ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она еще раз постаралась спокойно сопоставить все симптомы: болезненно набухшие груди, тошнота по утрам, частые головокружения и, главное, отсутствие месячных. Да, все это вместе может означать только одно: она беременна! Кейт все еще боялась в это поверить.
«У меня будет ребенок, ребенок от Брайана», — шептала она. На миг ее больно кольнула мысль, что ребенок никогда не узнает своего отца. Прикусив губу, Кейт зажмурилась и сказала себе, что вместе с маленьким появится на свет и часть Брайана — а значит, он не потерян для нее навсегда!.. Пока она одевалась и жарила яичницу на завтрак, эта удивительная, непривычная мысль не оставляла ее ни на минуту. Конечно, шумная компания за столом несколько отвлекала ее, но все равно она как будто светилась изнутри покойным, радостным светом, и боль, которая всегда была с ней, казалась уже не такой невыносимой.
Вероятно, именно это ощущение счастья и покоя дало ей силы взяться за дело, которое откладывалось уже столько времени — уборку комнаты Джонатана. Она терпеливо ждала вот уже три недели, но хозяин, по-видимому, и не думал наводить у себя порядок.
Ступив на порог, Кейт огляделась. Дверь сюда обычно была закрыта, так что ей впервые предоставилась возможность увидеть всю комнату целиком. Смятая постель, так смутившая ее прошлый раз, пожалуй, даже терялась посреди общего хаоса. Сразу же за дверью, у стены, возвышался большой деревянный секретер. «Секретер?.. Здесь?» — поразилась Кейт. Вероятно, Джонатану пришлось гнать на Запад целый караван мулов, чтобы перевезти сюда блага цивилизации.
Впрочем, пользовался он этими благами по-своему: столешница секретера была беспорядочно завалена бумагами, полки для книг за стеклянными дверцами пустовали, а книги Джонатана грудами свалены на полу. Нет, все-таки он невозможный человек! Из кожи вон готов лезть, лишь бы все кругом захламить.
Кейт заправила постель, прибрала на комоде, и на душе у нее постепенно потеплело. Вспомнилось бабушкино присловье, что «лучшее счастье — семью свою обихаживать». Вот уж поистине — «обихаживать» Кентреллов можно до изнеможения, подумала Кейт и тут же почувствовала укол совести.
Действительно, как ни радостно налаживать быт для Джонатана Кентрелла и его сыновей — все же это не ее семья. Ее муж лежит в одинокой могиле посреди равнины, а что станется с ее ребенком — одному Богу ведомо. Как-то еще поведет себя Джонатан, когда узнает о ее положении?
Выдвинув ящик комода, чтобы убрать туда заштопанные еще неделю назад носки, она заметила на дне, под грудой белья, золоченую рамку. Любопытство оказалось сильнее щепетильности, и Кейт извлекла заинтересовавший ее предмет. С первого же взгляда было ясно, что на портрете изображена мать мальчиков: серо-голубые глаза и дружелюбная улыбка Леви и густые черные волосы Коула не оставляли в этом ни малейших сомнений.
До сих пор Кейт представляла себе жену Джонатана необыкновенной красавицей и теперь разглядывала женщину на портрете с некоторым удивлением. Несмотря на приятные черты, красавицей она все-таки не была. Однако в ее наружности было кое-что необыкновенное — и прежде всего она поражала своей удивительной хрупкостью и миниатюрностью.
Кейт бережно убрала портрет на место и задвинула ящик. Она не могла понять: почему портрет жены Джонатан хранит в комоде, а не где-нибудь на виду? Будь у нее портрет Брайана, она бы всегда держала его перед глазами.
Затем внимание Кейт переключилось на секретер. Она отворила стеклянные дверцы и начала поднимать с пола книги. Расставляя на полках толстые фолианты в кожаных переплетах, она нашла среди них все: литературу, философию, математику, естествознание, даже поэзию.
Поднимая последние тома, Кейт с любопытством поглядывала на деревянный ящик на полу, скрытый до сих пор за стопками книг. Затворив стеклянные дверцы, она заглянула под крышку ящика. В нос ударил сильный запах скипидара. Когда она поняла, что в ящике, глаза ее расширились от удивления. Кисти, краски, холсты… Боже правый, он еще и художник! Внезапно до нее дошло назначение ее теперешней спальни. Эта комнатушка служила Джонатану студией и вместе с тем рабочим кабинетом, а огромное окно и необычные ставни предназначались для того, чтобы регулировать освещение. Потому-то и книги в его комнате лежали до сих пор на полу: видимо, после переезда он еще не собрался расставить их на новом месте.
«Интересно, есть ли на свете хоть одно дело, за которое бы не брался Джонатан Кентрелл?» — подумала Кейт и тут же устыдилась собственной ироничности: ведь этот умный и, безусловно, замечательный человек так много для нее сделал. С новой энергией она принялась разгребать ворох бумаг на столе и складывать их стопкой, стараясь ничего не перепутать.
Ее внимание привлек необычно большой пергамент, небрежно задвинутый хозяином в самый угол. Взяв его в руки, Кейт подошла поближе к окну.
Пергамент, по-видимому, представлял собой некое свидетельство, но что именно он свидетельствовал, определить было трудно, поскольку он весь, от начала до конца, был составлен на латыни. Кейт удалось разобрать лишь выгнутую дугой надпись «Принстонский университет» наверху да имя Джонатана в середине. А вот слово, стоящее перед именем, ей никак не давалось. Всматриваясь в витиевато начертанные буквы, Кейт медленно произносила вслух: «П-р-о-ф-е-л-л…» Нет, «с-с-о-р», «профессор». Джонатан Кентрелл — профессор? Неужели такое возможно?
В полном смятении Кейт сунула пергамент в стопку бумаг. Понятно теперь, почему его сыновьям приходится зубрить латынь и высшую математику.
— Кейт! — послышался из кухни голос Джонатана.
Она вздрогнула, словно пойманная на месте преступления, торопливо подняла расчищенную от бумаг столешницу и закрыла секретер.
— У нас есть кофе?
Вздохнув поглубже, чтобы унять бешеный стук в груди, Кейт постаралась принять более или менее невинный вид.
— Кофе на плите, у стены. Я тут приводила в порядок вашу комнату. Надеюсь, вы не… — Она шагнула на кухню и невольно умолкла, потому что чуть не столкнулась нос к носу с Клеем Лангтоном.
Тот немедленно снял шляпу и сказал:
— Доброе утро, миссис Мерфи.
Кейт слегка наклонила голову.
— Мистер Лангтон.
— У нас тут, на Западе, в основном обходятся без формальностей. Зовите меня просто Клей.
Его улыбка была безупречна, но все же не так хороша, как у Джонатана, — вероятно, ямочек на щеках не хватает, подумала Кейт. Зато она тотчас поддалась обаянию тягучего южного выговора.
— Что ж, в таком случае я — Кейт.
— Клею пришла посылка от сестры, — Джонатан показал кипу газет, — он сразу принес мне.
— Я же знаю, что Джонатан просто жить не может без новостей, — улыбнулся Клей. — Ему так не терпелось в них погрузиться, что он даже пригласил меня на кофе, лишь бы поскорее приступить к чтению. Не возражаете?
— Нет, конечно. — Кейт направилась к плите. — Я как раз собиралась вынимать пирог. Найдется у вас время для кусочка пирога с черникой?
— У меня всегда найдется время для кусочка пирога с черникой, тем более в обществе такой прекрасной дамы.
Кейт вспыхнула от неожиданного комплимента и поспешно отвернулась.
Когда она ставила перед Джонатаном кофе с пирогом, тот уже надевал очки. «Спасибо», — пробормотал он, развернул газету и вскоре углубился в нее целиком, предоставив Кейт самостоятельно развлекать юстя.
— Как вам нравится у нас в Вайоминге, Кейт? — спросил Клей.
Ей вспомнилось, какой маленькой и беспомощной она казалась себе еще совсем недавно, проезжая по этой пустынной, иссушенной горячими ветрами земле… Зато здесь она впервые увидела такие величественные горы и невообразимые закаты.
— Думаю, что Вайоминг не для малодушных, — сказала она вслух. — Но мне начинает тут нравиться.
Ни Кейт, ни ее собеседник не заметили искоса брошенного на них взгляда и услышали только, как Джонатан пробормотал:
— Провалиться мне на этом месте — мексиканцы наконец сбросили Максимилиана! — Он взглянул на дату. — Боже, газете-то уже больше года.
— Это самая старая, остальные поновее. — Клей опять обернулся к Кейт. — Как видите, у здешней жизни свои недостатки. Новости, к примеру, доходят до нас уже с бородой. И, что еще хуже, тут почти нет женщин, а ведь только они облагораживают жизнь. — Он откусил кусочек пирога и зажмурился от удовольствия. — О, какое блаженство! Последний раз я ел такой пирог еще до войны.
Джонатан оторвался от второй газеты и произнес чуть громче обычного:
— Смотрите-ка, в Юте Тихоокеанская армия северян соединилась с Центральной Тихоокеанской. Чарли должен мне за это шесть монет! — Его взгляд снова упал на газету. — Пишут, что поездка из Нью-Йорка в Калифорнию теперь занимает меньше месяца.
Перед глазами Кейт снова встало их трагическое путешествие на Запад. Пережди они тогда несколько месяцев, можно было бы проехать большую часть пути поездом, и Брайан, наверное, был бы сейчас жив.
— Что бы вы на это сказали, Кейт?
Кейт вздрогнула: она понятия не имела, о чем спрашивал ее Клей.
— Простите, я… задумалась о своем.
Возможно, ее рассеянность и не понравилась Клею, однако, будучи истинным джентльменом, он никак этого не показал.
— Я спросил: не хотели бы вы как-нибудь прогуляться верхом?
— Верхом? — удивленно моргнула Кейт. — Но… я не могу!
— Если вы беспокоитесь насчет лошади, то у меня как раз есть прекрасная смирная кобылка, под седлом ходит просто превосходно — я с удовольствием вам ее…
— Ах нет, не в этом дело, — перебила Кейт. — Просто я совсем не умею ездить верхом, я ведь выросла в городе.
— Тогда, может быть, покатаемся в коляске? — тут же нашелся Клей.
Кейт замотала головой.
— Боюсь, что…
— Отличная мысль, Клей, — сказал Джонатан, снова отрываясь от газеты. — Только вряд ли из нее что-то получится: Кейт ведь все время занята.
Кейт замерла на полуслове. Ах вот как? Джонатан, кажется, собрался указывать, как и с кем ей проводить свободное время!
— В коляске? С удовольствием. Клей. У меня ведь есть выходной. — Она метнула торжествующий взгляд на Джонатана. — Как раз в это воскресенье.
— Вот и прекрасно!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики