науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

ему с блеском удалось отвлечь Алису от ее горестных воспоминаний. Она заговорила легко и свободно — рассказывала о том, как восхищается новыми художниками, которые не только профессионально владеют кистью, но пишут картины на социально значимые темы, о том, какой резонанс это имеет в обществе. Николай практически ничего об этом не знал, а Алиса с дрожью в голосе вспоминала, какой смелый поступок совершили Крамской и его соученики, когда покинули академию и стали именоваться передвижниками. Оказывается, она была горячей поклонницей Чернышевского, который утверждал, что действительность главенствует над ее воплощением в искусстве.
— Видите ли, мои родители тоже многое рисовали с натуры, работали не только в студии, но и на пленэре. Для их поколения это было революционным шагом. Дело в том, что они были знакомы со многими из французских художников, обитавших в Барбизоне. Для них натура была превыше всего.
— А, да… Это же предшественники нынешних парижских художников… Как их называют? Кажется, импрессионисты?
— Именно так! — радостно кивнула Алиса. После смерти родителей ей ни с кем не удавалось поговорить об искусстве. — Но, знаете, передвижники мне ближе. А Репин! — выдохнула она с восторгом. — Какие темы! Слезы на глаза наворачиваются…
— Над своей последней картиной, «Бурлаки на Волге», он работал три года. Я видел ее. Это восхитительно, — подхватил Ники.
— О! — воскликнула пораженная Алиса.
И дальше она говорила без удержу, Николаю нужно было только время от времени вставлять соответствующие реплики. Слава богу, он был немного знаком с новыми веяниями в живописи, особенно европейской, поскольку прожил два года в Париже. Впрочем, и на петербургских выставках, куда он сопровождал графиню Амалиенбург, любившую покрасоваться на модных вернисажах, он тоже кое-что успевал рассмотреть. Ники, всегда изображавший из себя человека равнодушного, был на самом деле наделен острым умом и исключительной наблюдательностью. Он примечал многое, причем делал это незаметно для окружающих. Правда, пейзаж Шишкина и приобретенный вместе с ним небольшой натюрморт Саврасова он тут же отослал матери и до сегодняшнего дня даже не вспоминал о них.
— У меня в поместье и каталоги выставок, и тот Шишкин, о котором я вам рассказывал, — солгал Ники. — Может, вы как-нибудь заглянете ко мне на чай? Заодно и посмотрите их, — предложил он с ходу, решив, что надо нынче же вечером послать к Ивану в Петербург — пусть срочно доставит и каталоги, и картину.
— Нет-нет! — воскликнула Алиса испуганно. — Это невозможно! Простите, я бы с радостью, но… — Она запнулась.
«Неужели мои намерения столь очевидны?» — подумал Ники озадаченно и решил не настаивать. Он быстро сменил тему, приложив все усилия, чтобы рассеять тревогу, которую вызвало его приглашение.
Николай не мог знать, что ее страх был вызван вовсе не его поведением. Алиса боялась мужа. Вольдемар Форсеус был человеком суровым и даже поднял на нее руку — ударил не слишком сильно, но вполне достаточно, чтобы ее напугать. После рождения их дочери Форсеус стал почти полностью равнодушен к жене, но с некоторых пор снова начал требовать от нее вещей странных и неприятных. Алиса пришла в панический ужас, и день ото дня ее решимость убежать вместе с дочерью, не думая о возможных последствиях, крепла все больше. Последние несколько месяцев были просто невыносимыми, и ей порой казалось, что дольше она этого не выдержит.
Следующие четверть часа Ники непринужденно болтал о всякой ерунде, и ему удалось не только успокоить Алису, но и даже заставить ее вновь улыбаться. Решив, что лучше всего откланяться именно сейчас, оставив ее в хорошем расположении духа, он поднялся с земли и, склонившись над Алисой в изящном поклоне, сказал дружески:
— Если вы и завтра будете здесь на этюдах, позвольте мне принести каталоги сюда.
— О, не знаю, право… Я не могу, то есть… Наверное, не стоит, — забормотала она растерянно.
— Ничего страшного, если у вас возникнут иные планы, — уверил он ее. — Я в настоящее время относительно свободен, и, даже если вас здесь не будет, прогулка только пойдет мне на пользу. — Он слегка улыбнулся. — Счастлив был с вами познакомиться, госпожа Форсеус. Всего доброго!
— Всего доброго, мсье, — тихо ответила она.
Отвесив ей почтительный поклон, князь медленно удалился, а Алиса осталась наедине с противоречивыми чувствами, боровшимися в ее смятенной душе. Он был так хорош собой, и вид у него был такой необычный… Алиса не могла забыть прожигающего насквозь взгляда его золотистых глаз. К тому же князь Кузанов обладал не только чисто мужской привлекательностью. Он оказался интереснейшим собеседником, был к ней внимателен и был весьма осведомлен в новейших течениях живописи. Это Алисе было особенно приятно: ей до сих пор приходилось довольствоваться лишь случайными журналами, которые можно было изредка найти в Виипури.
Алиса не позволяла себе думать о красоте князя. За шесть лет, прошедших с тех пор, как она была вынуждена сочетаться браком с шестидесятилетним Форсеусом, никто не был с ней так мил и внимателен. Случайное знакомство с соседом озадачило ее и привело в состояние странного возбуждения. Она больше не могла сосредоточиться на своем пейзаже, не могла думать ни о цвете, ни о линии и понимала, что страстно желает одного — увидеться с князем завтра. Но может ли она позволить себе слушаться тех чувств, которые пробудила в ней их сегодняшняя встреча? Если бы муж ее был дома, у нее бы не было выбора. Но он находился в отсутствии, и надо же было такому случиться — именно в эти несколько дней свободы от его повседневной тирании в Алисиной жизни появился князь Кузанов.
Собрав свои рисовальные принадлежности, Алиса медленно побрела домой, погруженная в тревожные мысли. Ее пятилетняя дочурка Кателина как раз проснулась после дневного сна, и общение с ней помогло Алисе хотя бы на время избавиться от беспокойных ощущений, пробужденных в ней князем Кузановым.
Вернувшись в поместье, Ники попал под шквал грубоватых и бесцеремонных расспросов, коими осыпали его уже слегка подвыпившие Чернов и Ильин.
— Ну, чего удалось добиться нашему петербургскому герою? — Ильин громогласно расхохотался. Его приводило в восторг то, какую труднодоступную жертву выбрал он своему другу, и в выигрыше своем он не сомневался ни секунды.
— Костюм твой в безукоризненном порядке, — ехидно заметил Чернов. — Неужто день прошел впустую, Ники? Теряешь навыки?
Николай вполне добродушно вынес все шуточки приятелей, сопровождаемые весьма недвусмысленными жестами. Казарменным юмором его было не удивить, а достижениями своими он был весьма доволен. Он предвкушал соблазнение неспешное, обстоятельное, предвкушал сладость победы.
— Друзья мои, госпожа Форсеус — это вам не обычная шлюшка, — с обезоруживающим спокойствием заявил Ники. — Она, к удивлению моему, хоть и замужем за этим купцом Форсеусом, происходит из семьи благородной и получила должное воспитание. По-французски говорит свободно и без акцента. Кроме того, это очаровательная юная особа, совершенно неискушенная, необъезженная, поэтому приручать ее следует медленно и осторожно. Сегодняшний день я не могу счесть совершенно неудачным, так что ты, Ильин, пока что на выигрыш не рассчитывай.
Ники никак не ожидал, что Алиса окажется благородного происхождения и воспитания, и это его почему-то приятно волновало. Впрочем, когда речь шла об удовольствиях, он бывал вполне демократичен и о классовых предрассудках забывал. Его сексуальные отношения строились вне зависимости от национальности, социальной принадлежности или вероисповедания — здесь для него были все равны.
В тот вечер Николай воздерживался от пьянства, танцев и разврата. С легким раздражением, но вполне равнодушно взирал он на дикие забавы своих напившихся приятелей, а спать удалился, к несказанному удивлению слуг, сравнительно рано — и к тому же трезвый. Слуги забеспокоились — уж не заболел ли хозяин?
Надо сказать, дворня обожала молодого князя. Несмотря на свое пьянство и беспутство, Николай был человеком по-старомодному ответственным перед теми, кто ему прислуживал, и неизменно бывал с ними щедр. Кое-кто из приятелей воспринимал это как мягкотелость, кто-то как странность, но он искренне интересовался делами своих слуг, частенько шутил и смеялся с ними, порой принимал участие в их забавах. Верховой езде его обучали старые финны из отцовского поместья. Страсть к охоте порой мешала Ники уделять должное внимание воинской службе, но командир полка его любил и частенько прикрывал, когда Ники задерживался в отпуске или отсутствовал без разрешения.
Николай, об опасениях слуг не подозревавший, проспал всю ночь глубоким сном, Алиса же была натурой трепетной. Всю ночь она ворочалась без сна, в тягостных раздумьях о том, следует ли ей встречаться с князем Кузановым. Заснула она только под утро, так и не приняв решения.
До Петербурга было больше ста верст, так что Николай еще вечером отправил посыльного с письмом Ивану, в котором велел собрать все каталоги по современной живописи, какие только есть в библиотеке, и тотчас отослать ему. Иван должен был также отправить в поместье пейзаж Шишкина.
Утром следующего дня каталоги были у Ники. Иван прислал письмо, в котором сообщал, что картину привезут в карете, поскольку она довольно велика и верховому ее не доставить. Николай отобрал четыре самых новых каталога, которые, по его мнению, должны были заинтересовать госпожу Форсеус, и ушел, не будя своих приятелей, которые, хоть было уже далеко за полдень, все еще почивали.
В деревне молодой князь предпочитал ходить в лосинах и косоворотке; одетый именно так, с книгами под мышкой, он направился к лугу на противоположном берегу обмелевшей речушки. Там он улегся на молоденькую травку, закинув руки за голову, и стал ждать Алису. Николай намеренно пришел пораньше, рассчитав, что это самый верный ход: он помнил, как Алиса вчера колебалась, и боялся, что, если не окажется на месте встречи первым, она может передумать и уйти.
Ники скрашивал себе ожидание, перебирая в уме все прелести очаровательной госпожи Форсеус, пока это упоительное занятие не было прервано появлением самого объекта мечтаний.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики