науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


К полудню головная боль улеглась, да и настроение улучшилось. Два однополчанина, майор Чернов и капитан Ильин, позвали Николая на пикник. Вместе с ними отправился его юный кузен Алексей. Они выбрали открытую полянку посреди березовой рощи, где и улеглись погреться на ласковом весеннем солнышке, подальше от крикливых цыганских девчонок, которым велели скрыться на время с глаз и сидеть тихо, пока не позовут.
Ники в мягчайших сапогах и вышитой крестьянской косоворотке лежал на молодой зеленой травке и сквозь полуприкрытые веки смотрел на солнышко. День был как на заказ — теплый, ласковый. На деревьях пробивались первые листочки, весело щебетали птицы.
Николай Михайлович Кузанов был мужчиной видным. В чертах его лица — высоких скулах и точеном профиле — просматривалось нечто от предков по материнской линии, выходцев с гор Кавказа. От отца-белоруса он унаследовал исполинский рост и мерцающие золотом глаза, опушенные иссиня-черными ресницами. Такие же огромные и бездонные глаза были на древних византийских иконах. Они могли быть нежными и задумчивыми, а когда надо, во взгляде их обладателя читалась недюжинная проницательность. Эти удивительные глаза и чувственный рот, сейчас недовольно сжатый, смягчали суровый облик князя.
Ники потянулся, словно огромная дикая кошка, и снова замер. Шелест берез, журчание ручейка и щебет птиц успокаивали, но, увы, только тело, а не душу. Ники мучила тоска, которая в последнее время стала его вечной спутницей, и избавиться от нее не удавалось никак. Уже много лет Ники вел жизнь, полную забав и удовольствий, но давно известно, что ничто так не приедается, как праздность…
Оперевшись на локоть, он приподнялся и окинул взглядом своих товарищей, сидевших вокруг скатерти с остатками пикника. Лед в серебряном ведерке давно растаял, полупустые бутылки поблескивали на солнце. Чернов с Ильиным играли в кости, метая их на серебряный поднос, а Алексей увлеченно читал какой-то роман Тургенева.
Николай вполуха прислушивался к болтовне своих приятелей.
— Сегодня вечером Цецилия моя. Ты уже две ночи с ней забавлялся, теперь очередь за мной, — ворчливо и обиженно говорил Чернов.
— Разве я виноват в том, что она меня предпочитает? — обезоруживающе улыбнулся Ильин.
— А мне плевать! Нынче вечером моя очередь! — настаивал Чернов.
— Да разве есть разница? — подал голос Николай. — По-моему, они все одинаковы, покладистые и услужливые, это только что наскучить может.
— Вот уж нет! Длинноногая Цецилия куда привлекательней толстушки Ольги, — с жаром возразил Чернов, тотчас вспомнив, как упоительно прошлым вечером танцевала Цецилия.
— Да полно тебе, Григорий, — сказал князь Кузанов, и в голосе его слышалось разочарование умудренного опытом тридцатитрехлетнего мужчины. — Они все цыганки и только этим отличаются от других баб. — Он снова улегся на спину и прикрыл глаза.
— Это тебе так кажется, Ники. Мне Цецилия нравится больше всех, и я сегодня своей очереди не упущу. — Чернов начинал злиться не на шутку.
Николай с легким презрением взглянул на кипятившегося приятеля.
— Как твоей душе будет угодно, — сказал он примирительно. — Ильин, ты, надеюсь, понимаешь, что я, будучи хозяином, должен угождать своим гостям. Может, сегодня ты согласишься на Таню? — предложил он вежливо, будто уговаривал гостя взять из двух груш ту, которая посочнее.
— С превеликим удовольствием! — охотно согласился Аристарх Ильин. Таня уже три месяца была любовницей Ники, и никто к ней и приблизиться не осмеливался, но раз уж Ники сам ее предлагал, отказываться было глупо.
— Я твердо убежден в том, — продолжал Николай невозмутимо, — что ежели хочешь выжить, надо все время искать новых развлечений, дабы избежать самого страшного — тоски и скуки. Таня мне наскучила, так что, если пожелаешь, Аристарх, я охотно уступлю ее тебе.
Ники был готов терпеть скуку, но до определенного предела, и Таня уже стала ему надоедать. Он решил, что по возвращении в Петербург сделает ей прощальный подарок — и этого будет довольно. К тому же он был уверен, что, если Ильин не захочет оставить Таню при себе, она быстро найдет нового покровителя.
Князь Кузанов был из тех аристократов, кто на досуге интересуется литературой, искусством и даже науками. Он бывал частым гостем на балах и званых вечерах, захаживал в клуб, играл умеренно, но прежде всего слыл неутомимым любовником и всегда находил объекты для своей страсти. В самых высших слоях петербургского общества, где он вращался, Ники вот уже пятнадцать лет считался выгодной партией, но даже самые предприимчивые мамаши и самые опытные свахи отчаялись заманить его в сети брака. Впрочем, не всякая мать согласилась бы отдать свою дочку за молодого князя. Николай был богат, знатен, удивительно хорош собой, когда нужно — мил и обаятелен, любим друзьями, обожаем родителями, но при этом слыл гулякой и развратником, отринувшим все условности морали. На мир он глядел с хладнокровием и уверенностью человека, с рождения облеченного богатством и высоким происхождением, и вел себя, как капризное дитя, обласканное фортуной и считающее мир лишь ареной для собственных удовольствий. Не случалось с ним в жизни такого, что заставило бы его пересмотреть свои взгляды.
— Ники! Ты просто не имеешь права так запросто распоряжаться Таней! — неожиданно воскликнул Алексей со всем пылом своих девятнадцати лет. — Крепостных больше нет!
— Да не бойся, Лешенька, я ее на мороз не выкину. Таня будет в надежных руках, — успокоил кузена Николай.
Он подумал, что, пожалуй, Алексей еще слишком молод, ни к чему ему знать подробности той вольной жизни, которую ведет его старший брат, и решил, что пора отослать его домой. Ему было известно, что мать Алексея, беспокоясь о своем младшем отпрыске, долго колебалась, прежде чем разрешить ему провести столько времени в обществе кузена Ники. Возможно, она была права. Сам Николай задолго до своих девятнадцати узнал жизнь с самых разных сторон, однако вполне вероятно, что молодое поколение — совсем иное. В конце концов, ведь новая эпоха на пороге, в стране все чаще случаются беспорядки, бродят революционные настроения… Может, Алексей и его сверстники целеустремленнее, серьезнее своих старших братьев? Революция 1848 года, когда за одну ночь рушились троны и менялись правительства, России едва коснулась, однако даже российское самодержавие поступилось кое-какими своими позициями, и в 1861 году было отменено крепостное право.
Николай воспитывался истинным аристократом, воспитывался в обществе, где целей в жизни ставить было не принято. Неужели за пятнадцать лет все так переменилось? Или Алексей просто по натуре осторожнее и рассудительнее его?
— О, благородство юных! — насмешливо воскликнул Ники. — С какой готовностью они готовы встать на защиту прекрасной дамы, как поспешны в своих выводах, как истово борются за правду! Это ты у Тургенева вычитал?
— А ты-то сам Тургенева читал? — спросил Алексей недоверчиво. Он никогда не видел, чтобы его кузен читал что-нибудь, кроме журналов.
— Читал, о юный наглец! Я, знаешь ли, грамоте обучен.
У Ники не было недостатка в свободном времени. «В самом деле, нельзя же на игру и девок тратить целые дни напролет», — усмехнулся он про себя.
— Искать правды никому не запрещено, — заявил Алексей. — И это куда лучше, чем пить, играть и развратничать. — Он смущенно замолчал, решив, что погорячился и нарушил дистанцию. Кузена своего он едва не боготворил.
Однако Ники не только не обиделся, но и был готов понять настроение Алексея.
— Вы, молодые люди, видите лишь черное и белое, — сказал он тихо и задумчиво. — Все хотите знать наверняка, ищете однозначных ответов на «проклятые вопросы». Со временем ты поймешь, что абсолютных истин не существует. А о Тане ты не беспокойся, я ей зла не причиню.
Николай вздохнул про себя и едва ли не позавидовал живости и искренности кузена. Неужели и сам он был когда-то так же молод? Увы, ответ на этот вопрос он знал прекрасно, просто старался не вгонять себя в тоску и не задумываться о семнадцати годах, пролетевших в праздности и пустых развлечениях.
Впрочем, Ники никогда не признавал абсолютных истин. С юности его обуревали сомнения. И он прекрасно знал, сколько в человеке слабости и порока. Реальная жизнь повергала его в уныние, может быть, отчасти поэтому он искал утешения в учении. Множество различных учителей перебывало в «Ле репоз», и целью их было преподать единственному сыну и наследнику князя Кузанова все доступные им науки. Ники еще в раннем возрасте изучил все великие цивилизации прошлого и лишь убедился в том, что достижения каждого из поколений — всего лишь тщетная попытка человечества преодолеть положенный порядок вещей.
Николай не питал никаких иллюзий относительно прогресса, мучился порой, ощущая собственную беспомощность, а чаще впадал в циничное настроение. Очень рано он научился разгонять тоску, предаваясь бездумному разгулу, — это помогало ему хоть на время утихомирить грызшего его червя беспокойства. Однако беспокойство не исчезало окончательно, он лишь отвлекался, ища забвения в вине и в женщинах.
Ильин прервал его мрачные размышления, воскликнув со свойственной ему жизнерадостностью:
— Да не волнуйся ты, Алексей! Уж я о красавице Тане позабочусь!
— Если она сама о тебе не позаботится, — заметил Николай с язвительной усмешкой. — Надеюсь, ты сумеешь ее покорить. Она, как любая женщина, никогда не бывает удовлетворена, хотя, в отличие от ненасытной баронессы Амалиенбург, берет за удовольствия недорого, — добавил он, вспомнив, как безудержна бывала Софи в своих желаниях, постоянно требуя то новых драгоценностей, то мехов.
— Ники, неужели душа твоя настолько темна, что в ней не осталось ни капли романтики? — усмехнулся Чернов.
— Разве что капля, — сухо ответил Николай. Цинизм его был порожден разочарованием и помогал ему хоть как-то сопротивляться накатывавшим на него волнам тоски. — По собственному, причем весьма немалому, опыту я знаю, что большинство женщин гораздо больше заинтересованы в моем состоянии, нежели в романтических струнах моей души.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики