачно сказал Шекспир. — Он никогда не теряет времени, если хочет отплатить за унижение.
Все случившееся приобрело для Ната особый смысл, и он сжал зубы, кипя от ярости.
— Еще неизвестно, кто кому отплатит!
— Настанет час, и он свое получит, — пообещал Шекспир, внимательно рассматривая лицо Ната. — Нам лучше вернуться в лагерь. Уинона позаботится о твоих синяках и ссадине на подбородке.
Нат дотронулся до челюсти и с удивлением обнаружил, что один из ударов Малхара рассек кожу и на шею стекает кровь. Кинг вытер ее.
— А где Безумный Джордж? — спросил Нат, зашагав к лагерю рядом с траппером и Уиноной;
— Кто его знает? — пожал плечами Шекспир.
— Скажи, а что это болтал какой-то человек насчет выигранных сорока долларов?
— Он на тебя поставил.
— Поставил?
Шекспир кивнул:
— Трапперы любят держать пари и на что угодно — на победителя в скачках, в кулачной борьбе и тому подобном.
— И что, это приносит много денег?
— Я бы не сказал, что очень много. Это скорее дружеские пари — долларов двадцать, сорок. Время от времени какой-нибудь пьяница безрассудно ставит несколько сотен.
Нат посмотрел по сторонам и увидел, что многие трапперы бросают на него взгляды и вполголоса переговариваются. Молодой человек не был уверен, что ему нравится такое внимание. Едва разойдутся слухи о драке, его начнут считать бесшабашным человеком, с которым лучше не связываться. Зная, как трапперы любят преувеличивать, Нат не сомневался, что эта история будет сильно раздута; а после окончания встречи охотники разбредутся по Скалистым горам и в течение многих месяцев будут рассказывать у лагерных костров про его бой с Малхаром. И тогда он заработает себе репутацию не хуже, чем у Джима Боуи. Эта мысль заставила его улыбнуться. А что тут плохого?
— Хотел бы я знать, когда Клеру сделает следующую попытку, — заметил Шекспир.
— Думаешь, он снова попытается выкинуть что-нибудь эдакое?
— Конечно. Гигант и те шакалы, что болтаются с ним, жаждут твоих страданий.
— Как бы мне расстроить их планы…
— Ты можешь встать на колени перед Гигантом и умолять о прощении, — засмеялся траппер.
— Этого я никогда не сделаю!
— Я так и думал. Тогда убей их!
Нат резко остановился:
— Ты серьезно?
— Как никогда. Поменяйся с ними ролями — спровоцируй Клеру и его шайку на драку и прикончи.
— Как у тебя все просто!
Шекспир щелкнул пальцами:
— Все это и вправду просто.
— Осмелюсь заметить, что моих врагов пятеро, если считать англичанина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики