ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я ведь теперь Том Филдинг.
Некоторое время оба молчали.
— Ты скрываешься от правосудия, да?
Он невесело рассмеялся.
— Кабы все было так просто, я бы давно уже пошел и сдался властям!
— Ах, Бога ради, Патрик! — Кейт даже не пыталась скрыть раздражение. — Прекрати морочить мне голову и сейчас же объясни, в чем дело.
— Хорошо. Как вы, вероятно, поняли, я сбежал тогда из дома, чтобы записаться в армию.
— Мы догадывались, хотя и не могли знать точно.
— Так вот, солдат из меня получился никудышный. В первом же бою меня взяли в плен, и моя военная карьера закончилась в Андерсон-вилле.
— В Андерсон-вилле! — ужаснулась Кейт. Ей, как и всем, приходилось слышать о зверствах, чинимых конфедератами в лагерях для военнопленных, и как раз об Андерсон-вилле ходила самая дурная слава.
— Если бы не один человек по имени Френк Джонсон, мне бы не выжить. Не знаю уж, почему он взялся мне помогать, — но пару раз он точно спас мне жизнь. Потом он сам заболел, и тогда мне пришлось его выхаживать. После Брайана он был мне самым близким другом. Месяца через два нам с ним удалось бежать. Мы пробрались в Канзас, там Фрэнк разыскал своего брата, и мы вступили к нему в отряд. Брата звали Кнут.
— Кнут? — удивилась Кейт. — Что за имя такое?
— Это не имя, а прозвище: очень уж он лихо управлялся с кнутом. Погоняя четверку, например, мог смахнуть муху с уха передней лошади — так что упряжка даже с шага не сбивалась.
— Полезное занятие, ничего не скажешь!
— Да, я тогда им искренне восхищался. Ах, какой я был глупец! Мне даже не приходило в голову выяснить у Фрэнка, чем занимаются все эти люди… Первый месяц я почти не отлучался из лагеря. Я еще не вполне оправился и из-за слабости почти ничего не мог делать, разве что кашеварить да ходить за лошадьми. Но время шло, и однажды Кнут решил взять меня с собой.
Патрик умолк и невидящими глазами уставился в пустоту. Он заметно осунулся — видно, воспоминания, несмотря на давность лет, все еще терзали его.
— Патрик, — тихо позвала Кейт, когда молчание слишком затянулось.
В первую секунду Патрик словно бы не мог сообразить, где он, но постепенно его взгляд снова сосредоточился на лице сестры.
— Ах да, извини. Ты когда-нибудь слышала о так называемых «Квантрилльских мстителях», партизанах-конфедератах?
— Да.
— У Кнута Джонсона была, по сути, та же философия, только по другую сторону фронта. Он объявил всех, кто сочувствовал южанам, врагами Соединенных Штатов. А раз так, то с ними можно делать все что вздумается. В тот день он собирался совершить налет на два небольших городка, в которых, как ему донесли, имелись сторонники Конфедерации. И я, дурак, ведать не ведал, что у него на уме, — пока мы не въехали в город и не открыли огонь. Они вели себя как звери, Катарина, и к политике все это не имело никакого отношения. На моих глазах человек, которого я знал — вернее, считал, что знаю, — изнасиловал девочку, а потом застрелил ее в упор. — Он обессиленно провел рукой по лицу. — Я бежал без оглядки. Не помню теперь, сознавал я или нет, куда бегу, но в конце концов я добрался до соседнего городка и успел предупредить шерифа, что Кнут направляется к ним. Когда появились налетчики, весь город уже поджидал их. Фрэнк… — Патрик зажмурился и судорожно сглотнул. — Пуля угодила ему в грудь, и он умер… чуть не у самых моих ног.
— Ох, Патрик…
— Кнуту и еще нескольким головорезам удалось уйти. Я уже думал, что со всем этим покончено, но я ошибся. Вскоре Кнут меня нашел. Его сообщники привязали меня к дереву, и он начал стегать меня своей проклятой плеткой…
— Нет! — Кейт в ужасе зажала рот рукой.
Патрик, кажется, совершенно забыл о сестре и смотрел куда-то сквозь нее.
— Порой я даже жалею, что он не прикончил меня в ту ночь, — кто-то его тогда спугнул. С тех пор он вот уже шесть лет преследует меня, и шесть лет я ускользаю от него — но в конце концов он опять появляется.
— Но почему? Неужели он столько лет таит на тебя злобу?
— Это не просто злоба. Это — месть. Он считает меня виновным в смерти брата.
— Мне жаль, что жизнь обошлась с тобой так жестоко.
Патрик взглянул на нее и прищурился.
— Что ж, во всем есть и свои плюсы. Зато я много где побывал и многое видел. К тому же эта вечная гонка превратилась для меня в своего рода игру. — В карих глазах Патрика мелькнула хитроватая усмешка. — По-моему, на этот раз ему трудновато будет меня выследить. Вряд ли он додумается искать меня под самым носом у героя — конфедерата.
— Но, Патрик…
— Ай, Катарина, ты за меня не боись! — с неожиданным ирландским акцентом перебил он. — Уж как-нибудь да я за себя постою!
— Забавно, как твое ирландское подвывание то появляется, то исчезает, — улыбнулась она, но тут же спохватилась. — Но будь осторожнее, прошу тебя.
— Так я и дался в руки какому-то там Кнуту, держи карман шире! — Он крепко обнял ее и уже без всякого акцента сказал: — Не волнуйся. Если мне придется неожиданно исчезнуть, я как-нибудь дам тебе знать.
— Только смотри… — Она вдруг умолкла, услыхав испуганный крик Коула.
— Боже, что там у них случилось?.. — И, торопливо поцеловав брата, она приподняла подол юбки и побежала в ту сторону, откуда доносились сердитые крики мула.
Джонатан с досадой швырнул газету на стол. Последние пятнадцать минут он тупо глядел в одну и ту же страницу, но так ничего и не понял.
И с чего это Кейт так взбеленилась? Он ведь всего-навсего хотел дать ей добрый совет. Он не делал ничего дурного… Он, черт побери, даже пригласил Клея в дом, чтобы тот мог «продолжить знакомство»!
Безуспешно пытаясь заглушить в себе угрызения совести, Джонатан допил свой кофе. Что на него накатило в тот момент, когда они с Клеем вошли в кухню, а из его спальни появилась Кейт? Ни с того ни с сего Клей вдруг ему решительно разонравился. Не вмешайся он, Джонатан, вовремя, Кейт, глядишь, уже растаяла бы как свечка перед этим щеголем — если еще не растаяла.
Разумеется, говорил себе Джонатан, ей неприятно, что он вмешивается в ее дела, — но ведь он всего-навсего хотел оградить ее от опытного обольстителя, с какими ей наверняка не приходилось сталкиваться. Ясно же, что никакой такой «умудренности», несмотря на ее недолгое пребывание в «Золотой шпоре», у нее нет. Имей она хоть каплю здравого смысла, она бы прислушалась к советам старшего, а не вылетала из дома, как пробка из бутылки…
Джонатан поднялся, но в этот момент взгляд его упал на оставленную на столе посуду. Смутно надеясь хоть этим умилостивить Кейт, он опустил тарелку с чашкой в посудный котел. Случись Чарли в этот момент быть на кухне, он, пожалуй, решил бы, что его компаньон свихнулся.
Джонатан и сам не понимал, отчего он вдруг так разволновался. Он что, боится, что Клей вскружит ей голову и умыкнет ее? «Вот ведь проклятая баба!» — выругался он про себя. За какие-то несколько недель он к ней ужасно привык.
Ему нравилось приходить в чисто прибранный дом, где его ждал вкусный горячий ужин. Сказать по чести, не меньше ужина ему нравилась ее веселая болтовня за столом и эти восхитительные светло-карие глаза, в которых отражалось ее настроение. Когда она сердилась, в них вспыхивали коричневые искорки, но в минуты радости глаза ее неожиданно зеленели, и наблюдать за этим было так же забавно, как следить за волной ее румянца.
— Миссис Мерфи! Миссис Мер… Па! — В дом ворвался бледный, с расширенными глазами, Коул. — Крутолобый скинул Леви в ручей! Я вытащил его на берег, но он не шевелится!..
Джонатан отшвырнул посуду и вместе с Коулом бросился за дверь. В это время Кейт уже подбегала к ручью. Не обращая внимания на юбки, задравшиеся выше колен, она со всех ног мчалась к Леви, без чувств распростертому на земле. Когда подбежал Джонатан, она, стоя на коленях, уже склонилась над мальчуганом.
— Леви!.. Леви, миленький, ну открой глаза!.. — Кейт в отчаянии теребила его руку, по лицу ее текли слезы. — Слава Богу, что вы здесь! — обернулась она к Джонатану. — Нужна какая-нибудь мокрая тряпка, скорее!
Джонатан выхватил из кармана чистый носовой платок, окунул его в ледяную воду ручья, отжал и принялся заботливо обтирать им бледное личико сына.
— Он… Он… умер? — Коул, по-видимому, боялся самого худшего и к тому же задохнулся от быстрого бега, поэтому голос его предательски дрогнул.
Кейт ободряюще взглянула на младшего брата.
— Нет-нет, что ты, он дышит, и сердце бьется…
Леви застонал, веки его затрепетали. Наконец он открыл глаза, несколько секунд непонимающе глядел на Джонатана и Кейт, потом снова их закрыл.
— Чертов мул! — пробормотал он. — Он меня нарочно перекинул через голову.
— Как чувствуешь себя, сынок?
— Как, как… Как будто этот противный мул втоптал меня в грязь… Сначала он вообще не хотел идти. А потом вдруг сорвался с места и понесся прямо к ручью…
Кейт с облегчением вздохнула и прижала мальчика к себе.
— Слава Богу, что с тобой все в порядке. Испугал нас всех до полусмерти.
Джонатан потянулся похлопать сына по плечу, но нечаянно задел при этом руку Кейт. Их взгляды встретились лишь на краткий миг, но успели сказать друг другу многое. Конечно, в глазах обоих читалось облегчение оттого, что все обошлось, но не только. Было что-то еще, чего ни один из них не ожидал. Оба были застигнуты врасплох и отпрянули друг от друга, словно обжегшись.
9
— По-моему, сегодня дождь пойдет, — заметил Джонатан.
— Кто его знает. — Чарли прищурился. — С виду вроде непохоже.
— Похоже или непохоже, а дождевик ты лучше возьми.
Кейт, которая домывала посуду, мельком взглянула на яркое утреннее солнце за окном и вернулась к своей работе. Только по плотно сжатым губам можно было догадаться, что она слышала разговор за столом. Да пусть они хоть что угодно ей говорят, хоть клянутся, что ровно в полдень грянет ураган, — все равно она не откажется от сегодняшней прогулки!
— Сегодня, как рассвело, видел твоих сорванцов возле своего дома. Сказали, охотятся, — сообщил Чарли, отхлебнув кофе.
— Это верно. Они мне уже две недели долдонили, чтобы пустил их на охоту. В конце концов пришлось уступить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики