науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Алиса открыла было рот, но тут же закрыла его снова, и глаза, трепеща от стыда, тоже закрыла.
— Ну хорошо, в следующий раз, — шепнул он, улыбнувшись, и снова приник к ней.
Николай вошел в нее так глубоко, как только возможно; движения его были сильны и размеренны, он сдерживал себя, потому что хотел, чтобы Алиса на этот раз насытила так внезапно проснувшиеся в ней желания первой. Он снова смотрел, как расцветают пунцовыми розами ее щеки, читал в ее горящих глазах рассказ о том, что она испытывает. Вскоре она опять взлетела на гребень волны наслаждения, и он поспешил за ней, почувствовав, что ее желания удовлетворены.
3
НЕПРОШЕНЫЕ ЗРИТЕЛИ
Успокоившись, они еще долго лежали, не размыкая объятий друг друга. Им казалось, что они в раю, вдвоем, наедине, и вдруг тишину прорезал чей-то насмешливый голос:
— Похоже, Ники, пари ты все-таки выиграл. Это мне наука. Не стоило сомневаться в твоем мастерстве. Должен признаться, я тебе даже завидую.
Выругавшись, Николай перевернулся на спину и увидел в двух шагах нагло ухмылявшегося Ильина. Рядом с ним, пожирая глазами роскошное тело Алисы, стоял Чернов, который ему по-свойски подмигнул.
Алиса после бури ласк лежала с закрытыми глазами, и Николай поспешно прикрыл ее своей рубахой. Он видел, как она медленно приходит в себя, возвращается из блаженного состояния, оказавшегося для нее невиданным чудом. Наконец Алиса открыла глаза, но явно еще не до конца осознала, где она и что с ней.
— Сволочи! — рявкнул на своих приятелей Николай.
— Ники, милый, не груби. Должны же мы были убедиться, что ты действительно выиграл это пари, — усмехнувшись, возразил Чернов.
— Как вы смели подглядывать?! — Николай был вне себя от ярости.
Алиса изумленно огляделась и наконец все поняла.
— О боже! — испуганно воскликнула она, придя в ужас от того, что лежит обнаженная перед двумя незнакомцами.
— Если вы через две секунды отсюда не уберетесь, я убью вас обоих! — прорычал Николай.
Отлично помня о том, что Ники слов на ветер не бросает, оба офицера развернулись и удалились. Однако Чернов ухитрился, обернувшись, послать Алисе на прощанье воздушный поцелуй.
— Да кому в голову могло прийти, что Ники так взбесится из-за нашей вполне невинной шалости? — искренне удивлялся он по дороге. — На моей памяти наш друг всегда относился к женщинам как забаве.
— Одно могу сказать: когда Ники в таком убийственном настроении, я предпочитаю убраться поскорее, не выясняя, почему и отчего, — отвечал Ильин с той сдержанной осторожностью, которая много раз служила ему добрую службу.
Оба они поспешили вернуться в поместье, дабы удовлетворить желания, которые пробудил в них вид обнаженной Алисы.
Когда шаги приятелей стихли, Николай обернулся к пребывавшей в полнейшем ужасе даме.
— Алиса, ради бога, прости моим друзьям их глупую шутку, — сказал он умоляюще.
Взглянув ей в лицо, Николай увидел, как по ее щеке покатилась слеза. «Черт бы подрал этих негодяев! — в сердцах подумал он. — Вот уж повезло так повезло!..»
С самого начала его мучили сомнения и подозрения, что он поступает недостойно, но он старался об этом не думать. Ники всегда жил так, как ему заблагорассудится, плевал на правила, забывал о доводах рассудка, не заботился о последствиях. Сейчас же его мучила совесть, он понимал, что причинил Алисе боль, унизил ее. Он чувствовал вину, и это ощущение было для него непривычно.
Кроме того, Николай не на шутку рассердился на приятелей. Будь он честен с самим собой, он бы понял, почему их так озадачила его ярость. Долгие годы они забавлялись с женщинами вместе. Откуда было Ильину с Черновым знать, что это совсем иной случай и делиться с ними своей забавой Ники вовсе не намерен?
— Прости меня, — произнес он вслух и пододвинулся к ней поближе.
Однако Алиса отпрянула от него; рука его повисла в воздухе.
— Прошу вас, уйдите, — прошептала она.
— Алиса, позволь, я объясню… — начал было Николай, пораженный тоской, которую увидел в ее глазах.
— Прошу вас, — повторила она едва слышно. — Идите, вы получили то, что хотели. — Она задрожала всем телом и воскликнула еще раз: — Уйдите!
— Как вам будет угодно, — Николай быстро оделся, извинившись, когда ему пришлось взять рубашку, прикрывавшую ее наготу. — Примите мои глубочайшие извинения, мадам, — сказал он ледяным голосом и поклонился.
Алиса смотрела невидящим взглядом куда-то мимо него. Он торопливо удалился, и в душе его боролись ярость и раздражение.
Для Алисы словно внезапно наступила ночь посреди ясного дня. Она рыдала без удержу, прижимая к себе свою рубашку, и тело ее содрогалось от стонов. Она стыдилась даже не того, что какие-то мужчины увидели ее без одежды, это бы она пережила. Ей было стыдно, что она так возжелала этого чужого, практически незнакомого человека, что добровольно отдалась ему. Ведь он ее ни к чему не принуждал, это был ее собственный выбор… Алиса плакала оттого, что сдалась, что оказалась безвольной. Она всегда считала себя достаточно твердой и решительной, и это помогало ей шесть лет выносить ненавистного супруга, которого она презирала. У нее хватало хладнокровия терпеливо планировать побег от него, и вдруг… Она унизила себя, испытав необъяснимое влечение к человеку, известному своей дурной репутацией и фривольным обращением с женщинами. А он наверняка счел ее всего лишь очередным своим развлечением!
После смерти родителей жизнь Алисы складывалась несчастливо. За несколько дней она лишилась всего, что любила, что было ей дорого. Родители ее умерли от инфлюэнцы в один день — лихорадка, заключившая их в свои смертельные объятия, так их и не выпустила. Ее очаровательная, жизнерадостная матушка и ученый, сдержанный отец впали в забытье, от которого уж не очнулись… Сколько раз потом Алиса жалела о том, что не умерла вместе с ними! Однако ее молодой и здоровый организм сумел побороть болезнь.
Вскорости — пожалуй, даже слишком быстро — последовало предложение руки и сердца от старого господина Форсеуса. Он сообщил, что говорил об этом с ее батюшкой и тот его всячески поддержал. Это казалось невероятным, но было, по-видимому, правдой, поскольку Форсеус дал Алисе прочесть весьма любезное письмо ее отца. Правда, о женитьбе там напрямую не упоминалось, но отец писал, что готов удовлетворить просьбу Форсеуса. Алиса решила, что он просто не успел поговорить с ней.
Впрочем, у нее все равно не было другого выхода. Оставшись без средств к существованию, она могла рассчитывать только на то, что ее возьмет в жены какой-нибудь состоятельный человек… Если бы через год не появилась Кателина, которую она обожала, у нее не было бы ни сил, ни желания продолжать подобное существование. Дочка была ее единственным утешением, смыслом всей жизни. Алиса давно уже перестала надеяться на радость и удовольствия для себя и жила только ради дочери. И вот единственный раз она забыла про голос разума, совершила отчаянную попытку урвать хоть немного счастья и оказалась так унижена!
Алиса снова заплакала — о своем разбитом сердце, о попранной гордости. Она плакала о всех несчастьях, всех горестях, которые выпадали ей на долю за эти годы, и уже не сдерживала рыданий. Наконец, выплакав все слезы, она велела себе собраться с духом и действовать. «Я выдержу весь этот ужас, — сказала она себе. — Кателина со мной, и, даст бог, скоро мы покинем Форсеуса и заживем своей жизнью». Алиса знала, что не совсем одинока. Арни, старый слуга отца, Мария, которая была еще ее собственной нянькой, и Ракель, няня Кателины, были ей преданны и всегда готовы ей помочь.
Алиса наскоро ополоснула лицо в реке, оделась, постаравшись, чтобы все выглядело как всегда, и, придав лицу выражение полнейшего спокойствия, отправилась домой.
Николай частично утолил свой гнев, в буквальном смысле вытолкав взашей Ильина с Черновым, осыпав их при этом всеми возможными проклятьями. Кузена Алексея он в выражениях куда более вежливых уговорил отправиться в Петербург и обещал к нему через несколько дней присоединиться. Цыганок тоже быстренько выпроводили, запихнув в одну карету, и они всю дорогу до Петербурга пересчитывали полученные от князя деньги.
Ники немедленно заперся с двумя бутылками коньяка в музыкальном салоне, и его гнев к концу второй бутылки перешел в меланхолическую задумчивость. Он заставлял музыкантов непрерывно играть тоскливые и тягучие финские песни, знакомые ему с детства. Цыганские предки матери Ники лет сто с лишним назад поселились к северу от Ладожского озера. Некий дворянин даровал им надел земли и добыл разрешение на жительство в благодарность за спасение жизни его единственного сына — мальчик едва не попал под копыта понесшей лошади. А строительство «Ле репоз» на северо-востоке от Виипури начал еще дед Ники с отцовской стороны, и это поместье стало любимым в семействе Кузановых. Там Ники провел все свое детство и северные традиции успел не только узнать, но и полюбить.
Он вполголоса подпевал почти всем песням и несколько раз просил музыкантов сыграть грустную мелодию, которую любил больше всего, — «Каллиоле Кукулалле». В этой песне говорилось о юноше, который привел свою возлюбленную в одиноко стоящую в лесу хижину, и они остались жить там вдали от людей. Слушая песню, Ники все глубже погружался в свои мрачные раздумья. Мысли об Алисе, воспоминания о ней никак его не покидали. То, что произошло между ними, было даже для него чем-то особенным, хотя он вкусил в своей жизни немало удовольствий. Она была красавицей, настоящей красавицей, причем такой невинной, открытой, безыскусной… Нет, ему было необходимо увидеть ее снова!
В час ночи в голову порядком захмелевшего Ники пришла потрясающая идея. Он махнул рукой музыкантам, гоня их прочь, и отправил посыльного с запиской в «Ле репоз» к отцовскому садовнику. Несказанно довольный своей изобретательностью, он заснул тяжелым пьяным сном, не забыв, однако, строго-настрого наказать, чтобы его разбудили, когда посыльный вернется.
В пятидесяти верстах, в залитой солнцем столовой «Ле репоз», главного имения князя Михаила Петровича Кузанова, являвшего собой образцовое хозяйство со ста семьюдесятью двумя тысячами десятин земли, родители Ники сидели вдвоем за ранним завтраком.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики