науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Джоанна даже не обмолвилась ей о ранее высказанном намерении сына жениться на девушке. Увидев Самиру в первый раз, она одобрила выбор Вильяма Криспина и решила, что пора обучать будущую невестку быть хозяйкой замка.
– Роэз до конца дня будет занята подготовкой похорон Рэдалфа, – сказала она. – Разве не печально, что я не могу даже думать о нем как о родном отце? Я от рождения была лишена отцовской любви. Он теперь просто покойный барон, и вместо горя дочери я чувствую только облегчение, что его больше нет на свете. Самира, мне понадобится твоя помощь. Я не знаю всех этих слуг, за исключением Лиз и одной поломойки, а раз у нас будут гости, предстоит много сделать. Нужно приготовить комнаты для Элана и Пирса, так как больше им не понадобится спать у твоих дверей. И мне нужна новая комната: прежняя – это тюрьма. Покои лорда Рэдалфа должны быть вымыты, вычищены и подготовлены для Вильяма Криспина. Роэз тоже понадобится другая комната; еще нам надо подобрать спальню для отца Эмброуза, не говоря уже о воинах Элана. И всех их надо хорошо накормить. – Продолжая перечислять неотложные дела, она уводила Самиру из зала в сторону кухни.
Пирс нагнал Роэз в тот момент, когда она покидала часовню, где лежало в гробу тело Рэдалфа с одной высокой свечкой в головах и второй – в ногах. Пирс взял Роэз за руку и отвел в сторону.
– Я должен кое-что у вас выяснить, – сказал он ей. – Правда, что вы говорили Бэрду или нет? Вы спали прошлой ночью с Рэдалфом?
– Нет. – Серые глаза Роэз смотрели открыто, и лишь легкая грусть в них напоминала о событиях этого дня. – Правду я сказала вам вчера, сэр Пирс. Уже много лет Рэдалф был не способен выполнять свой супружеский долг. А то, что я сказала Бэрду, было просто слабой попыткой удержать его, чтобы он не вызвал в зал Рэдалфа. Я надеялась дать вам и сэру Элану время придумать, как убежать из Бэннингфорда. Но моя попытка провалилась. Не очень-то я опытна в таких хитроумных делах.
– В этом вы ошибаетесь, миледи. – Пирс вздохнул с облегчением. – Вы изумительно хороши.
– А разве имеет какое-нибудь значение, спала я с моим покойным мужем или нет? – не без волнения поинтересовалась она, внимательно наблюдая за выражением его лица.
– Имеет, и очень большое, – ответил Пирс. – Хотя почему это так, я не могу понять. Я с вами едва знаком. Мне бы это должно быть безразлично.
– Но ведь мы старые друзья, – сказала она. – Я заметила вас еще на свадьбе Джоанны. Поэтому и узнала так быстро, когда вы снова вернулись. Я не могла забыть ваших черных глаз и то, как учтивы вы были со мной, в то время как Рэдалф всегда был непростительно груб.
– Роэз. – Он легко провел рукой по ее щеке, и она повернула лицо, уткнувшись Пирсу в ладонь и наслаждаясь прикосновением к ее телу.
– Мне бы очень хотелось услышать правдивую историю ваших странствий после того, как вы покинули Англию. Могу себе представить, какая бы это была длинная и увлекательная повесть и, наверное, очень романтичная. Вы мне расскажите об этом?
– Нынче вечером мне вовсе не хочется разговаривать. – Он ласково обвел пальцем ее капризную нижнюю губку. Пирс понизил голос до чуть различимого шепота, но все-таки Роэз уловила изумление в его словах. – Однажды любовь посетила меня, но я почти два года отказывался признавать ее. Теперь я стал старше и мудрее. Мне известно, как коротка жизнь. Больше я не буду так слеп.
– Я никогда не получала от мужчины самых малых проявлений любви, – призналась Роэз. – Не изведала ни нежности, ни доброты, пока ты не поцеловал меня в тот первый вечер.
– Тогда это не был поцелуй любви.
– Это я почувствовала, но даже тот первый поцелуй был для меня откровением.
– А если бы я сейчас поцеловал тебя? – прошептал он. – Теперь я страстно хотел бы этого. – К его удивлению, она испуганно попятилась.
– Не здесь, – проговорила она. – Не преданное земле тело покойного Рэдалфа еще лежит в часовне. И не на той постели, где я так бесстрастно проводила ночи с Рэдалфом. Джоанна выразила желание посетить гробницу Криспина, а затем покинуть Бэннингфорд. Когда мы будем в Хафстоне, милорд, барон Аскольский, я уверена, что почувствую… – Она замолчала, подыскивая нужное слово. – Я почувствую себя… готовой отдать вам свою любовь.
– Я буду терпелив, – пообещал Пирс, – хотя это и нелегко.
– Неужели, милорд? Как лестно! – Она одарила его счастливой улыбкой, бросающей вызов ее мрачному вдовьему облачению. Однако Роэз быстро погасила улыбку, потому что появился Уилл, провожавший мать в часовню молиться над гробом Рэдалфа. За ними следовал Элан. Как ни пело сердце Роэз от внезапно обретенной свободы, освобождения от жестокого ига Рэдалфа, обычаи следовало соблюдать; она знала, как важно это для Уилла. На юношу в этот день свалилось слишком многое, и она сделает все возможное, чтобы смягчить траурную церемонию. Ей придется в присутствии Уилла скрывать свои чувства к Пирсу.
– Милорд барон, – обратилась Роэз к Пирсу. – Соблаговолите ли вы присоединиться к нам в часовне или предпочтете не появляться там?
– Я пойду с вами, – ответил Пирс. – Рэдалфу понадобится много молитв, все, какие мы только можем вознести Господу, чтобы он простил непомерные грехи этого человека.
– Это очень великодушно с вашей стороны, сэр, – Уилл приостановился у двери в часовню, – если помнить, как вы пострадали по вине деда.
– Мои воспоминания остались в прошлом. И если продолжать гневаться, это лишь отравит мне душу. Настало время прощать. – Пирс предложил руку Роэз. Так вместе они вошли в часовню вслед за Уиллом, Джоанной и Эланом.
* * *
В течение второй половины этого дня и вечера Роэз держалась на почтительном расстоянии от Пирса. Все свое внимание она сосредоточила на Уилле, который распоряжался и принимал решения, словно был гораздо старше своего возраста. Чуткая Роэз заметила, что он почти ничего не ел ни за полуденной трапезой, ни вечером, а потом вообще исчез из зала задолго до того, как остальные обитатели Бэннингфорда стали готовиться ко сну. Роэз догадалась, что она знает, куда он мог пойти.
Как и ожидала, она нашла его в прежней комнате Джоанны. Он открыл ставни и, став коленями на подоконное сиденье, всматривался в темноту. Келья пленницы была освещена лишь светом звезд и бледным сиянием месяца. Роэз приблизилась к Уиллу и молча встала сзади него. Легким кивком он дал понять, что ощутил ее присутствие.
– Я верил, что она никогда не выходит отсюда по собственной воле, – наконец произнес он. – Каким жестоким был дед, если позволил ей созерцать только этот клочок мира, только то, что видно из этих двух узких окон-бойниц.
– Он еще позволял ей прогуливаться по крепостным стенам. В ясную погоду, – уточнила Роэз, усаживаясь рядом.
– Под стражей. Чтобы она не смогла ни с кем заговорить, – с горечью отозвался Уилл, – и только после того, как ты настояла на этой милости. Как жутко было ей сознавать, что после каждой прогулки она обязана вернуться сюда. Подумать только, я ведь восхищался Рэдалфом и хотел походить на него.
– Ты покинул Бэннингфорд, когда тебе едва исполнилось семь лет, – напомнила ему Роэз. – В конце концов, ты видел его, только когда он гостил у графа Босоувера или когда вы встречались при дворе. Я уверена, что во время этих кратких свиданий Рэдалф был весьма обаятельным. Он умел быть таким. Поэтому ты никак не мог распознать его истинную сущность.
– Я уже дома семь недель, – не согласился Уилл. – Мне всегда говорили, что я не глуп, почему же не понял истинного плачевного положения моей матери?
– Потому что все мы содействовали притворству Рэдалфа, – возразила ему Роэз. – Мы не давали тебе повода усомниться в благородстве деда.
– Ты тоже жила в страхе. – Уилл слегка подвинулся и уселся поудобнее. В слабом свете месяца Роэз едва различала его лицо. – Каким же чудовищем был этот человек.
– По-моему, его сделало таким неистовое желание иметь наследника, – предположила Роэз. – Возможно, он чересчур долго и настойчиво хотел сына и надежда иссякла. Кто может теперь сказать, что было у него на уме? Одно несомненно: после того как убили твоего отца, Рэдалф пошел на все, чтобы скрыть это преступление и обеспечить свою безраздельную власть над землями, которые заполучил столь богопротивным образом. Слава небесам! – теперь весь этот кошмар кончился и все мы начинаем жизнь заново. Ты прекрасно держался сегодня, Уилл. Криспин гордился бы таким сыном.
– Я так мало знаю о Криспине. Все, что вы мне о нем говорили, сводилось к одному: отец был хорошим и честным человеком.
– Он и был таким. По-моему, ты очень на него похож. – Внезапно ее осенило, и Роэз, наклонившись к Уиллу, нежно коснулась его руки. – Если ты хочешь больше узнать об отце, спроси его лучших друзей и родственников. Поговори с Пирсом и Эланом.
– Моими новыми опекунами? – В голосе Уилла прорвалось раздражение из-за этого, как ему казалось, унизительного предложения Эмброуза. – Я вполне способен сам управлять своими поместьями.
– Несомненно, можешь, если судить по сегодняшнему дню, – согласилась Роэз. – Но, Уилл, это ведь всего на несколько месяцев. Пирс считает, что тебя посвятят в рыцари на восемнадцатилетие. И наверное, к тому времени король Стефан подтвердит твое баронство. Используй это время на то, чтобы сблизиться с друзьями отца. Тебе ведь они понравились с первого дня.
– Я так и сделаю.
– Это черта мудрого человека – меняться вместе с новыми обстоятельствами. – Услышав его тихий смех в ответ па ее советы, Роэз решилась задать вопрос, который мучил ее весь день. – Ты уже решил, как поступить с Лиз? Если не знаешь, у меня есть одно соображение.
– Какое же? – Имя Лиз уже не вызывало у него раздражения, он скорее спрашивал шутливо, чем зло, и ободренная этим Роэз стала рассказывать о жене Бэрда.
– Я всегда удивлялась тому, что Лиз, про которую мне говорили, представляя, что это простая рабыня, так хорошо знает хозяйство замка. Теперь я знаю почему. Ее воспитывали как будущую владелицу поместья. Лиз рассказывала, что отец устроил ее брак с одним из своих рыцарей. Став его женой, она бы заботилась о порядке в родовом замке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики