науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Невеста – 2

OCR Альдебаран
«Заморская невеста»: АСТ; Москва;
Оригинал: Mary Putney, “The China Bride”
Перевод: У. В. Сапцина
Аннотация
Mary Jo Putney «The china bride»
Перевод с английского У.В. Сапциной
Никто и подумать не мог, что хрупкий юноша-переводчик, служащий у богатого китайского купца, на самом деле… прелестная юная девушка Трот Монтгомери.
Никто, кроме приехавшего в Китай неотразимого шотландца Кайла Максвелла. Этот бесстрашный путешественник, полюбивший Трот горячо и нежно, готов на все, чтобы помочь ей в час смертельной опасности, помочь, даже рискуя собственной жизнью.
Мэри Джо Патни
Заморская невеста
Часть 1
В ПОГОНЕ ЗА МЕЧТОЙ
Пролог

Шропшир, Англия
Декабрь 1832 года
Такого мороза она никак не ожидала. Дрожа от холода. Трот Монтгомери выбралась из тряского наемного экипажа и плотнее запахнулась в плащ, спасаясь от пронизывающего до костей декабрьского ветра. Она знала, что Великобритания расположена далеко на севере, но после долгих лет, проведенных в тропиках, жгучий холод застал ее врасплох.
На протяжении всего долгого и трудного путешествия Трот подгоняло нетерпение, но теперь, в преддверии встречи с незнакомыми людьми, ей вдруг стало страшно. Умышленно медля, она спросила возницу:
– Это и есть Уорфилд-парк? Мне он представлялся совсем другим…
Возница закашлялся, прикрывая рот рукой в перчатке.
– А что же еще? Это тот самый Уорфилд. – Он вытащил из экипажа единственный ковровый саквояж Трот, поставил его на землю рядом с ней, снова влез на козлы и хлестнул лошадей, торопясь поскорее вернуться домой, в Шрусбери.
Трот заметила собственное отражение, мелькнувшее в оконном стекле прогрохотавшего мимо экипажа. Она была одета в простое темно-синее платье, самый скромный, респектабельный и европейский из своих нарядов, и все-таки отражение показалось ей безобразным, а темные волосы и узкие глаза – безнадежно азиатскими.
Но отступать было уже поздно. Подхватив саквояж, Трот нерешительно поднялась на крыльцо особняка с вытянутым фасадом и остроконечной крышей. Наверное, летом этот серый каменный дом выглядел приветливо и живописно, но теперь, в зимних сумерках, он казался унылым и мрачным. Ей здесь не место, в этом мире ей вообще некуда идти.
Трот снова задрожала, но уже не от ветра. Хозяева особняка вряд ли обрадуются, услышав принесенную ею весть, – хорошо еще, если ее пустят переночевать, хотя бы из уважения к памяти Кайла.
Подойдя к двери, она постучала в нее массивным молотком в виде головы сокола. После томительного ожидания дверь открыл лакей в ливрее. Окинув Трот взглядом, он надменно приподнял бровь.
– Вход для прислуги с другой стороны дома.
Его презрение заставило Трот вызывающе вскинуть голову.
– Я к лорду Грэхему, по поручению его брата, – ледяным тоном отозвалась она, старательно подражая шотландскому выговору.
Лакей нехотя впустил ее в холл.
– Позвольте вашу карточку.
– У меня ее нет. Я… только что вернулась из путешествия.
Лакею явно не терпелось вышвырнуть ее за дверь, однако он не посмел.
– Лорд Грэхем и его жена ужинают. Вам придется подождать здесь. Как доложить о вас, когда он освободится?
Онемевшими от холода губами Трот едва выговорила фамилию, которую так и не привыкла считать своей.
– Скажите, что приехала леди Максвелл. Жена его брата.
Лакей вытаращил глаза.
– Я сию же минуту доложу о вас хозяину.
Слуга торопливо удалился, а Трот оправила плащ и принялась вышагивать по нетопленому холлу, изнывая от волнения. А если, узнав обо всем, хозяин особняка прикажет высечь ее? Говорят, знатные лорды сурово наказывают гонцов, приносящих дурные вести…
Она сбежала бы отсюда, предпочла бы злую северную стужу, если бы не хриплый голос, эхо которого до сих пор звучало у нее в голове: «Извести моих родных, Мэй Лянь. Они должны узнать о моей смерти». Хотя Кайл Ренбурн, десятый виконт Максвелл, относился к Трот дружески, она не сомневалась, что его призрак будет неотступно преследовать ее, если она не сумеет выполнить его последнюю просьбу.
Стараясь успокоиться, она сняла перчатки, выставив напоказ узорное кольцо в кельтском стиле, подаренное Кайлом, – единственное подтверждение ее словам.
За ее спиной послышались шаги. Смутно знакомый голос произнес:
– Леди Максвелл?
Обернувшись, Трот увидела вошедших в холл мужчину и женщину. Женщина была миниатюрна, как уроженка Кантона, но с изумительными серебристо-белокурыми волосами, редкостными даже здесь, в стране «заморских дьяволов». Незнакомка смотрела на Трот с любопытством, как кошка, но без враждебности.
Мужчина повторил:
– Леди Максвелл?
Трот перевела взгляд на него. Кровь отхлынула от лица, холод пронзил ее до мозга костей. Этого не может быть! Мужчина оказался рослым, гибким, хорошо сложенным, с точеными чертами лица и ярко-синими глазами. Волнистые каштановые волосы, крохотная ямочка на подбородке, горделивая осанка. Точная копия умершего человека. Этого не может быть! С этой последней, ошеломляющей мыслью Трот лишилась чувств.
1

Макао, Китай
Февраль 1832 года
Кайл Ренбурн, десятый виконт Максвелл, умело маскировал раздражение, учтиво приветствуя десятки живущих в Макао европейцев, собравшихся выразить почтение благородному лорду. Наконец, исполнив свой долг перед обществом, он ускользнул на веранду, чтобы в тишине предаться размышлениям о последнем и лучшем из своих приключений, которому предстояло начаться завтра утром.
Просторный, длинный дом высился на одном из крутых холмов Южного Китая. Далеко внизу россыпь огней обозначала кварталы Макао, раскинувшиеся на берегах восточной гавани. Макао, экзотический городок у юго-восточной оконечности устья Жемчужной реки, был основан португальцами, единственным из европейских народов, к которому благоволили китайцы.
На протяжении почти трех столетий этот анклав был домом купцов, миссионеров и пестрого сборища уроженцев разных стран. Кайл ни на минуту не пожалел о том, что прибыл сюда. Но Макао – это еще не Китай, а Кайлу не терпелось отправиться в Кантон.
Он облокотился на перила веранды, с наслаждением подставляя лицо прохладному бризу. Возможно, у него разыгралось воображение, но ему казалось, что ветер напоен ароматами неизвестных пряностей и древних тайн, манящих его в страну, которой он грезил с детства.
На веранду вышел хозяин дома, друг и партнер Кайла Гэвин Эллиот.
– Ты похож на предвкушающего чудо ребенка накануне Рождества.
– Это ты можешь позволить себе хладнокровно ждать завтрашнего отплытия в Кантон. Ведь такие путешествия для тебя – привычное дело, ты здесь уже пятнадцать лет. А для меня это первая поездка. – Помедлив, Кайл добавил: – И наверное, последняя.
– Стало быть, ты возвращаешься в Англию. Здесь тебя будет недоставать.
– Что поделаешь, пора. – Кайл задумался о долгих годах странствий, за время которых он неуклонно двигался на Восток. Он повидал Большую мечеть в Дамаске и бродил по холмам, где проповедовал Иисус. Исследовал Индию – от пестрых, красочных южных равнин до диких безлюдных гор северо-запада. В пути он пережил немало приключений, чудом избегал гибели, благодаря которой его младший брат Доминик мог бы унаследовать фамильный титул – и не стал бы сетовать на жестокую судьбу! Сам Кайл давно утратил юношескую вспыльчивость, и не без причины: в следующем году ему должно было исполниться тридцать пять лет. – Здоровье отца оставляет желать лучшего. Боюсь, как бы мне не опоздать.
– А, вот оно что! Досадно слышать. – Гэвин раскурил сигару. – После того, как Рексхэм уйдет в мир иной, на тебя свалится столько забот, что будет уже не до путешествий.
– С каждым годом мир становится все меньше. Корабли все быстрее бороздят океаны, на карте почти не осталось белых пятен. Китай я приберег напоследок. Отсюда я сразу отправлюсь домой.
– Почему же ты приберег Китай напоследок?
Кайлу отчетливо вспомнился тот день, когда он впервые узнал о существовании. Китая.
– Когда мне было четырнадцать лет, однажды я забрел в одну лондонскую антикварную лавку и нашел там папку с китайскими рисунками и акварелями. Только Богу известно, как они туда попали. Это приобретение стоило мне карманных денег, скопленных за полгода. Рисунки очаровали меня. Казалось, я заглянул в совсем иной мир. Именно тогда я решил когда-нибудь стать путешественником и побывать на Востоке.
– Тебе повезло – твоя мечта сбылась. – В голосе Гэвина сквозила печаль.
Кайл задумался, о чем мечтал в юности его друг, но спросить не решился. Мечты – это самое сокровенное, ими не делятся даже с близкими друзьями.
– Самое заветное из моих желаний неосуществимо. Ты что-нибудь слышал о храме Хошань?
– Однажды видел его изображение. Кажется, он расположен в сотне миль к западу от Кантона.
– Да, это он. Есть ли у меня хоть один шанс побывать там?
– Об этом не может быть и речи. – Гэвин затянулся сигарой, ее кончик ярко вспыхнул в темноте. – Китайцы строго-настрого запрещают европейцам покидать сеттльмент. Тебя не подпустят даже к воротам Кантона, а о поездке по стране и думать забудь.
Кайл знал о сеттльменте, застроенной складами узкой полосе земли между портом Кантона и городскими стенами. Ему уже рассказали о печально известных «восьми законах», которые связывали иностранцев в Китае по рукам и ногам. Но Кайл по опыту знал: решительный человек, располагающий средствами, найдет способ обойти любые законы.
– А может, мне все-таки удастся побывать в глубине страны – если я сумею подкупить какое-нибудь влиятельное лицо.
– Ты не проедешь и мили, как тебя возьмут под стражу. Здесь ты – фань цюй, «заморский дьявол». Ты будешь заметнее, чем слон в Эдинбурге. – Гортанный шотландский акцент Гэвина усилился. – В конце концов тебя, как шпиона, сгноят в губернаторской тюрьме.
– Пожалуй, ты прав.
И все-таки Кайл не собирался отказываться от своих намерений. Двадцать лет храм Хошань существовал в его воображении, олицетворяя покой и неземную красоту. Если есть хоть малейшая возможность посетить его, Кайл был готов рискнуть жизнью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики