науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


У Николая было тревожное предчувствие, что это амурное приключение будет непохоже на все предыдущие, в глубине души он даже боялся, что увлечется слишком сильно. Но предчувствия его никогда не останавливали. Не в его натуре было медлить или отступать, он несся по жизни напролом, решив раз и навсегда, что если суждено свернуть себе шею — значит, чему быть, того не миновать.
Ники, тонкий знаток женщин, сознавал, что Алиса не просто красивее многих — она и в постели неповторима. Так стоит ли бояться серьезного увлечения? Да, она бриллиант чистой воды, и он был бы круглым дураком, отказавшись от нее! Он даже начинал понимать Форсеуса, не желавшего показывать Алису миру…
Мадам Вевей восторженно охала и непрерывно болтала с заказчицей.
Взмахом руки Ники подозвал Алису к себе. Она медленно подошла — юная, прекрасная, неотразимая.
— Улыбнись, радость моя! — приказал он. — Не забывай, ты должна доставлять мне удовольствие.
На лице ее появилась вымученная улыбка, и Ники рассмеялся, будто и не заметив ее усилий.
— Прекрасно! — сказал он весело. — Если бы ты постаралась вести себя так же мило, как мило ты выглядишь, лучшего нельзя было бы и пожелать.
— В данных обстоятельствах это невозможно, — прошептала Алиса, бросив на Ники исполненный презрения взгляд.
— Однако надежды терять не будем, — сказал Ники вполголоса, усаживая ее к себе на колени. — Мадам Вевей, покажите нам свои эскизы. Мы с кузиной отберем то, что нам понравится, и, надеемся, вы выполните наши заказы в кратчайшие сроки.
— Конечно, князь, конечно! Задержки не будет, смею вас уверить.
— Отпустите меня, мсье! — шепнула Алиса, с мольбой взглянув на Ники.
Она отлично понимала, почему он так себя ведет: ему хотелось продемонстрировать всему свету, что она — его очередная любовница.
— Нет, — ответил он коротко, как и полагается человеку, который волен своих действий не объяснять.
Так, прижимая ее к себе, Николай заказывал Алисе весь гардероб и делал это с таким размахом, что глаза мадам Вевей разгорелись в предвкушении невиданных доходов. Длилось это довольно долго, и, заметив, какой расстроенной выглядит Алиса, Ники едва не пожалел ее.
«Непременно следует купить ей драгоценностей», — подумал он. Алиса приносила ему столько радости, что он решил дать ей почувствовать, как приятно бывает, когда тебя воспринимают именно и только как женщину. В прошлом месяце он видел восхитительное изумрудное ожерелье у Фаберже. Такие роскошные подарки всегда трогают сердце женщины. При виде блеска рубинов и изумрудов тают все дамы без исключения.
— Пожалуй, это все, мадам Вевей. Моя кузина пока что поносит это зеленое платье. Надеюсь, через два дня вы доставите все самое необходимое, а затем и остальное.
— Можете не сомневаться, ваше сиятельство! — уверила его модистка. «Надо будет нанять еще одну швею», — решила она.
— Ну что ж, мадам, благодарю. Не провожайте, мы сами найдем дорогу.
Как только мадам Вевей удалилась, Алиса вскочила на ноги, Ники не удерживал ее. Сам он остался сидеть в кресле, глядя на нее с усмешливой улыбкой.
— Ты, верно, поразилась и моей щедрости, и тому, как я разбираюсь в дамской моде. Полагаю, мой вкус ты одобряешь, и… — Ники внезапно стал абсолютно серьезным. — Прошу тебя, Алиса, прости меня, — сказал он и тут же вновь расплылся в улыбке. — Подобное постыдное поведение для меня вполне обычно.
— Ну почему, Ники? — тихо спросила Алиса. — Зачем все это?
Она печально смотрела на него, удивляясь на саму себя, что не испытывает к нему ненависти.
«Потому что меня так к тебе тянет, что я с ума схожу! — подумал Ники. — Потому что ты и твоя дочурка — вы греете мне душу…»
— Потому! — сказал он вслух.
Алиса опустила голову.
— Мне следовало бы тебя ненавидеть, — тихо произнесла она.
— Но ты же меня не ненавидишь, — ответил он так же тихо.
— Нет. Но твоей содержанкой я быть не хочу.
Николай вдруг поразился тому, как разнятся их взгляды. Однако, поскольку он твердо решил, что сделает ее счастливой, то спорить не стал.
— Но мы можем остаться друзьями?
Ах, женщины все-таки непредсказуемы! Алиса просияла в ответ.
— Я бы очень этого хотела! Ты был так добр к нам с Кателиной… — И внезапно ее прекрасные глаза наполнились слезами.
— Разве я смогу когда-нибудь тебе за это отплатить?
— Вот уж ерунда! Я делал это ради собственного удовольствия. Ну, не плачь, дорогая, — сказал Николай странно напряженным голосом. — Вы с Кателиной доставляете мне несказанную радость. — Он нежно поцеловал Алису. — Все, вытри слезы. И пойдем поищем Кателину. Интересно, они уже купили новый поезд?
Следующая неделя пролетела незаметно. Ники каждый вечер старался проводить дома, а Алиса пыталась ни о чем не думать. Она целиком отдалась на волю своих чувств. Друзья по клубу скучали по Ники, но, когда о нем заходила речь, все многозначительно переглядывались, без слов намекая на то, что домашние радости сейчас ему интереснее любых других развлечений.
— Если бы мою постель согревала такая красотка, меня бы долго никто не увидел, — заявил как-то один из молодых офицеров.
— Ники показывается только на утренней поверке, а в полдень уезжает, — заметил другой. — Говорят, он даже с Софи расстался.
По утрам, пока Ники отсутствовал, Кателину и Алису возил по городу Алексей, весьма польщенный тем, что появляется всюду с загадочной красавицей. Алисе было приятно общество юного кузена Ники, который с радостью сопровождал ее во всех прогулках. Ники от таких развлечений откровенно скучал, и, если бы Алиса дожидалась, пока он соберется ее сопровождать, она бы никогда не увидела Петербурга во всей его красе.
За несколько дней они с Кателиной успели полюбоваться многими достопримечательностями. Зимний дворец, еще не окончательно восстановленный после пожара 1863 года, был виден прямо из окон особняка Кузановых, но Ники так и не удосужился сводить ее туда. Алексей же провел Алису не только по галереям Эрмитажа, где в царской коллекции были собраны работы лучших русских художников, но и в залы, куда обычных посетителей не пускали. Они гуляли по Летнему саду, посетили первый дворец Петра, Алексей показал ей Петропавловскую крепость, возвышавшуюся на противоположном берегу Невы. Целое утро они провели в Кунсткамере, первом в России собрании редкостей — от китайских манускриптов до коллекции скифских украшений.
Была и незабываемая поездка в Царское Село, где Алиса любовалась Янтарной комнатой, Камероновой галереей, залами, где стены и мебель были обиты желтым лионским шелком, расшитым крохотными птичками, сидящими на ветвях, и личной спальней Екатерины, которую та называла «табакеркой».
В Петергоф, летнюю резиденцию Петра, построенную Растрелли и по праву соперничавшую с Версалем, они отправились на пароходе. Там Алиса увидела два императорских дворца и множество изысканных летних павильонов, гуляла по лучшему в Европе парку, знаменитому своими неповторимыми фонтанами.
Город радовал удивительными красками. Желтое с белым Адмиралтейство, голубой, уносящийся ввысь Смольный собор, темно-розовый дворец Меньшикова… А многочисленные реки, каналы, мосты! Алиса была в восторге от города, по праву названному Северной Венецией.
Однако ни Алексей, на Алиса не замечали, что их каждый день всюду сопровождали двое незнакомцев. В пестрой петербургской толпе затеряться было несложно, а люди Форсеуса были опытны и выслеживали свою жертву осторожно, не привлекая внимания. Алиса ни разу не появилась на улице в одиночестве, но они были терпеливы. Дежурили они попарно, по восемь часов, и ждали лишь удобного случая, чтобы застигнуть Алису врасплох и доставить обратно к мужу. Форсеус был не настолько глуп, чтобы в открытую вести войну с таким влиятельным и опасным противником, как князь Кузанов, чья семья обласкана самим императором.
Часто прогулки заканчивались поездкой на Стрелку, откуда вся петербургская знать любовалась заходом солнца. Зрелище и в самом деле было удивительное: небо становилось золотисто-розовым, и огненный шар медленно опускался в неподвижную, словно стеклянную, гладь Финского залива. Алиса стояла как зачарованная, пока все вокруг не окутывали сиреневые сумерки. Эти красоты, однако, оставляли совершенно равнодушными соглядатаев, не спускавших глаз со своей жертвы.
Как-то утром Ники, опаздывая на полчаса в полк, торопливо и раздраженно натягивал на себя форму. Усевшись в кресло, уже полностью одетый, он пробормотал, запихивая ногу в сапог:
— Ну где, черт подери, этот Василий? Как нужен, так нет его!
Алиса в пеньюаре цвета морской волны сидела перед зеркалом.
— Позволь тебе напомнить, — улыбнулась она, — что десять дней назад ты строго-настрого запретил своему слуге беспокоить тебя по утрам.
— Я запретил? — Ники удивленно приподнял бровь. Заметив, как она покраснела, он усмехнулся и добавил: — Ну да, запретил. Теперь я плачу за свои удовольствия тем, что вынужден одеваться самостоятельно.
— Может, я помогу? — спросила Алиса, подойдя к нему.
— Нет, дорогая, не утруждай себя, — ответил он, надевая второй сапог. — Чего я разворчался, непонятно. Одеться я вполне в состоянии. Просто надоело опаздывать. Все над этим подтрунивают.
— Ники, — нерешительно сказала Алиса. — А одна минутка у тебя найдется?
— Конечно, любовь моя. — Ники повернулся к зеркалу и провел гребнем по волосам. — Так в чем дело, голубка моя? — спросил он, заметив, что Алиса молчит.
— Видишь ли… — Она запнулась, словно не могла подобрать нужных слов.
— Ну что? — Ники внимательно посмотрел на нее.
— Я не знаю, как сказать… В общем, я уверена, что беременна, — выпалила одним духом Алиса.
— Давно уверена? — спросил Николай невозмутимо.
— Около трех недель.
Алиса была поражена тем, как спокойно Ники воспринял эту новость. Она представить себе не могла, какова будет его реакция, и мучилась уже несколько дней, не зная, как ему сообщить. Услышав ее признание, он вполне мог бы предложить ей собрать вещи и убраться. А идти ей было некуда.
— Радость моя, успокойся! Почему ты так нервничаешь? Да, во мне много пороков, — сказал Ники с легкой усмешкой, — но, уверяю тебя, я никогда не выставлю беременную женщину на улицу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики