науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Прощание было теплым — все целовались, обнимались, желали друг другу всяческих благ, и только отец с сыном попрощались сухо, почти официально.
Карета ехала по пыльным петербургским улицам. Князь Михаил, с лица которого наконец сошло суровое выражение, взял жену за руку и сказал устало:
— Надеюсь, я не навредил этой очаровательной женщине. Как ты считаешь, не слишком ли я настаивал на этом браке?
— Нет, Миша. Наш сын пытается отрицать совершенно очевидный факт — он ее любит. Когда-нибудь он это признает. А в том, что Алиса любит Ники, я уверена абсолютно. Важно, чтобы у будущего ребенка были и мать, и отец. Не отчаивайся! Все будет хорошо.
Она потрепала его по руке, а потом мысленно прочитала старинный цыганский заговор — молодым на счастье. Княгиня лучше других знала своего сына и беспокоилась о невестке. Какая жизнь ее ждет? Ведь Ники такой независимый, упрямый, требовательный… Весь в отца!
— Больше ни за что не стану вмешиваться, — вздохнул князь Михаил. — Может, если их оставить в покое, они построят семью — на благо их самих и нашего будущего внука.
В глубине души князь мало на это надеялся и радовался лишь тому, что ребенок будет Кузановым, законным наследником всего семейного достояния. «Счастье деньгами не купить, однако при деньгах можно позволить себе утешаться роскошью», — цинично подумал князь.
Княгиня Катерина беспокоилась не напрасно — не прошло и нескольких недель, как Ники вернулся к своим старым привычкам. Поначалу он исправно посещал с Алисой балы, приемы, пикники, но светская суета его утомляла, и он либо мрачно стоял в сторонке, глядя на танцующую Алису, либо удалялся за карточный стол. Через месяц он даже не пытался скрыть, что светские обязанности ему невыносимы.
Все чаще Алису вместо Ники сопровождал Алексей, а потом и вовсе заменил своего кузена в том, что касалось светских развлечений. Алексей со всем пылом юности обожал Алису и был готов угождать любым ее прихотям. Алиса ценила его преданность и искренне была благодарна ему за компанию. Дружбу Алексея она ценила тем больше, чем чаще Ники предавался своим прежним увлечениям.
Алексей в душе сердился на Ники за его безразличие к жене, но мысли свои держал при себе. Ссора с Ники не сделала бы Алису счастливее; к тому же Алексей опасался, что Ники, разъярившись, откажет ему от дома, и тогда он лишится общества Алисы. Так что приходилось сдерживаться.
Вскоре Ники опять начал проводить ночи вне дома, вернувшись к выработавшимся за двадцать лет привычкам. В первый раз, когда это случилось, Алиса плакала навзрыд, что еще больше вывело из себя Ники. Увидев ее искаженное болью лицо, он набросился на нее с утроенной злобой.
— Да прекрати ты, черт подери! Знала ведь, за кого замуж выходишь! Или нет? — Голос его упал до свистящего шепота. — Вам было отлично известно, мадам, что я пьяница и развратник, но вы согласились стать сначала моей любовницей, а затем и женой. Так что не понимаю, чем вы сейчас так шокированы. Только не начинайте читать мне нотации о добродетелях и прочей чуши. Вы сами не были примером благонравия.
— Почему ты меня оскорбляешь? — прошептала Алиса сокрушенно.
— О, какие мы, оказывается, нежные! — воскликнул он, норовя обидеть ее побольнее. — И кто бы говорил! Разве не ты предаешься всем доступным удовольствиям и поощряешь многочисленных ухажеров? Но предупреждаю вас еще раз, мадам: не смейте и подумать о том, что вам дозволены, так сказать, побочные связи. Никакой мужчина не посмеет дотронуться до моей жены! И все дети, рожденные в этом браке, будут Кузановыми не только по имени, но и по происхождению. И еще одно. Надеюсь, впредь вы поостережетесь совать нос в мои дела.
С тех пор Алиса старалась не плакать при нем, а когда пыталась вновь с ним о чем-то поговорить, Ники просто разворачивался и уходил. В конце концов, ей пришлось смириться с его поведением, поскольку другого выбора у нее не было. Но как же ей порой хотелось закричать: «Поди прочь! Если я тебе не дорога, поди прочь!» Она не понимала, за что ей такое? За что такие страдания? Но ребенок, шевелившийся в утробе, вынуждал Алису искать защиты там, где ее предоставляли, хоть и ценой унижений.
«Неужели это тот самый Ники?» — думала она в отчаянии. Раньше, когда она была его любовницей, он бывал так добр, так нежен и страстен. А теперь он стал холоден и безразличен, он отдалился от нее и вел себя, как человек, который лишь по стечению обстоятельств живет с нею под одной крышей. Да, она дорого заплатила за то, чтобы сын ее носил его имя. Когда семя посеяно, мужчина может забыть об этом, скрыться, нарушить обещания, но женщина, которая вынашивает дитя, таких возможностей не имеет…
Чтобы как-то спастись, Алиса решила получать от мира, оказавшегося столь несовершенным, все, что возможно. Она не отгородится от жизни, она посвятит себя Кателине и младенцу, который родится. И этот ребенок по закону будет носить имя Кузанова. Пусть даже ее муж вернется к прежней жизни — впрочем, он уже вернулся. Но она, как ни больно ей было себе в этом признаться, не станет унижаться и вымаливать у него крохи любви и ласки!
И все же Алиса часто плакала и слез сдержать была не в силах. Разум не мог справиться с израненным сердцем. Ники больше не заходил к ней в спальню, а она знала, что он не может подолгу обходиться без женщин, и мысль об этом была для нее нестерпимо мучительна.
Между тем Ники проводил вечера в клубах, за картами, был молчалив, угрюм, подвержен внезапным приступам гнева, и друзья его замечали, что женитьба не пошла ему на пользу. Он даже пропустил летние маневры в Царском Селе, испросив по состоянию здоровья долгосрочный отпуск. В нынешнем своем настроении он не смог бы долго выносить общество товарищей по полку.
Он сильно пил, и все старались держаться от него подальше — было видно, что он не бежит от неприятностей, а ищет их. Устав от коньяка и карт, Ники отправлялся в одну из кофеен на островах, где пил черный кофе с лимоном и опиумом или курил гашиш. Тогда он становился менее раздражителен, да и меланхолия отступала.
Однако Ники с завидной пунктуальностью возвращался домой по утрам и ждал пробуждения Кателины. Она бежала в столовую и, завтракая, весело с ним болтала, а он в вечернем костюме сидел у тлеющего камина, и ничто его не занимало, кроме этой очаровательной девчушки.
Ники заботился о Кателине как только мог — покупал ей горы игрушек, выслушивал все ее рассказы, даже иногда водил ее гулять. Когда же наступало время утренних занятий Кателины, Ники отправлялся в свою спальню, где отсыпался до самого ужина, который проводил вместе с Алисой и ее дочкой в огромной парадной столовой. Снова одетый для вечера, он весело беседовал с Кателиной, а с Алисой лишь обменивался вежливыми фразами. Когда же Кателина ложилась спать, он, не говоря ни слова, снова исчезал на всю ночь.
Как-то вечером за ужином Алиса, набравшись смелости, спросила Ники, будет ли он на танцевальном вечере, который она собирается устроить в конце недели. Он, поколебавшись, уточнил, на какой именно день назначен прием, и сказал, как всегда, холодно:
— Постараюсь непременно быть, мадам. Прошу вас, напомните моему слуге, чтобы он разбудил меня пораньше и приготовил костюм.
Вечером в день приема Алиса, уже одетая, сидела в гостиной, когда туда вошел Ники с рюмкой коньяка — четвертой, выпитой им после того, как отправили спать Кателину. Он был одет, как всегда, с элегантной небрежностью в коричневый бархатный сюртук, изумительно шедший к его фигуре. При виде его у Алисы, как обычно, замерло сердце, и она очень рассердилась на себя.
Ники прошел на середину комнаты и заметил:
— Мадам, сегодня вечером вы выглядите изумительно. Это платье вам к лицу.
Алиса, получив первый за несколько недель комплимент, смущенно покраснела. Неужели сейчас, на пятом месяце беременности, она действительно может выглядеть хорошо? Впрочем, недаром же она так тщательно подбирала наряд. Ее изумрудно-зеленое атласное платье с бархатными рюшами по подолу и глубоким декольте подчеркивало налитую грудь, на которой красовалось изумрудное ожерелье. Прическу Алисы венчал венок из белых фиалок с зелеными бархатными бантиками.
Но Алиса радовалась недолго, поскольку Ники тут же добавил:
— Однако, мадам, прошу вас, резко не наклоняйтесь, иначе, того и гляди, вывалитесь из платья.
Он не мог без раздражения смотреть на Алису, выставившую свои прелести на публичное обозрение, и, решив бороться с приступом ревности, накачивал себя коньяком.
— Но декольте нынче в моде, — ответила Алиса сдержанно.
— Разврат и беспутство тоже, мадам! Но это отнюдь не означает, что они вам позволены, — возразил Ники.
Вместо ответа Алиса только взглянула на него искоса, и Ники продолжал:
— Позвольте предложить вам глоток коньяка, княгиня. Не знаю, как вы, а я чувствую необходимость подкрепиться перед предстоящим испытанием.
— Не понимаю, почему вы считаете это испытанием, князь, — холодно заметила Алиса. — А пить коньяк в моем положении не рекомендуется.
Двадцать минут они провели в напряженном молчании, но наконец начали собираться гости. Они поднимались по огромной мраморной лестнице, по бокам которой стояли две дюжины одетых в ливреи слуг, а князь и княгиня Кузановы встречали их наверху.
В разгар вечера Алиса, уставшая от раздраженных взглядов, которые бросал на нее Ники, напропалую кокетничала с несколькими молодыми людьми, вокруг нее увивавшимися. Ее осыпали комплиментами, называли первой красавицей Петербурга, и тем вечером она была вполне расположена принимать лесть. Она танцевала без устали, смеялась шуткам и даже позволила себе выпить несколько бокалов шампанского.
Когда к ней подошел майор Чернов, она его радушно приветствовала. Он, как всегда, смотрел ей прямо в вырез платья, и Алиса с улыбкой подумала о том, как легко мужчины при виде полуобнаженной женской груди теряют голову.
Ники стоял неподалеку в компании своих приятелей по клубу, пил коньяк и лишь краем уха прислушивался к разговору о двух новых танцовщицах. Он следил взглядом за Алисой, и чем дольше длился вечер, тем больше он злился.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики