ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


В следующий раз индеанка появилась на пороге, лишь когда вся посуда была перемыта, а мальчики уже отправились спать.
— Она уснула, — сказала Луноцветка. — Но у нее печальный дух. — И, не говоря больше ни слова, она завернулась в одеяло и вышла в ночь.
— Ну, значит, пора. — Поднявшись из-за стола, Чарли надел пальто и шляпу.
— Передай Лунонветке от меня спасибо, Чарли.
Джонатан еще несколько минут неподвижно сидел у стола, потом тяжело вздохнул, приоткрыл дверь маленькой спальни и некоторое время смотрел на спящую женщину. Оглядев комнату, он вздохнул с облегчением: Луноцветка все убрала. В глубине души он боялся того, что могло ждать его за этой дверью.
Та страшная ночь, когда ему в последний раз пришлось быть свидетелем родов, снова отодвинулась от него и сделалась всего лишь воспоминанием. Прошлое переплелось в этом кошмаре с настоящим. Он брал за руку Кейт, но это почему-то оказывалась рука Мэри. Он обтирал платком ее лоб и бормотал слова утешения, но слова эти тоже предназначались для Мэри, его жены. Только сейчас последние душераздирающие крики Мэри во время родов начали затихать в его памяти. Оставалась лишь тревога о Кейт.
Он снова вгляделся в ее осунувшееся лицо: оно было белее ее рубахи, лишь под глазами залегли темные круги.
От света фонаря веки Кейт затрепетали, и она открыла глаза. Не понимая, что с ней, она с трудом сосредоточила взгляд на знакомом силуэте в дверях.
— Джонатан, это ты?
— Извини, я не хотел тебя будить. Как себя чувствуешь?
— Слабость.
— Ну, тогда не буду мешать…
— Нет! — торопливо перебила она. — Пожалуйста!.. Я боюсь одна.
Помедлив, Джонатан шагнул в комнату и повесил фонарь на крюк в стене.
— Хочешь поужинать? — нерешительно спросил он.
— Спасибо, я не голодна.
— Может, попьешь воды?
— Нет, спасибо. — Она смущенно тронула рукой волосы. Узел, обычно туго закрученный на затылке, растрепался и сполз вниз. — Дай мне, пожалуйста, щетку для волос, — попросила она, дрожащими пальцами нащупывая шпильки.
Джонатан покачал головой и подал ей щетку с умывальной полочки. Вот это по-женски, подумал он: на дворе глубокая ночь, сама только что прошла сквозь адские муки, а она беспокоится, хорошо ли у нее лежат волосы.
Вытащив последние шпильки, Кейт взяла у него щетку и начала медленно разбирать спутанные пряди.
Джонатан несколько минут наблюдал за ее неловкими попытками и наконец мягко, но решительно отобрал у нее щетку.
— Позволь, я помогу.
Огромные карие глаза удивленно вскинулись на него, и немного погодя она молча повернулась к стене.
Джонатан сел на край постели и начал осторожно ее расчесывать, чувствуя, что это приносит ей облегчение. Держа в руках роскошные густые пряди, Джонатан поражался, как он до сих пор не замечал, что у нее такие прекрасные волосы: под его пальцами они струились как шелк. Они как сама Кейт, подумал Джонатан. Их красота видна, только если присмотреться.
Он надеялся, что Кейт заснет, убаюканная его монотонными движениями.
— Это был мальчик, — вдруг тихо сказала она. — Мы всегда мечтали о сыне.
— Кейт…
— У нас с Брайаном были такие планы… Как нарожаем детей, будем жить на ферме, вместе стареть… Все мои мечты умерли вместе с Брайаном. А потом я узнала, что у меня будет ребенок от него, и показалось, что жизнь еще не кончена, что есть ради чего жить…
— Кейт… — Джонатан осторожно развернул ее к себе лицом. — Не терзай себя так. Я понимаю, какое это горе. Выпусти его наружу! Кричи, плачь… делай, что хочешь, но только не держи в себе.
Кейт целую минуту молча глядела на него, потом глаза ее наполнились слезами, и она разрыдалась, уткнувшись ему в плечо.
— О Боже, Джонатан! Как мне больно.
— Я знаю, Кейт. — Джонатан закрыл глаза и крепко прижал ее к себе.
16
— Мы пробудем почти весь день на пастбище. Что-нибудь нужно, пока мы еще здесь? — спросил Джонатан, стоя у двери.
Кейт рассеянно теребила одеяло.
— Нет, спасибо. У меня все есть.
Джонатан кивнул и собрался уходить. Вот уже три дня с тех пор, как она разрыдалась у него на груди, Джонатан был безупречно, бесконечно добр. Он обращался с ней очень бережно, старался держать сыновей подальше от ее комнаты и говорил, чтобы она не думала вставать, пока совсем не поправится. Ей же пока хотелось только одного — спать, спать… Может, с ней что-то не то, смежая веки, успела подумать она. Может, нужно…
Когда она опять проснулась, солнце стояло уже высоко. Щурясь на свет, она не сразу узнала Луноцветку, стоящую перед раздвинутыми ставнями.
— Луноцветка?
— Вставай. Плохо много лежать. — Луноцветка наклонилась и сдернула с нее одеяло.
— Луноцветка, я думаю…
— Ты слишком думаешь. — Достав откуда-то пару мягких мокасин, индеанка надела их ей на ноги. — Тело здоровое, дух больной. — Она настойчиво потянула Кейт за руку и заставила ее подняться с кровати, после чего, набросив ей на плечи одеяло, вытолкала на кухню. — Ты меня лечила. Теперь я тебя лечу.
Ослабевшая Кейт не могла противиться напору индеанки, и вскоре та вытянула ее из дома и потащила к ручью. Они спустились вниз по течению до покинутой бобровой запруды. Кейт, ничего не понимая, растерянно озиралась. Тут в зарослях она заметила небольшую поляну, на которой, между двумя раскидистыми ивами, примостилось странное куполообразное сооружение. Сооружение было высотой ей по плечо и покрыто кожами, одна из которых — очевидно, над входом — могла свободно откидываться. Из отверстия наверху купола курился дымок.
— Что это? — спросила Кейт.
— Парильня. Я делала для тебя.
— Для меня? Но я не понимаю, как…
— Когда Кейт меня лечит, я тоже не понимаю, но боль уходит.
— Ты хочешь сказать, что это мне поможет?
— Это поможет вот тут. — Луноцветка ткнула себя в грудь, где находится сердце.
Вскоре, следуя указаниям Луноцветки, обнаженная Кейт оказалась внутри темной парильни. Сидеть было очень неудобно. Посередине возвышалась груда раскаленных камней — Луноцветка время от времени плескала на них водой, и тогда женщин окутывало густое облако. Поначалу Кейт задыхалась в клубах обжигающего пара, но вскоре, как ни странно, привыкла и стала втягивать в себя горячий влажный воздух чуть ли не с удовольствием.
— А почему мне это должно помочь? — спросила она.
— Мой народ делает так, чтобы… — она неопределенно повела рукой. — Как будет — убирать все грязное?
— Очищать?
Луноцветка кивнула.
— Да. Очищать дух. Тогда дух излечится. — И, раскачиваясь взад и вперед, она монотонно забормотала что-то на своем языке.
Несколько минут Кейт следила за ней, но вскоре глаза ее сами собой закрылись. Кейт не знала, сколько прошло времени, но мало-помалу черный занавес над ее сердцем стал медленно приподниматься.
Наконец Луноцветка замолчала и сделала ей знак следовать за ней. Они выбрались наружу.
Кейт полагала, что они сейчас вытрутся и начнут одеваться, но, к ее немалому удивлению и даже тревоге, Луноцветка схватила ее за руку и потащила к запруде.
Ледяная вода коснулась ее распаренной кожи… В первую секунду у Кейт перехватило дыхание, но потом вдруг, так же быстро и неожиданно, она привыкла к обжигающему холоду, ей стало казаться, что вокруг нее не вода, а жидкий шелк, ласкающий ее члены, и она испытала неведомое доселе наслаждение.
Так они плавали в холодной запруде, пока Луноцветка не подала знак выходить. Вытираясь и натягивая свою ночную рубаху, Кейт поразилась происшедшим в ней переменам. Парильня как будто обессилила ее, и все же она определенно чувствовала себя бодрой и обновленной.
Дома Кейт начала благодарить Луноцветку, но та лишь качнула головой:
— Луноцветка тоже очищала свой дух. — И ушла, оставив Кейт гадать, за что судьба посылает ей таких прекрасных подруг.
Джонатан вернулся через несколько часов. Войдя в дом как можно тише — чтобы не беспокоить Кейт, — он поднял голову и застыл на месте. Кейт, вопреки его предположениям, не только не томилась более в затемненной комнате, она не только была одета и на ногах — она вынимала хлеб из печи!
— Ты зачем встала?
Кейт удивленно подняла на него глаза.
— А, Джонатан!.. Я не заметила, как ты вошел. — Она поставила противень с хлебом на стол и выпрямилась. — Вообще-то я чувствую себя гораздо лучше. Луноцветка устроила для меня настоящую индейскую парильню, и мы с ней ходили туда — излечиваться, как она мне объяснила.
— И что, излечились?
— Конечно… Господи Боже мой, опять они дерутся! — воскликнула Кейт, когда из отворенной двери донеслись возбужденные голоса Леви и Коула.
Она поспешила во двор разбираться, и Джонатан отступил в сторону. Слушая, как она увещевает драчунов, он нацепил шляпу на гвоздь и улыбнулся. Хорошо, черт побери, когда все в доме опять встает на свои места.
17
— Добрый день, Кейт.
— А, Клей! Входи. — Выполняя свое обещание, Клей продолжал бывать у Кентреллов довольно часто, так что даже Кейт в конце концов привыкла «обходиться без формальностей».
— А я за тобой, — с улыбкой сказал Клей. — Хочу пригласить тебя покататься.
— Покататься?.. — Кейт окинула взглядом сверкающую чистотой кухню. Джонатан уехал в поселок, мальчики с Чарли на пастбище, для ужина еще рановато. — Что ж, с удовольствием. Сейчас только оденусь.
Набросив на плечи плащ, Кейт закрыла дверь и взяла Клея под руку.
— Что нового на выборах? — спросила она, взбираясь с его помощью на сиденье черно-красной тележки.
— Я, собственно, затем и приехал. — Клей уселся рядом с ней и взялся за вожжи. — Хотелось, чтобы ты первой услышала радостную весть.
— Радостную? — Глаза Кейт расширились. — Значит, ты все-таки победил?
— Перед тобой полноправный делегат, избранный населением территории в полном соответствии с законом. — Клей напоминал хвастливого мальчишку.
— Ах, Клей, как замечательно! Из тебя получится прекрасный политик, — заверила Кейт.
— Вероятно, в конце следующей недели мне придется уехать.
— Так скоро?
— Думаю закончить к тому времени все дела. У меня, слава Богу, есть надежные помощники — на них я могу спокойно оставить ранчо хоть до весны.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики